23 апреля 2017, Воскресенье
PDA RSS
РУБРИКИ
Свежий номер
Городские новости

Политика

Экономика

Общество

Культура

Спорт

Наследие

Круглый стол

Номера газеты в формате PDF
АВТОРИЗАЦИЯ
Логин  
Пароль  
Запомнить меня
 
  Регистрация
  Забыли пароль?
О ГАЗЕТЕ
Сотрудники

Реклама

Подписка

История газеты

Учредитель

Как с нами связаться

ГОСТЬ РЕДАКЦИИ

Анатолий  Андреевич  БУДКО
14.03.2014

Плюс анатомический театр


Наш сегодняшний гость – доктор медицинских наук, главный редактор «Вестника истории военной медицины».

Возглавляемый полковником медслужбы Будко Военно-медицинский музей ВМА имени С. М. Кирова хорошо знаком представителям старшего и среднего поколения, а вот молодые петербуржцы о нем знают недостаточно.



 

 


– Анатолий Андреевич, каково место Военно-медицинского музея в петербургской истории?

– В нашем собрании отражена богатая история не только Петербурга, но и мировой медицины, истории в целом. И здесь нельзя обойтись без аналогий. Во времена петровских преобразований, в первой половине XVIII века созданию Академии наук и художеств предшествовало образование первого музея России – Кунсткамеры. При этом во главе музея стоял лейб-медик Петра Роберт Арескин, а академию возглавил опять же лейб-медик Лаврентий Блюментрост. В тяжелые годы Великой Отечественной войны все повторилось, доказывая устойчивость исторической модели: вначале был создан Военно-медицинский музей, а позднее – Академия медицинских наук СССР. Петр I, будучи прагматичным государственным деятелем, рассматривал медицину в первую очередь как возможность сохранять здоровье военнослужащих. Создатель морского величия России, он мог увидеть общее в скелете корабля и строении человека. Для Петра был важен «идеальный человек», прежде всего как солдат. И именно военные нужды подтолкнули императора к развитию науки. В том числе и медицины...

В XIX веке, когда развитие медицины определило необходимость в учебных и мемориальных музеях, возникли Хирургический, а затем Пироговский музеи. Преемником их и стал наш музей.


– Великая Отечественная война сыграла немалую роль в появлении вашего музея?

– Во время войны государство поставило перед медициной важнейшую задачу восполнения людских ресурсов, возвращения миллионов опытных бойцов в строй. Вот в этих обстоятельствах руководителем медицинской службы Красной армии Ефимом Смирновым, в последующем министром здравоохранения СССР, академиком, 12 ноября 1942 года было принято решение о создании в Москве Музея военно-медицинской службы Красной армии. В это время шли ожесточенные бои под Сталинградом...

Смыслом его создания было в первую очередь обобщение опыта лечения раненых и больных на фронтах войны. И задачу, поставленную руководством страны, удалось выполнить с честью: в ходе войны вернулись в строй более 70% раненых и 90% больных, а в абсолютных показателях эта цифра составляет более 20 миллионов человек.

Особый статус музея определило постановление Совета министров СССР от 26 марта 1946 года, согласно которому труд научных сотрудников музея был приравнен к труду научных сотрудников Академии медицинских наук СССР.


– То есть логика Петра Великого – музей, необходимый для практического дела, – перешла на Великую Отечественную войну...

– Именно так. И важной задачей при этом стал сбор потерянных коллекций существовавших ранее медицинских музеев Российской империи. Во второй половине 1940-х годов музейщики разыскивали и закупали реликвии, сохранившие память о медиках прошлого. Подчас им приходилось рисковать, так как они приобретали для музейных фондов и предметы с царской символикой. «Академическое дело» и подобные ему показали, что расплата может быть серьезной. Но задача была выполнена, коллекции разрушенных музеев были собраны.

В Ленинграде Военно-медицинский музей открылся в 1951 году. Его называли «медицинским Эрмитажем». Да и сотрудники самого Эрмитажа оказали большую помощь при формировании экспозиции. Так был сформирован один из ведущих мировых медицинских музеев, таким он остается и сегодня. С середины прошлого века он стал неотъемлемой частью культурной и научной среды северной столицы.

Когда мы говорим о музее, мы имеем в виду не только коллекцию, но и людей, великих подвижников, трудами которых был создан музей и продолжает действовать сегодня. Это энтузиасты своего дела, профессионалы самого высокого уровня.


– Наверное, стоит упомянуть и о феномене «гения места»...

– Можно точно сказать: здесь, на Загородном проспекте, музей находится не случайно. Он расположен на территории лейб-гвардии Семеновского полка, рядом с тем местом, где когда-то стоял полковой Введенский собор. Разрушенный в 1930-х годах, он одновременно являлся и воинским музеем семеновцев.

Мы стараемся продолжить прерванные традиции: в начале XXI века открыли часовню, посвятив ее памяти лейб-гвардии Семеновского полка. Она является первым шагом к воссозданию Введенского собора, построенного в свое время по проекту архитектора Константина Тона.

Часовню устроили по образу полкового храма: в ней две части – культовая и музейная. В последней экспонируются уникальные реликвии – к примеру, разрешение, данное офицеру гвардейского полка, на вступление в первый законный брак. Наш экспозиционный корпус размещается в здании Семеновского-Александровского военного госпиталя, одного из лучших в Российской империи. Не случайно именно в наш музей были переданы материалы, касающиеся жизни семеновцев на чужбине после окончания Гражданской войны в России.


– Чем сегодня живет Военно-медицинский музей?

