28 июля 2017, Пятница
PDA RSS
РУБРИКИ
Свежий номер
Городские новости

Политика

Экономика

Общество

Культура

Спорт

Наследие

Круглый стол

Номера газеты в формате PDF
АВТОРИЗАЦИЯ
Логин  
Пароль  
Запомнить меня
 
  Регистрация
  Забыли пароль?
О ГАЗЕТЕ
Сотрудники

Реклама

Подписка

История газеты

Учредитель

Как с нами связаться

ГОСТЬ РЕДАКЦИИ

Александр  Васильевич  АБРОСИМОВ
23.05.2014

Почему не рвутся в бизнес


В эти дни в нашем городе проходит Петербургский международный экономический форум.

Два года назад именно в рамках нашего форума президент России поставил задачу – создать в стране институт бизнес-омбудсменов. Читай – защитников прав предпринимателей перед государственной машиной, которая порой способна «перемолоть» своими бюрократическими жерновами не только малого, но и крупного бизнесмена.

В мае 2013 года был принят федеральный закон об уполномоченных по защите прав предпринимателей, а спустя полгода – аналогичный петербургский документ.

Впрочем, одного закона мало – осознал наш сегодняшний гость, как только заступил на должность в конце марта этого года (хотя более года он защищал предпринимателей на общественных началах).






– Александр Васильевич, уполномоченный по защите прав предпринимателей – явление для России новое. Чем занимается бизнес-омбудсмен?

– Моя главная задача – защищать права и законные интересы предпринимателей от рейдерства и коррупционного давления, снимать излишние административные барьеры. Я вправе запрашивать у органов власти материалы и документы, обжаловать в суде решения органов власти, информировать правоохранительные органы о фактах нарушения прав предпринимателей.

Бизнес-омбудсмен может защищать интересы российского бизнеса за рубежом, но бессилен, если против предпринимателя возбуждаются уголовные дела либо если бизнесмена преследуют правоохранительные органы и прокуратура. Уполномоченный лишь может запросить информацию по существу вопроса. Впрочем, такие дела выносятся на рассмотрение специальных рабочих групп, чтобы более объективно оценить сложившуюся ситуацию. И мнение омбудсмена в таком случае является мнением эксперта.


– С общественными организациями понятно, их создают «снизу». А кому подчиняетесь вы?

– Я подотчетен губернатору и федеральному уполномоченному по защите прав предпринимателей. Меня назначил губернатор после согласования с местными органами законодательной власти и с учетом мнения бизнес-сообщества.


– По федеральному законодательству, чиновники должны ответить на запрос гражданина РФ в течение 30 дней, а бизнес-омбудсмена – в течение 15 дней. В чем причина такой срочности?

– Срок ответа сокращен до 15 дней, чтобы ускорить переписку с официальными органами. Бизнес-омбудсмен подчинен губернатору, и вся информация дойдет до него. Чиновник, который готовит мне ответ, знает об этом.


– Как часто предприниматели обращаются к вам?

– В прошлом году к нам поступило 132 обращения, в основном коллективных. А за тот месяц, что я нахожусь в должности, – 21 обращение. Есть и отдельные обращения. Пока я веду прием раз в неделю в Доме предпринимателя, но скоро мы переедем в здание на Петроградской стороне.


– Насколько высок уровень правовой грамотности петербургских бизнесменов?

– Надо признать, что большинство предпринимателей работают в правовом поле. Все меньше становится схем «а я договорился, а мне пообещали», хотя и такие есть. Но, согласен, иногда такой соблазн невольно возникает. Яркий пример – требования к пожарной безопасности объектов. Выполнить их полностью очень сложно. Кроме того, работы по обеспечению пожарной безопасности, например, покрытие какой-то поверхности огнестойкой краской или испытание пожарной лестницы, может проводить только специализированная организация, аккредитованная при МЧС. Понятно, что цена вопроса в этом случае существенно возрастает. Но раз это требование закона, давайте менять сам закон. Кстати, недавно мы подписали с МЧС соглашение, и теперь пожарные готовы активно консультировать предпринимателей.


– По образованию вы – судостроитель. Этой отрасли вы посвятили много лет своей жизни. Последние 20 лет возглавляли коммерческое предприятие. И вот вы стали бизнес-омбудсменом, который должен сочетать навыки и юриста, и чиновника...

