Выпуск  № 95-с  от  30.05.2011
Геральдика Невского края
Возвращается в нашу жизнь после долгого забвения
Андрей ПЮККЕНЕН

Герб Санкт-Петербурга, разработанный в 1724 году геральдистом Франциском Санти, утвержденный в 1780 году и восстановленный в правах в начале 90-х годов ХХ века, за прошедшие полтора десятилетия снова стал неотделим от образа северной столицы. Петербургская губерния обрела герб значительно позже – в 1875 году. Создан он был на основе герба Петербурга и отличался от него очень незначительно – лишь прорисовкой одного из якорей.

В постсоветское время в отличие от мегаполиса власти Ленинградской области не стали возвращаться к прежнему гербу, а пошли другим путем, утвердив в 1997 году новый герб, лишь в некоторых чертах перекликающийся с дореволюционным. Однако у этих гербов есть предшественники, связанные с важными периодами истории невских земель.

Так, в период строительства новой столицы на печатях канцелярии изображалась эмблема в виде колонны, перечеркнутой якорем и лопатой. В первые годы Петербурга во время праздников улицы города часто украшал герб губернатора столицы светлейшего князя Александра Меншикова – пурпурное пылающее сердце в серебряной мантии. Приятно, что в 2003 году во время празднования 300-летия северной столицы об этом гербе вспомнили: плакаты с его изображением можно было видеть среди праздничного убранства города.

Говоря о геральдике северной столицы и невских земель, нельзя не вспомнить и о территориальных гербах, созданных в шведский период. По заключенному в 1617 году Столбовскому мирному договору, земли, на которых находятся нынешний Санкт-Петербург и значительная часть Ленинградской области, передавались Швеции. Шведскими властями была образована провинция Ингерманланд, центр которой в разные периоды располагался то в Нарве, то в Ниене – городе, выросшем в устье Охты.

Топоним «Ингерманланд» восходит к финским названиям реки Ижоры (Инкери-йоки) и ижорской земли (Инкеринмаа). Напомним, что древнейшими жителями этих земель были финские племена водь и ижора. Вдоль невского водного пути с давних пор селились новгородцы – рыбаки, корабелы, купцы. Слово «маа» в финском и ижорском языках обозначает «земля». Шведы, в большинстве своем не понимавшие этих языков, добавили к финскому названию слово «ланд», также обозначающее «земля». Крупнейшими городами Ингерманландии были Ниен, Копорье, Ивангород, Орешек.

В разные периоды менялись цвета и прорисовка ингерманландского герба. Менялось и его значение – герб провинции Ингерманланд в составе Швеции, герб на знаменах прославленного гвардейского полка русской армии, национальный символ ингерманландских финнов.

Впервые ингерманландский герб упоминается в 1581 году в хронике Лаврентиуса Петри как герб Ивангородского герцогства. Напомним, что после поражения в Ливонской войне Ивангород и значительная часть Западной Ингрии вошли в состав Швеции. В 1595 году в результате побед, одержанных Борисом Годуновым, эти земли ненадолго возвращаются в Россию. В первоначальном варианте поле герба синего цвета по диагонали пересекали две зубчатые красные крепостные стены, разделенные серебряными волнами. В поле герба был изображен также золотой крест, который в дальнейшем исчез. В нижней части крепостной стены изображались серебряным цветом три ядра. Герб с такой цветовой гаммой использовался и в первой половине XVII века, когда в 1617 году, по условиям Столбовского мира, невские земли вошли в состав Швеции. В 1660 году поле герба было синим, стены – серебряными, а поток – светло-зеленым.

При Карле XII герб приобретает современную цветовую гамму. Поле становится желтым, стены – красными, а поток – синим; ядра исчезают. Во всех прорисовках герб увенчивался короной. После возвращения невских земель под власть России в результате Северной войны герб не использовался, хотя топоним «Ингерманландия» длительное время употреблялся в официальных документах периода Петра I, а в 1708 году была образована Ингерманландская губерния, переименованная в 1710-м в Санкт-Петербургскую.