– Приходится часто слышать от представителей старшего поколения добрые отзывы о нашей старой экспозиции, на которой выросло немало жителей города, его гостей. Увы, в 1982 году экспозиция была закрыта на капитальный ремонт, и долгое время музей оставался «без лица». Но в 2001 году нам удалось открыть новую экспозицию. И с каждым годом мы стремимся показать посетителям новые залы, создать увлекательные программы для разных возрастов. В числе последних надо назвать детские программы, в рамках которых юные посетители постигают основы медицины и получают навыки оказания первой помощи. «Блокадная елка» – проект, который востребован не только в период юбилейных торжеств, в нем есть компонента милосердия, примеры стойкости человеческого духа.

Мы активно участвуем в музейных акциях – таких как «Ночь музеев», и очереди к нам стоят каждый год... Вот и нынче приготовили любопытную программу: при помощи ведущих специалистов Петербурга, в том числе ученых кафедры офтальмологии Военно-медицинской академии, представителей научных институтов, мы покажем в интерактивной и занимательной форме секреты человеческого зрения, строения глаза, расскажем и продемонстрируем зрительные эффекты и иллюзии. Приходите, не пожалеете. Интересно будет всем вне зависимости от возраста!


– Кто сегодня ваши посетители?

– Мы открыты для всех. Наши частые гости – студенты-медики, получающие высшее или среднее профессиональное образование и желающие иметь углубленные знания по истории медицины. В стенах музея проходят занятия для курсантов и слушателей Военно-медицинской академии. У нас бывает много школьников и дошкольников. Ведь тут история медицины оживает в предметах и лицах.

Важен музей и для исследователей. Здесь сформировано более трехсот персональных фондов видных деятелей мирового естествознания и медицины – уникальное собрание. Это материалы, связанные с Бехтеревым, Боткиным, Мечниковым, Павловым, Сеченовым...


– Что же можно сейчас увидеть в экспозиции?

– Сейчас у нас есть возможность показать не более одного процента из того, что хранится в фондах музея. Но, несмотря на это, удается представить многое. Мы рассказываем об истории развития российской медицины с древнейших времен до сегодняшних дней. У нас можно увидеть первые рукописные русские лечебники, рецепт, выписанный императору Александру I, предметы, относящиеся к жизни и деятельности выдающегося русского хирурга Николая Пирогова, и его предсмертную записку с диагнозом своего заболевания, предметы госпитального быта, инструменты разных эпох, форму одежды, фотографии, документы...

Конечно же, значительная часть экспозиционного пространства музея посвящена Великой Отечественной войне. У нас одна из самых сильных коллекций, посвященных теме блокады Ленинграда. Среди раритетов – дневники, использованные Даниилом Граниным и Алесем Адамовичем в «Блокадной книге».

В нашем музее много предметов, отражающих зверства фашизма и поступивших к нам после Нюрнбергского процесса. Уникальный источник – подлинные записки Залмана Градовского, который находился в зондеркоманде Освенцима и вынужден был сжигать в печах тела своих соплеменников. Записки, спрятанные им во фляге, являются реликвией мирового масштаба и считаются одним из самых ярких свидетельств о холокосте... Эти раритеты стали центром композиции «Между жизнью и смертью», вызвавшей немало откликов со стороны широкой зрительской аудитории и специалистов.

Отдельный зал современной экспозиции посвящен медицине вооруженных конфликтов и чрезвычайных ситуаций. Наряду с этим мы рассказываем о наших достижениях в области космической медицины, демонстрируя на выставке «Медицина высоты» уникальные документы, связанные с деятельностью Юрия Гагарина.


– Знаю, что многие идут к вам, чтобы «пощекотать нервы» в анатомическом театре...

– Это попытка воссоздания анатомического театра прошлых веков. Там царили не ужасы вскрытия человеческого тела, а атмосфера зрелища, действа. Люди смотрели, как устроено сердце, легкие, другие органы человека. Эра публичных анатомических театров продолжалась четыре столетия, с XV по XVIII век. Известно, что Петр I во время Великого посольства 1697 года неоднократно присутствовал при подобных зрелищах у известного голландского анатома Фредерика Рюйша...

Мы никаких ужасов не показываем – только рассказываем о том, как устроен человек. Удачным дополнением экспозиции анатомического театра стали муляжи человеческих тел, использовавшиеся в фильме Алексея Балабанова «Морфий» для съемок сцен операций в земской больнице.


– Какие планы у музея?

– В нынешнем году актуальная тема нашей научной и выставочной работы – столетие Первой мировой войны. Мы реализуем совместные проекты с Немецким историческим музеем в Берлине, Военно-историческим музеем в Дрездене, Государственным центральным музеем современной истории России, рядом петербургских музеев. Наши предметы и экспозиция вызывают внимание со стороны многих печатных изданий, телеканалов, киностудий.

В прошлом году министр обороны Сергей Шойгу принял решение о начале работ по реконструкции основного экспозиционного корпуса музея. Сегодня при поддержке управления культуры Министерства обороны и лично Антона Губанкова, начальника Военно-медицинской академии генерал-майора медицинской службы Андрея Бельских мы разрабатываем проект новой экспозиции современного музея медицины России и военно-медицинской службы.

У нас есть для этого все силы. За последние годы в музее сформировался дружный коллектив единомышленников – опытных ученых и экспозиционеров, а также молодых амбициозных специалистов, которые совместными усилиями создают новые выставки и проекты.


ФОТО Дмитрия СОКОЛОВА


Подготовил Сергей ГЛЕЗЕРОВ

Версия для печати

Copyright (C) 2000 Издательский дом "С.-Петербургские ведомости"
191025 Санкт-Петербург, Ул. Марата 25. Телефон: +7 (812) 325-31-00 Факс: +7 (812) 764-48-40
E-mail: post@spbvedomosti.ru