– Нужно понимать, что уполномоченный работает не один, а формирует аппарат, отдельную госструктуру. То есть свою команду специалистов. По закону, она может состоять из 15 человек (без учета омбудсмена). В нашей команде, разумеется, есть юристы. Но, для того чтобы понимать, в каком направлении сегодня должно развиваться предпринимательство в России, одного юридического знания недостаточно.

Не менее важное направление работы – пересмотр уже вышедших документов, которые не позволяют бизнесу развиваться. Например, сегодня непростая ситуация сложилась у инвесторов, желающих вложиться в строительство. Выиграв инвестиционный конкурс и получив разрешительную документацию на строительство, многие теряют деньги, потому что после начала строительных работ жители окрестных районов выходят на демонстрацию и препятствуют стройке. И КУГИ расторгает договоры с такими инвесторами. Тогда встает вопрос: как в таком случае инвестору возвращать эти деньги? На это один ответ – идти в суд.


– Так что же может сделать уполномоченный, если так поставлена сама система?

– Добиваться отмены проблемного документа. Как, например, с постановлением городского правительства № 272, которое действует с августа 2012 года. Напомню, этот документ ограничивает проезд транспорта массой свыше 8 тонн на промышленные предприятия и в промышленные зоны, расположенные в черте города и установленные городским правительством. Раньше въезд под этот знак был разрешен для обслуживания предприятий и частных лиц до ближайшего перекрестка. Сегодня это знак прямого действия, то есть въезд под него запрещен. Под таким знаком никто не имеет права проезжать, а местные органы исполнительной власти не могут выдавать соответствующий пропуск. В итоге всех сделали нарушителями. Это создает транспортный коллапс. Но нашими стараниями уже установленные знаки сейчас в городе снимают. Хотя это еще не все: на наш взгляд, необходимо вернуть трактовку действия знака в ПДД РФ.


– Больной вопрос для предпринимателей Петербурга – подключение к энергосетям. По состоянию на конец прошлого года подвести электричество к некоему объекту было невероятно сложно и дорого. Что-то изменилось в этом году?

– Боюсь, что не изменилось ничего. Сегодня в городе около 9 тыс. предпринимателей не имеют договора на потребление энергоресурсов, то есть они работают вне правового поля. Они оплачивают электричество по сечению кабеля, а не по счетчику, как нарушители. И энергетикам из «Ленэнерго» это выгодно, потому что их доходы сейчас в 3 – 4 раза выше тех, которые бы они получили, плати им предприниматели по договору.

В этом и состоит парадокс. Например, к сети нужно официально подключить газетный киоск (кабель там уже есть). В месяц он потребляет 4 – 6 киловатт. Его ежемесячный расход на энергию – 4 – 5 тыс. рублей. Но предлагаемые техусловия обойдутся ему в 1 млн рублей. Этих денег ему хватит на 20 лет оплаты электричества. Поэтому он и не заключает договор. Благо, по закону, можно утвердить график подачи и платить по нему.


– Но монополисты есть не только в энергетике. Экологические нормы по сбросу стоков с промышленных объектов города, установленные «Водоканалом», очень строги. Получается, что стоки в Петербурге в 7 раз чище, чем в Москве, и в 3 раза – чем в Хельсинки. А за все это платят предприятия города. Можно ли сформулировать городской стандарт работы монополистов?

– Такие стандарты у нас формирует городской комитет по тарифам. На то есть и постановления правительства, международные конвенции и пр. Тут другая проблема. С начала этого года вступило в силу постановление федерального правительства, которое устанавливает очень жесткие нормативы допустимых сбросов для производственных компаний со среднесуточным объемом отводимых сточных вод более 200 кубометров. Да, сегодня у нас вода, выходящая с промышленных предприятий, должна быть чище, чем вода, которая на них поступает. И это хорошо. Но почему бремя очистки воды сегодня перекладывается на предпринимателей?

До сих пор не определены нормы, по которым должны происходить сбросы. То есть неясно, что считать чистой водой, которая будет спущена в городской коллектор. С этим вопросом должно определиться федеральное правительство. Получается, что «Водоканал», который производит чистую воду, подает ее нам в худшем состоянии, чем стоки в Балтику. А на его работу все мы тратим бюджетные деньги, которые в том числе формируют бизнесмены в виде налогов. Предприятия тем временем должны за свой счет ставить очень дорогие локальные очистные сооружения (ЛОС). Это обязательное требование федерального закона.


