Выпуск  № 240  от  12.12.2013
Реакция на Вассермана
Анастасия ДОЛГОШЕВА

«Последняя лекция великого интеллектуала в 2013 году», – приглашали публику в Лофт Проект ЭТАЖИ на выступление теплофизика, программиста, знатока Анатолия Вассермана. Вассерман как ученого себя не рекомендует, однако работа у него, как у ученого: думать. Чем он и занимается по 18 часов в сутки без выходных и отпусков.
Среди многих вопросов на своей лекции Вассерман поднял тему «Воссоединение империй», а также сообщил, как ему видится в этом контексте перспектива вхождения в ЕС Украины – Анатолiй Олександрович, как известно, родом из Одессы.

Колониальные и континентальные

Воссоединение империй – это как бы в противовес устоявшемуся постулату «Империи всегда расползаются». Расползаются – да не всегда. То есть не все.

Колониальные империи, говорит Вассерман, состоят из клочков, разбросанных по всему свету, и сообщение между ними занимает довольно много времени. Еще относительно недавно, в 1982-м, когда аргентинские войска захватили Фолклендские острова, Великобритании понадобилось два месяца, чтобы собраться с силами (военными) в том районе, и что-то вроде месяца ушло на то, чтобы выбить оттуда аргентинцев. Что уж говорить о давних временах: восстание сипаев, начавшееся в 1857 году, англичанам удалось подавить только к концу 1858-го – слишком долго перебрасывали войска.

– В таких условиях единственный способ не допустить распада империи – давить народы со страшной силой, – комментирует Анатолий Вассерман. – Давить, чтобы не появилось ни малейшей мысли о неповиновении, чтобы не появились люди, способные управлять колонией вне состава империи.

Но когда-нибудь силы, расходуемые на прессинг, оказываются дороже выгоды от владения колонией, которая к тому же из-за постоянного давления не развивается и нищает.

– Те же англичане, когда захватывали Индию в XVIII – начале XIX века, при завоевании очередного из множества индийских королевств уничтожали там ткацкие станки и отрубали один-два пальца ткачам, чтобы обеспечить рынок сбыта для английских тканей.

Но деньги у колонии, чтобы скупать привозной товар, иссякают; собственное производство не развивается – и колония становится «убыточным предприятием». Империя распадается.

– Когда в начале 1990-х нам говорили, что империи всегда распадаются, опускали это определение, «колониальные». Но есть и другой тип империи, континентальный.

Это, объясняет Вассерман, когда народы веками живут бок о бок и находят способы взаимовыгодного взаимодействия, а империя просто устраняет помехи к такому сотрудничеству.

– Благодаря тому что континентальные империи формируются в первую очередь самими народами, они, если даже распадаются, потом воссоздаются заново.

Посмотрите на нынешний Евросоюз: это ж европейская часть Римской империи. Ну да, в Римской империи не наблюдалось ни Польши, ни Прибалтики – ну так и сейчас они вписываются в ЕС как-то боком и, как говорит Вассерман, «проводят там не столько общеевропейские и даже не свои собственные, а американские интересы и служат довольно мощной помехой во многих внутриимперских процессах».


Украина в ЕС не пойдет

Или возьмем – ну да, Российскую империю. Она, говорит Анатолий Александрович, в значительной степени воспроизводит контуры монгольской империи.

Сметливые слушатели поняли, к чему клонит спикер: если континентальные империи возрождаются, то Украина в ЕС не войдет. А тесно прижмется к России.

На то есть, полагает Вассерман, и экономические причины. В начале 1980-х было опубликовано исследование группы западноевропейских экономистов. Они пришли к выводу, что самый важный фактор окупаемости новых разработок – общая численность населения на том рынке, где эту разработку внедряют. Если население меньше порога окупаемости, разработку, даже превосходную, внедрять бесполезно.

