Выпуск  № 180  от  20.09.2012
Защита Колобанова
Несколько вопросов российским военным и чиновникам
Денис БАЗУЕВ

Хорошо помню, как год назад, в августе, я всматривался в строчки новостных сообщений – все надеялся, что вот-вот пройдет информация
о том, что отважный танкист Зиновий Колобанов награжден Звездой Героя, и с исторической несправедливостью наконец покончено. Ждал этого не я один, ждали многие. И не только в Гатчинском районе Ленобласти, где как раз в те дни отмечалось 70-летие легендарного боя, который провела танковая рота старшего лейтенанта Колобанова. Кстати, накануне этого события только в Ленинградской области, по данным РИА «Новости», было собрано около 60 тысяч подписей в поддержку того, чтобы Зиновию Колобанову было присвоено звание Героя России.
Однако ожидаемое сообщение так и не пришло...

Один против танковой колонны врага.Постоянные читатели «СПб ведомостей» уже наверняка поняли, о чем пойдет речь, газета не раз возвращалась к этой теме. Для тех, кто не в курсе, коротко напомню.

20 августа 1941 года на дальних подступах к Ленинграду танковая рота 1-го танкового полка 1-й Краснознаменной дивизии под командованием старшего лейтенанта Зиновия Григорьевича Колобанова в составе 5 тяжелых танков «КВ-1» отразила атаку двух немецких танковых дивизий. Танковое сражение началось утром и продолжалось весь день. Враг понес тяжелые потери, были уничтожены 43 немецких танка. Причем боевая машина самого командира роты уничтожила 22 вражеских танка. Как опытный гроссмейстер, он провел блестящую защиту и обыграл двух немецких генералов – командиров 1-й и 8-й танковых дивизий. За тот бой Колобанов был представлен тогда же к званию Героя Советского Союза, но наградили его только орденом Красного Знамени.

Спустя почти сорок лет, в 1983 году, эту историю буквально из небытия вытащил журналист Игорь Лисочкин, его статья «Мир смотрит на равнину» стала первым достаточно подробным рассказом о бое под Войсковицами. После этого в стране, можно сказать, началось целое движение за присвоение танкистам – участникам уникального боя и прежде всего, конечно, их командиру звания Героев Советского Союза. В нем участвовали ветераны войны, историки, поисковики, люди разных возрастов и профессий. Но всем без исключения управление кадров Минобороны разъясняло, что, по существующим законоположениям, это невозможно. Так все хлопоты ничем и закончились. Потому, может быть, история боя в последующие годы вновь несколько ушла в тень...

Но не забылась. Жители Ленинградской области и Петербурга помнят и чтят героев-танкистов. Для них Зиновий Григорьевич – действительно народный герой. В мае и июне прошлого года последовало два обращения к властям по поводу присвоения Колобанову Звезды Героя. Одно из них прозвучало со страниц «СПб ведомостей» и было адресовано тогдашнему президенту страны Дмитрию Медведеву. Другое – на имя спикера Госдумы Бориса Грызлова – подписали депутаты городского ЗакСа (оно тоже было обнародовано в СМИ).

Ветераны войны и люди молодые, думаю, в глубине души надеялись, что их призыв наверху услышат и положительное решение все-таки будет принято. Особенно ждал этого Владимир Федорович Мельников – последний здравствующий участник того знаменитого боя танкистов роты старшего лейтенанта Колобанова.

Да в любом случае что-то же должно было быть сказано в ответ!

О том, что этот ответ был, удалось узнать случайно. В архивах петербургского Законодательного собрания он лежал, оказывается, уже больше года.

Еще 15 июля 2011 года начальник Главного управления кадров Министерства обороны В. П. Горемыкин в письме тогдашнему председателю ЗакСа В. А. Тюльпанову сообщил, что награждение Колобанова званием Героя России нецелесообразно.

А 28 августа уже нынешнего, 2012-го, года ответ из Министерства обороны неожиданно пришел и мне как автору статьи о З. В. Колобанове, опубликованной в «СПб ведомостях» 6 мая 2011 года.

Подписал его заместитель начальника 3-го управления Главного управления кадров А. В. Руг.

Внимательно прочитав оба послания, хотел бы через газету задать несколько вопросов российским военным и чиновникам.

Почему в нашем ЗакСе не сочли необходимым сразу ознакомить общественность с официальным ответом на обращение депутатов?
Почему ответ, адресованный лично мне, пришел лишь спустя год, когда я сам стал активно интересоваться судьбой своего запроса?

