Выпуск  № 081  от  06.05.2011
План десталинизации

Модернизация антисоветизма

Народ, лишенный памяти о прошлом, перестает быть народом


Прочел проектные предложения рабочей группы совета
возглавляемого господином Федотовым – автором идеи десталинизации,
и поразился: да как такое могли написать люди с высшим образованием,
к тому же относящие себя к интеллектуальной элите? Авторы предложений
ни много ни мало видят главную свою цель в изменении психологии народа,
его национального сознания.

 

А как иначе понимать их исходный постулат: «Первая и главная цель программы – модернизация сознания российского общества через признание трагедии народа времен тоталитарного режима»? Ключевым здесь является слово «признание». Признать, по Толковому словарю Даля, – значит взять за истину. Авторы отлично знают, что превалирующее большинство российского общества не желают признать тоталитарность советской истории. Им известно, что теперь это знают все по результатам телеконкурса «Имя Россия» (в нем принимали участие не менее 40 млн человек), телепередач «Суд времени». Не все, правда, знакомы с результатами социологических опросов ВЦИОМа (а они свидетельствуют о таких же настроениях в обществе), но телевизор смотрит громадное большинство. И оно отвергает либеральную оценку советской эпохи как эпохи тоталитаризма. Она, эта эпоха, стала фактом исторической памяти людей, лежащей в основе национального сознания народа России – русского в первую очередь. Отвергать это – все равно что плевать против ветра.

Советская история началась с утверждения новой государственной власти в октябре 1917 года в форме Советов. В форме народовластия, не Лениным и большевиками выдуманной, а рожденной в русской крестьянской общине. Советский образ жизни отвечал веками сложившемуся общинному, коллективистскому образу жизни русского народа, и он был принят всей многонациональной Россией. Таков бесспорный факт отечественной истории ХХ века. Общинность, коллективизм формировались в русском народе веками. Советская власть потому и была им принята, что она отвечала его общественной психологии. Психологии, которая чужда тоталитаризму (деспотии корпоративного частнособственнического эгоизма) и которая складывалась столетиями (!) в условиях единства исторической судьбы русского народа со всеми народами России перед постоянной внешней военной угрозой. Это сделало психологию народа-коллективиста восприимчивой к идее единого централизованного государства как гаранта безопасности многонациональной страны. Именно это государство, ставшее государством трудящихся, – Советский Союз нынешние либералы называют тоталитарным. Потому и вознамерились они тысячелетнюю коллективистскую психологию изменить за считанные годы. Поразительные самонадеянность и цинизм!

Проект «десталинизации» на самом деле есть проект десоветизации народного сознания. Проект уничтожения народной памяти о советской власти, о ведущей роли русского народа в ее утверждении и во всех ее свершениях, обеспечивших величие СССР. Последнее умалчивается десталинизаторами, дабы не обнаружился их скрытый антирусский контекст отечественной истории ХХ века. Не случайно в предложениях по проекту слово «русский» отсутствует, нет ни одного упоминания о русском народе. Сочинение господина Федотова и его группы можно с полным основанием назвать проектом модернизации антисоветизма и скрытой в нем русофобии. У авторов проектных предложений речь идет о народе вообще как об абстракции. Но народ России образуется из классов и наций.

Федотовская группа и те, чьи интересы она выражает, никогда не простят русским пролетариям, русским крестьянам и русским интеллигентам то, что они поддержали советскую власть как свою, что они пошли за большевиками, Лениным и Сталиным, что, несмотря на жертвы и лишения (а какое из великих преобразований в мировой истории обходилось без них?), поверили в социализм и увлекли к нему все народы и нации России. Никогда не простят того, что русский народ был ведущей силой в завоевании великого минимума социальной справедливости для каждого в многоязычной России – права на труд и отдых, бесплатные здравоохранение, образование и т. д. В злосчастную перестройку либерал-демократы внушали великому народу: «Все семьдесят лет – в никуда!» – и звали его на светлую дорогу «подлинной свободы». Теперь же, когда народ сполна вкусил ее, все те же либерал-демократы решили сказать ему «правду о том, что... народ сделал сам с собой в ХХ веке». А сделал он, по их убеждению, страшное, чего ранее никогда не делал, – он запятнал себя кровью тоталитаризма (?!). И чтобы замолить свой грех, он должен каяться за то, что оказался таким вот непутевым.