По результатам того исследования порог окупаемости в тогдашнем европейском экономическом сообществе составлял примерно 300 млн человек. И, отметил Вассерман, довольно скоро после исследования начались переговоры о преобразования Европейского экономического сообщества в ЕС (т. е. полная ликвидация всех экономических различий в пределах общего рынка). Это раз. Два: успехом завершились переговоры об образовании североамериканской зоны свободной торговли (туда кроме США, которые Вассерман называет «Соединенные Государства Америки», вошли Канада и Мексика). Шли переговоры о создании тихоокеанской зоны свободной торговли, да заглохли, потому что экономики этих стран ориентированы не друг на друга, а на ту же Западную Европу и Северную Америку.

Вассерман, следуя логике того исследования, пришел к выводу: в Советском Союзе порог окупаемости составлял примерно 250 млн человек (с населением 293 млн СССР мог создавать разработки для своего внутреннего рынка, вообще не ориентируясь на экспорт), а сейчас, если порог окупаемости в Евросоюзе подпрыгнул до отметки аж 400 млн человек, то на постсоветском пространстве он понизился примерно до 200 млн.

Ни одна из бывших советских республик (и Россия тоже) этого порога окупаемости не достигает. Его не достигает даже Таможенный союз, состоящий из России, Белоруссии и Казахстана. А вот если к этому союзу присоединится Украина, «он обретает самодостаточность и способность развиваться независимо от тех кошмаров, которые сейчас творятся в мировой экономике».

Вассерман даже предвидит, что, как во времена первой Великой депрессии Советский Союз резко ускорил свое промышленное развитие (Запад был вынужден искать новые рынки сбыта на любых условиях), то и сейчас «мы сможем воспользоваться второй Великой депрессией примерно таким же образом». При условии, однако, что экономический блок в правительстве совершенно изменится, отмечает Вассерман, переориентируется с интересов торговцев на интересы промышленников.


Не присоединиться ли к Турции?

Молодой человек из публики задал вопрос: «А почему руководство Украины хочет в Евросоюз?». Анатолий Александрович начал издалека. Вспомнил одного замечательного гетмана – Петра Дорошенко («работал на должности» в 1665 – 1676 гг.). Тот заявлял, что Украину надо объединять не то что с Россией или с Польшей – а с Турцией. Казачьи старшины, конечно, поинтересовались: ты шо, батьку, с глузду зъихав?

Дорошенко разъяснял: если Украина объединится с единородной единоверной единоязычной ей Россией – скоро полностью с ней сольется и не будут нужны ни отдельный гетман, ни отдельные старшины. А вот если Украину влить в состав инородной иноязычной иноверной Турции – то, с одной стороны, у Турции хватит сил не отдавать Украину России, а с другой – будет Украина в составе Турции инородным телом и потому уместна в ней будет своя отдельная власть.

Ясно, какие параллели проводит Анатолий Александрович. По исследованиям социологической службы «Гэллап» в 2008 году, 5/6 граждан Украины по родному языку – русские, «и это значит, что любое экономическое объединение Украины с Россией очень скоро обернется полным политическим единством». Вассерман цитирует ленинское «политика – концентрированное выражение экономики». И при таком раскладе президент Украины «будет иметь в лучшем случае статус представителя президента РФ по Юго-Западному федеральному округу», что украинскому руководству не очень интересно.

– И ради того чтобы оставаться хотя бы формально независимыми, они готовы пожертвовать реальной независимостью, потому что соглашение об ассоциации Украины с ЕС дает Евросоюзу колоссальные дополнительные права, а Украине – колоссальные дополнительные обязанности, прав же у Украины не остается вообще.

...Лекция затянулась дольше намеченных двух часов; продлилась еще и автограф-сессией – так что реакция на Анатолия Александровича оказалась положительной.

ФОТО с сайта http:/www.liveinternet.ru
 



Copyright (C) 2000 Издательский дом "С.-Петербургские ведомости"
191025 Санкт-Петербург, Ул. Марата 25. Телефон: +7 (812) 325-31-00 Факс: +7 (812) 764-48-40
E-mail: post@spbvedomosti.ru