И так ли уж аргументированно доказывают товарищи из Министерства обороны свою правоту, отказывая пусть в посмертной, но заслуженной награде герою-танкисту?

«...В настоящее время подвергать сомнению и пересматривать решение о награждении З. Г. Колобанова, а также определить мотивы, которыми руководствовалось вышестоящее командование при изменении вида награды офицеру, не представляется возможным», – указывают они.

Но разве так уж трудно догадаться насчет «мотивов»?
Посмотрите статистику по награжденным званием Героя Советского Союза за 1941 – 1945 годы. В 1941-м, когда наша армия отступала, Звезду Героя практически не давали. Соверши Колобанов свой подвиг не в 1941 году, а в 1943-м, несомненно, он бы получил высокую награду и за меньшее количество уничтоженных немецких танков...

Еще один аргумент военных начальников: изменил вид награды Зиновию Колобанову «командующий войсками Ленинградского фронта в пределах предоставленных ему полномочий», и, дескать, теперь поправить это уже нельзя.
Почему нельзя?

В послевоенное время есть по крайней мере три ярких случая, когда было «подвергнуто сомнению» решение «вышестоящего руководства», и герои получили свои заслуженные награды посмертно.

Легендарный подводник капитан 3-го ранга Александр Иванович Маринеско за потопление немецкого транспорта «Вильгельм Густлов» и проведение ряда успешных операций 20 февраля 1945 года командиром дивизиона Орловым был представлен к званию Героя Советского Союза. Но «вышестоящее руководство» понизило статус награды, и 13 марта 1945 года отважный подводник получил орден Красного Знамени. (Наградной лист есть на сайте «Подвиг народа».) По воспоминаниям знавших Маринеско, это был для него тяжелый удар. До самых последних своих дней Александр Иванович переживал эту несправедливость.

Ситуация в точности как у Зиновия Григорьевича Колобанова. Но в случае с Маринеско справедливость все-таки восторжествовала: в мае 1990 года ему было присвоено звание Героя Советского Союза посмертно...

Самый успешный советский танковый ас Дмитрий Федорович Лавриненко в тяжелых боях под Москвой в 1941 году подбил 52 танка противника, был представлен командиром 1-й гвардейской танковой бригады Михаилом Ефимовичем Катуковым к высокому званию Героя Советского Союза. Но опять «вышестоящее руководство» заменило награду на орден Ленина. (Наградной лист также есть на сайте «Подвиг народа».) В декабре 1941 года Лавриненко погиб в бою, но 5 мая 1990 года звание Героя Советского Союза ему было присвоено посмертно...

Еще одна история – летчика-штурмовика лейтенанта Василия Леонтьевича Дегтярева. 9 июля 1942 года его штурмовик Ил-2 был поврежден зенитным огнем противника. Летчик был вынужден совершить посадку рядом с местом, где немецкий учебный батальон занимался физподготовкой. Около 500 немецких солдат, взяв в руки оружие, толпой бросились к поврежденному советскому самолету. Но лейтенант Дегтярев открыл шквальный огонь. Два пулемета и две автоматические пушки буквально «выкосили» немецкую пехоту. На поле боя осталось 170 убитых врагов. Раненый летчик покинул горящий самолет и продолжал отстреливаться из пистолета, последнюю пулю оставив себе.

Наградной лист с представлением летчика Василия Дегтярева к званию Героя Советского Союза подписали командир авиадивизии, командующий
1-й воздушной армией, командующий войсками Западного фронта. Подпись не поставили только «на самом верху»: маршал авиации Новиков. За тот свой подвиг Дегтярев посмертно был награжден орденом Отечественной войны 1-й степени. Справедливость восторжествовала только в ноябре 1990 года... Заметим, кстати, что тут «сомнению было подвергнуто и решение пересмотрено» не командующего фронтом, а маршала!

Можно, конечно, возразить – все эти счастливые случаи относятся к временам существования Советского Союза, а теперь и страны такой нет, и награды другие.

Однако есть и прецеденты, когда подвиги, совершенные в Великой Отечественной войне, были отмечены званием Героя Российской Федерации.

Наиболее яркий пример – награждение в 2007 году легендарного советского разведчика Алексея Николаевича Ботяна званием Героя Российской Федерации: в 1945 году Ботян спас от взрыва польский город Краков.