Правда, народ он все-таки великий и победу над гитлеровской Германией в 1945 году одержал, и в космос вырвался, но каяться все равно должен. Каяться перед всем миром за то, что спас его, жертвуя собой. Ведь именно к этому сводится замысел авторов пресловутого проекта. Жестоко ошибается тот, кто полагает, что проект «десталинизации» не коснется национальной гордости русского советского человека. Он, этот человек, не канул в Лету и является главной фигурой не только старшего поколения дедов (оно, увы, поредело), но и среднего поколения отцов. Национальная гордость последнего (оно сегодня все решает) – в советском прошлом. В настоящем ничего для нее нет. Оно не позволит ни презрительного отношения к героическому прошлому, ни тем более попытки загнать его в прокрустово ложе мифического тоталитаризма. Стремление авторов проекта и предложений по нему поставить знак равенства между советской и нацистской системами власти есть модернизированный вариант пропагандируемого либералами постулата о русском фашизме.

Федотов и его группа по «модернизации сознания российского общества» утверждают: все семьдесят лет шла непрерывная гражданская война. Стало быть, после августа 1991 года ей положен конец. Наступил социальный мир, и наконец-таки восторжествовала социальная справедливость!.. Приватизация, образование олигархических кланов, вымирание населения по миллиону в год, массовый бандитизм, повальная коррупция – все это, видимо, потребовалось для прекращения семидесятилетней гражданской войны в России. И, конечно же, как следствие всего перечисленного и не перечисленного потребовался для гражданского мира ужасающий разрыв между нищающим большинством и баснословно обогащающимся меньшинством.

Немного статистики. Как пишет директор Института экономики РАН Руслан Гринберг в «Известиях» от 25 февраля сего года: «По поляризации доходов мы превосходим даже латиноамериканские и африканские страны. В Москве средние доходы 10% самых богатых почти в 70 раз превышают доходы 10% самых бедных. Разрыв по стране – почти в сорок раз. Для сравнения: в странах Северной Европы показатель составляет 4 – 5 раз, в США доходит до 12». Является ли сказанное выше основанием для возможной новой гражданской войны в России? Безусловно. Холодная гражданская война уже идет в сознании людей. Не для того ли, чтобы приглушить ее, и потребовался проект, предложенный президенту Медведеву Федотовым со товарищи? В нем постулат о непрерывной гражданской войне во все советские годы не для этого ли предназначен? Так сказать, клин клином вышибают.

Ничуть не удивляет нашумевшее предложение федотовского проекта: «Принять официальное постановление о том, что публичные выступления государственных служащих любого ранга, содержащие отрицание или оправдание преступлений тоталитарного режима, несовместимы с пребыванием на государственной должности». Все по логике гражданской войны: кто не с нами, тот против нас. А кто против нас...

Закономерно и другое предложение: «Сформировать рабочую группу из представителей совета, администрации президента РФ и правительства РФ, поручив ей в 3-месячный срок детализировать предложения совета и разработать конкретные механизмы для реализации данной программы». К чему такая спешка: три месяца на разработку плана коренной ломки народной психологии? Не диктуется ли она страхом: а вдруг грянет русский бунт, по Пушкину, бессмысленный и беспощадный? Или кому-то выгодно, чтобы этот бунт разразился и разнес страну в клочья? И в том и в другом случае дает о себе знать страх перед пробуждением России, ее отрезвлением.