– Как правило, малый бизнес (по крайней мере в Петербурге) развивается в сфере торговли. В прошлом году появились новые требования к размещению объектов торговли на городских магистралях. Какие последние изменения, облегчающие жизнь представителей торговли, произошли в нашем региональном законодательстве?

– В этой сфере ситуация стабилизировалась. Поясню, что речь идет о постановлении городского правительства № 1045 «О размещении нестационарных торговых объектов на земельных участках, находящихся в государственной собственности Санкт-Петербурга или государственная собственность на которые не разграничена». Не так давно губернатор принял решение снять ряд ограничений на размещение временных торговых объектов, которые накладывались этим постановлением. Отныне всех, кто входил в существующие схемы нестационарной торговли, перенесли в новую схему. То есть владельцам киосков не придется заново проходить процедуру согласования и получения разрешения. Значит, закрывать предприятия не потребуется. Таким образом, спасено около 2,5 тыс. предприятий по городу. А дальше вопросы будут решать в рабочем порядке. Если ларек, например, находится в зоне ЛЭП, после окончания срока аренды земли он должен быть снесен.


– Представители власти (как городской, так и общероссийской) не устают повторять, что малый бизнес – основа экономики страны. Они постоянно анонсируют программы поддержки этой категории предпринимателей. Однако на деле мало что из этого работает – почему?

– Я с вами не соглашусь, программы работают. Не так давно губернатор города поставил задачу – для дальнейшего стимулирования малого бизнеса снизить ставку для субъектов малого предпринимательства, применяющих упрощенную систему налогообложения, с 10 до 7%. В то же время усилен социальный раздел городской программы развития малого и среднего предпринимательства. Первоочередное право на гранты начинающим субъектам малого предпринимательства теперь получают проекты, связанные с социальным предпринимательством и выполнением социальных функций. В итоге число малых и микропредприятий в Петербурге за прошлый год выросло на 18 тысяч.

Но, разумеется, проблемы остаются. Те малые предприниматели, которые в прошлом году получили гранты на определенные нужды, в этом году об этом пожалели: к ним с проверкой пришла прокуратура. Очевидно, что чрезмерный контроль не позволяет бизнесменам более свободно обращаться к такой форме господдержки. Тем более что из-за сложностей в бюджете объем субсидий на текущий год уменьшен.

Большинство предпринимателей говорят, что лучше не мешать им. Им нужны не столько деньги, сколько возможность нормально работать: чтобы не было несанкционированных проверок, чтобы эти проверки проходили по закону и пр.


– Сейчас в городе проходит множество форумов в поддержку предпринимательства. Молодым людям внушают, что заниматься бизнесом – это перспективно. Готов ли рынок к приходу новых амбициозных предпринимателей и кто поможет им оценить риски?

– У нас, кстати, сегодня не так много людей рвутся заниматься предпринимательством. Большинство хотят идти на госслужбу и работать в компаниях монополистов. Тем не менее разъяснять риски ведения бизнеса – это задача бизнес-сообщества. У общественной организации «Деловая Россия» есть идея провести уроки предпринимателей среди школьников Петербурга. Молодым людям все же нужно прививать эту культуру и желание быть бизнесменом.

В уставе любой коммерческой организации прописано, что она создается с целью извлечения прибыли. Но ведь сегодня у российского предпринимателя нет стабильности, поэтому в большинстве своем в России создается временный бизнес – на один-два года. Исходя из этого и формируется прибыль. У нас практически нет компаний, которые создаются, чтобы работать 5 – 10 лет, с той перспективой, что там будут работать дети или внуки основателя.

Когда в прошлом году подняли страховые взносы для индивидуальных предпринимателей (ИП), мы потеряли 400 тыс. ИП по всей стране. А сейчас прорабатывается закон, по которому те, кто работает на «вмененке» (единый налог на вмененный доход. – Прим. ред.), будут платить налог на имущество, который исчисляется по кадастровой стоимости помещения. То есть правила игры постоянно меняются и спокойно работать в них очень сложно.


Подготовила
Галина НАЗАРОВА




 

Версия для печати

Copyright (C) 2000 Издательский дом "С.-Петербургские ведомости"
191025 Санкт-Петербург, Ул. Марата 25. Телефон: +7 (812) 325-31-00 Факс: +7 (812) 764-48-40
E-mail: post@spbvedomosti.ru