В мае 1994 года звание Героя России посмертно было присвоено Вере Даниловне Волошиной: в 1941 году она повторила подвиг Зои Космодемьянской.

В июне 1996 года звание Героя России посмертно присвоено танкисту Феодосию Григорьевичу Ганусу – за бой, бывший 21 января 1943 года...

Вызывают возражение и другие аргументы кадровиков из Министерства обороны.
«Комиссия при президенте Российской Федерации по государственным наградам, – говорится в одном из упомянутых писем, – на заседании 31 мая 2010 г. приняла решение о поддержке только тех представлений фронтовиков к присвоению звания Героя Российской Федерации за заслуги, проявленные в годы Великой Отечественной войны, которые основаны на нереализованных материалах к присвоению звания Героя Советского Союза, оформленных непосредственно в годы войны». (Слова о «нереализованных материалах» даже выделены в нем жирным шрифтом.)

Выходит, лучше бы Колобанову за уничтожение танковой колонны в августе 1941-го вообще ничего бы не дали, а только представили бы к званию Героя Советского Союза? Значит, тогда в наше время у легендарного танкиста был бы шанс получить Звезду Героя?

Как видим, даже жесткие советские законы в отличие от сегодняшних, демократических, позволяли в исключительных случаях восстановить историческую справедливость.

«Нормативно-правовыми актами Российской Федерации очередное награждение государственными наградами предусматривается за новые заслуги», – поясняется, впрочем, в одном из этих официальных ответов.

Замечательно!
Ведь и на следующий день после рекордного боя танкисты Колобанова продолжали сражаться с 1-й и 8-й немецкими танковыми дивизиями. Чтобы выбить вклинившегося в наши передовые позиции противника, его рота (неполная по составу!) контратаковала врага. В завязавшемся тяжелом сражении противник понес потери. Это подтверждают как данные наших наградных листов, так и документы немецких танковых дивизий. Противник отмечает и активные действия советских тяжелых танков, и свои потери, в том числе и в командном составе.

Благодаря мужеству и героизму танкистов роты Колобанова немцы тогда на три дня были задержаны на дальних подступах к Красногвардейску (Гатчине), и наши войска сумели основательно подготовиться к обороне.

8 сентября, подтянув силы, противник вновь атаковал Красногвардейск.

В дни этого штурма Колобанов и его товарищи отражали атаки сначала немецких пехотинцев из 269-й дивизии, а потом эсэсовцев из 4-й дивизии «Полицай».

13 сентября немцы окружили Красногвардейск, 6-я немецкая танковая дивизия перерезала дорогу на Пушкин. На выходе из города образовалась большая колонна с нашими ранеными, а также с тыловым имуществом и вооружением. По приказу командования оставшиеся в строю три танка Колобанова подавили немецкие огневые точки и вступили в дуэль с вражескими машинами. Смелые действия наших танкистов позволили колонне вырваться из окружения и уйти в Пушкин.

Хочется процитировать строки из отчета командира 1-й Краснознаменной танковой дивизии, в состав которой входила рота Колобанова – Героя Совет-
ского Союза генерал-майора Баранова. «В боях за город Красногвардейск танкисты проявили себя мужественными и смелыми защитниками Родины. Не было ни одного случая трусости, самовольного выхода из боя, снижения скорости».

Даже если исходить из того, что за рекордный бой Колобанов получил свою награду – орден Красного Знамени (хотя такой подход – вопиющая несправедливость!), то за оборону Красногвардейска (Гатчины) он достоин сегодня присвоения звания Героя России...

Не секрет, что с каждым годом интерес к Великой Отечественной войне в современной России падает. И в этом ничего удивительного нет. Время берет свое, та война воспринимается уже как далекое прошлое, и все меньше остается рядом с нами ветеранов, участвовавших в жестоких боях.

Тем более важно не забывать о людях, которые, не жалея жизни, шли на подвиг во имя отчизны. И не скупясь – воздавать им должное.
Танкист Зиновий Колобанов из их числа.

Может, для того, чтобы за мужество и героизм, проявленные в боях за Ленинград, он наконец был назван Героем России, требуется решение Верховного главнокомандующего Владимира Владимировича Путина?

РИСУНОК АВТОРА



Copyright (C) 2000 Издательский дом "С.-Петербургские ведомости"
191025 Санкт-Петербург, Ул. Марата 25. Телефон: +7 (812) 325-31-00 Факс: +7 (812) 764-48-40
E-mail: post@spbvedomosti.ru