Страх порождает ненависть. Нескрываемой ненавистью к советскому прошлому пронизан весь «проект модернизации». Никто из его авторов даже не удосужился хотя бы поставить перед общественным сознанием вопрос: а желает ли оно модернизироваться в диктуемом ему направлении? Никто из десталинизаторов не задумался об объективной закономерности общественного развития: оно происходит только тогда, когда обеспечена связь времен – связь прошлого и настоящего для будущего.

В противном случае происходит процесс саморазрушения. Ненависть к советской истории не то что лежит в основе сознания «модернизаторов» – она и только она составляет все его содержание. В прошлом они не видят ничего ценного, ни того даже, что не в последнем счете определило признаваемую ими, пусть сквозь зубы, Великую Победу 1945-го: ни отвечающего требованиям времени мощного индустриального производства, ни достижений одной из лучших в мире фундаментальной науки, ни получившей мировое признание системы образования для всех и каждого, ни вошедших в Золотой фонд мировой культуры выдающихся произведений советской литературы и искусства.

Их, «модернизаторов», отношение к народу, его истории сравнимо с отношением барина, изредка наезжающего в Россию из Лондона или Парижа, к своему камердинеру в передней. Презрительно-циничное отношение. Не случайно в их проекте говорится о взаимном отчуждении народа и элиты. Элиту, конечно же, представляют они, более всего сожалеющие, что Россия не Запад, не Америка. И эта-то элита диктует народу программу коренного изменения его исторической памяти. Народ, лишенный памяти о прошлом, перестает быть народом, что и предусматривает проект Федотова со товарищи. Вот уже двадцать лет, как они планомерно осуществляют свой проект, представленный ими только сегодня. Чем это объяснить? Или, может быть, наше суждение ошибочно, уважаемый читатель? Вам судить.

Юрий БЕЛОВ, член ЦК КПРФ, публицист

 

 

Гуд бай, Сталин?


Число сторонников «отца народов» растет угрожающими темпами



Главный акцент авторы программы предлагают сделать «не на обвинении тех
из наших предков, кто творил геноцид, разрушение веры и морали,
а на почтении и увековечении памяти жертв режима».
Но это выглядит слишком наивно. В условиях когда зачастую отрицается
сам факт репрессий, не получится спокойно заниматься даже увековечением
памяти жертв режима. О более радикальных мерах и говорить не приходится.


Наибольшее внимание журналистов привлекла идея запрета для госслужащих отрицать или оправдывать преступления тоталитарного режима, а также вечные темы переименования улиц и перезахоронения тела Ленина. Но наряду с этими радикальными решениями программа предлагает ряд абсолютно понятных и необходимых мер. Первейшие из них – социальная поддержка репрессированных, рассекречивание документов, упрощение доступа к архивам, продолжение работы над книгами памяти и создание единой базы данных в Интернете.

Государство должно широко поддерживать и финансировать розыск мест захоронения жертв репрессий, сооружение памятников, мемориальных кладбищ и больших музейных комплексов, посвященных жертвам тоталитаризма. В программе упоминается концепция музейно-мемориального комплекса в Ковалевском лесу под Санкт-Петербургом, подготовленная рабочей группой под руководством Михаила Пиотровского и одобренная питерским правительством в 2010 году.

Проблема десталинизации России актуальна именно сейчас. Ползучая реабилитация Сталина и сталинизма прошла достаточно эффективно и незаметно. Жажда «сильной руки», «наведения порядка» и «закручивания гаек» неизбежно воскресила в общественном сознании миф об «отце народов». А постоянно подогреваемая ностальгия по СССР и советскому строю только упрочила моду на Сталина, коммунизм и вождизм. Тем более что нынешняя тотальная коррупция, чиновничий произвол, вопиющее социальное неравенство добавляют популярности этой мифической альтернативе современной действительности.

Многих обеспокоили события на Манежной площади. Но вовсе не националисты являются главной опасностью для современной России. Наибольшую угрозу для нашей страны представляет собой именно неосталинизм во всех своих проявлениях. Он, как и в 1930-е годы, круто замешан на ксенофобии, шпиономании, поиске внешних и внутренних врагов, культе насилия. Эта идеология в отличие от неонацизма в Европе чувствует себя в России достаточно комфортно и уверенно. Неосталинисты представляют собой большую силу, способную обеспечить победу на выборах самому зловещему персонажу.