В 1728 году под руководством генерала Миниха был разработан герб Ингерманландии, предназначенный для использования на знаменах и амуниции полков, носящих наименование Ингерманландских и сформированных во время Северной войны. Герб представлял собой упрощенную прорисовку, созданную на основе прежних версий герба. В реестре, представленном в Военную коллегию, он описывается так: «Две стены наискось, белые с зубцами, поле лазоревое». В качестве полковой эмблемы этот герб размещался на амуниции (до 1775 г.) и знаменах (до 1797 г.) Ингерманландских мушкетерского и драгунского полков.

После длительного забвения в 1919 году бывший герб провинции возвращается уже в качестве национального символа ингерманландских финнов. На основе герба (в прорисовке периода Карла XII: поле – желтое, стены – красные, поток – синий) весной 1919 года капитаном Хаапакоски был создан флаг Западно-Ингерманландского полка, сформированного в Эстонии из беженцев – ингерманландских финнов. Полк этот принял участие в двух наступлениях Северо-Западной белой армии на Петроград.

Флаг представлял собой полотнище желтого цвета с синим крестом в красной окантовке. Под этим же флагом сражался и Северо-Ингерманландский полк, возникший в июне 1919 года на севере Петроградской губернии близ тогдашней границы с Финляндией в селении Кирьясало (в настоящий момент не существует). Восставшие там против продразверстки и бесчинств ЧК крестьяне удерживали это селение под своим контролем полтора года. Повстанцами был сформирован полк, командовать которым пригласили участника Первой мировой, бывшего офицера русской армии уроженца Финляндии Георгия Эльвенгрена. На шевронах бойцов использовался упрощенный вариант герба – на пятиугольном щите без короны. Полк оперативно подчинялся командованию Северо-Западной армии и принял участие в наступлении генерала Юденича на Петроград осенью 1919 года.

Необычная прорисовка герба использовалась на печатях Временной комиссии Северной Ингерманландии (временного правительства, созданного повстанцами): под упрощенным изображением герба размещалась увитая цветами лента с надписью: Ingermanlandia. После Тартуского мира и ухода ингерманландских повстанцев из Кирьясало флаг, развевавшийся там и торжественно спущенный 5 декабря 1919 года, вывезли в Финляндию. В 1944 году его перевезли в Швецию, где он десятилетиями хранился в ингерманландской семье Рандефелт. В 1947-м флаг подняли на празднике ингерманландских финнов в Швеции, а в 2000 году торжественно передали музею вооруженных сил Финляндии... Значки с гербом и национальные флаги были популярны среди ингерманландских финнов, оказавшихся волею судьбы вне родины.

После учреждения в 1988 году в Ленинграде общества «Инкерин Лиитто» флаг быстро возвращается в жизнь ингерманландских финнов. Впервые после 70-летнего перерыва его подняли в 1989 году во время празднования в Колтушах Юханнуса (Иванова дня). Ныне его используют во время национальных праздников и официальных мероприятий общества, в логотипах национальных изданий, на печатях организаций общества. Поднимают флаг также во многих приходах лютеранской церкви Ингрии на флагштоках около храмов во время церковных праздников рядом с флагами России и Финляндии.

Говоря о геральдике невских земель, нельзя не упомянуть и о гербе Ниена – торгового города, выросшего в устье Охты в шведский период. Впрочем, и ранее здесь не одно столетие существовали новгородские поселения. В 1642 году Ниен, в соответствии с указом шведской королевы Кристины, получил права города, а вместе с ними и герб – на синем щите, перечеркнутом двумя наклонными белыми линиями, – золотой лев с серебряным мечом. Известны и двухцветные прорисовки, использовавшиеся на печатях. Описания этого герба сохранились в архивах Швеции и Финляндии.
 



Copyright (C) 2000 Издательский дом "С.-Петербургские ведомости"
191025 Санкт-Петербург, Ул. Марата 25. Телефон: +7 (812) 325-31-00 Факс: +7 (812) 764-48-40
E-mail: post@spbvedomosti.ru