Число сторонников Сталина растет угрожающими темпами. Регулярно мы получаем шокирующие данные социологических и телевизионных опросов. В марте 2011 года программа «Открытая студия» на «Пятом канале» задала телезрителям вопрос: «Кто для вас Сталин?». Двухчасовое голосование дало следующие результаты: «великий вождь» – 71,5%, «наша история» – 17,7%, «кровавый палач» – 10,9%. Конечно, это не репрезентативный опрос, но он все же о многом говорит.

Тезис «Сталин – это наша история, а историю надо уважать» уже однажды послужил основой для частичной реабилитации «отца народов» в брежневские времена. Этого тезиса придерживаются многие «мягкие», латентные сталинисты, в том числе госчиновники. Мол, перегибы во внутренней политике не украшают Сталина, но для страны он сделал много, прежде всего во время Великой Отечественной войны.

Предлагаемый запрет для госслужащих на отрицание или оправдание массовых репрессий, безусловно, необходим. Причем желательно распространить его и на тех, кто занимает руководящие посты в парламентах всех уровней. Неосталинисты уже начали оспаривать эту идею, используя вполне либеральный аргумент о нарушении прав человека.

Преуменьшение масштабов репрессий – очень модный тренд как в «исторических» исследованиях, так и в публицистике. «Не так уж и много расстреляли», «При Ежове сажали, а при Берии выпускали», «Подписи Сталина на расстрельных документах нет», «Сталин истреблял большевиков-евреев и правильно делал» и т. п. – вот набор «интеллектуального» неосталинизма, с легкостью жонглирующего цифрами и документами.
Авторы программы правы как минимум в одном: никакая модернизация современной России невозможна, пока Лаврентию Берия изо дня в день лепят имидж выдающегося «инноватора» и «модернизатора», а Сталина называют «эффективным менеджером».

Главный акцент авторы программы предлагают сделать «не на обвинении тех из наших предков, кто творил геноцид, разрушение веры и морали, а на почтении и увековечении памяти жертв режима». Но это выглядит слишком наивно. В условиях когда зачастую отрицается сам факт репрессий, не получится спокойно заниматься даже увековечением памяти жертв режима. О более радикальных мерах и говорить не приходится.

Чтобы запустить процесс десталинизации страны, власти необходимо принять очень непростое волевое политическое решение. Но сделать это особенно трудно в преддверии выборов. Однако Россия не имеет будущего, если не вынуть из государства сталинский стержень.

Предлагается признать преступными деяния тоталитарного режима, причем в форме официальной декларации, указами президента, федеральным законом, решением Конституционного суда. Но, как показывает опыт перестройки, политические декларации и даже законы, посвященные репрессиям, ничего не дают. Разработчики программы предлагают чисто юридический путь: квалифицировать преступные деяния режима в соответствии с нормами права, признавать в суде незаконными конкретные решения, повлекшие за собой массовые репрессии.

Главная проблема заключается в том, что многие россияне так и не понимают всего ужаса преступлений большевизма и сталинизма. Об осознании исторической вины не приходится и говорить. «Социального заказа» на десталинизацию в обществе сейчас просто нет, скорее – наоборот. Можно принять любые программы по «примирению», установить сколько угодно памятников жертвам террора и создать самые правдивые учебники по истории. Но если массы так сильно жаждут нового Сталина, а государство не понимает всей опасности таких настроений, то нет никакой гарантии, что массовые репрессии не повторятся вновь.



Виталий ФИЛИППОВ



Copyright (C) 2000 Издательский дом "С.-Петербургские ведомости"
191025 Санкт-Петербург, Ул. Марата 25. Телефон: +7 (812) 325-31-00 Факс: +7 (812) 764-48-40
E-mail: post@spbvedomosti.ru