26 сентября 2016, Понедельник
PDA RSS
РУБРИКИ
Свежий номер
Городские новости

Политика

Экономика

Общество

Культура

Спорт

Наследие

Круглый стол

Номера газеты в формате PDF
АВТОРИЗАЦИЯ
Логин  
Пароль  
Запомнить меня
 
  Регистрация
  Забыли пароль?
О ГАЗЕТЕ
Сотрудники

Реклама

Подписка

История газеты

Учредитель

Как с нами связаться

ГОСТЬ РЕДАКЦИИ

Антон  Владимирович  ЛИХОМАНОВ
10.01.2014

Секретов от читателей нет


Российская национальная библиотека 14 января отметит юбилей: двести лет назад она, будучи Императорской Публичной, открыла свои двери для читателей.

Сделать библиотеку доступной для читателей планировали еще на два года раньше, в 1812 году, однако в связи с нашествием Наполеона самую ценную часть собрания эвакуировали, и открытие пришлось отложить.

С тех пор Публичка с честью прошла через все исторические испытания.

Сегодня мы говорим о том, чем же она в наше время интересна и полезна не только ее постоянным читателям, но и всем петербуржцам.

 

 

 



– Антон Владимирович, сегодня часто можно услышать разговоры о том, что книга в ее привычном бумажном виде умирает. А что будет с библиотекой?

– «Могильщиков» традиционных библиотек много, в качестве альтернативы говорят о «точках доступа». Однако я уверен: вне зависимости от того, какую форму приобретут книги, наша библиотека будет востребованной.

На протяжении двух столетий своего существования ее миссией была и остается общедоступность. Само открытие библиотеки в 1814 году имело огромное значение: появилось практически первое место в Российской империи, куда простолюдин, точнее, любой прилично одетый человек мог прийти наравне с купцом, дворянином или военным. И не только прийти, но и сидеть рядом в читальном зале! Тогда это была единственная общедоступная библиотека. Конечно, ограничения были: не пускали лакеев, учащихся. Не выдавалась читателям периодика: считалось, что в библиотеку человек должен приходить исключительно для умственных занятий. Затем ограничения постепенно снимались, то есть трансформация происходила.

Что же касается того, что традиционная книга умирает... Я бы не стал драматизировать. Статистика красноречивее всего: в 2011 году в нашей стране было издано 120 тыс. названий книг и брошюр, в 2012 году – 116 тыс. названий. Это гораздо больше, чем издавалось во всех 15 республиках СССР вместе взятых.


– Все ли издания доходят до РНБ? Система обязательного экземпляра работает?

– Мы считаем, что до нас доходит порядка 80%, точнее определить трудно. Раньше, в советские времена, можно было отслеживать названия книг по тематическим планам издательств. Сегодня они стараются такие планы не публиковать, чтобы конкуренты не подсуетились. Кроме того, сейчас нет цензуры и каждый может за свой счет издать все, что он хочет. Так что узнать обо всех вышедших книгах очень сложно. В то же время система ответственности за нарушение закона об обязательном экземпляре, предусмотренная в административном кодексе, на деле трудно выполнима.

Более того – и нас это очень волнует и беспокоит – 9 декабря вышел указ президента России о ликвидации Российской книжной палаты и передаче ее функций в состав ИТАР-ТАСС. Нам важно, чтобы функции палаты сохранились. Это ведь не только распределение обязательного экземпляра, но и составление национальной библиографии, ведение статистики печати.


– К вопросу об открытости фондов... Известно, что еще до революции в Публичную библиотеку поступали книги, запрещенные цензурой. Сегодня есть список «экстремистских» изданий. Поступают ли они в РНБ и выдаются ли читателям?

– Читатель может ознакомиться со всем, что хранится в библиотеке. Что касается «экстремистской» литературы, то в соответствии с законом о противодействии экстремизму запрещена пропаганда экстремистской идеологии. Издание может быть признано экстремистским только по решению суда, перечень таких изданий публикуется на сайте Министерства юстиции.

Мы в свою очередь составили специальную инструкцию, цель которой – предупредить читателя о том, что данное издание относится к числу экстремистских. Такой механизм действует в нашей и в других библиотеках: ознакомиться можно, пропагандировать нельзя. Мы не имеем права отказать читателю в выдаче книги, но выдаем с предупреждениями. Запретный плод всегда сладок, поэтому не надо лишний раз привлекать внимание к подобной литературе.
 

Другой вопрос – издания, имеющие гриф «Для служебного пользования» и хранящиеся в бывшем спецхране. То, что в советское время было включено в спецхран по политическим мотивам, теперь уже давно передано в общие фонды. Гриф «ДСП» сохранился только на специальных изданиях, описаниях изобретений, методических указаниях силовых ведомств. Сейчас этот фонд практически не пополняется, и через какое-то время, когда гриф «ДСП» устареет, эти издания перейдут в разряд общедоступных. И спецхрана в нашей библиотеке в принципе не будет или его объем будет минимальным. Так что ничего секретного – того, что никому не выдается, у нас нет.


– Как библиотека выжила в пору экономических перемен?

– Не могу сказать, что мы были забыты после 1991 года. Переход из Советского Союза в Россию наша библиотека пережила достаточно успешно. И даже от этого выиграла, поскольку официально получила статус национальной, какой она фактически и являлась до этого.


– Когда в 1992 году Публичная библиотека стала Российской национальной, из ее названия исчезло имя Салтыкова-Щедрина. Чем «провинился» великий писатель-сатирик?

– Начнем с того, как это имя появилось. Существует легенда, что в 1932 году группа сотрудников Публички обратилась к Сталину с просьбой присвоить библиотеке имя самого вождя. По принципу: раз в Москве главная библиотека носит имя Ленина, пусть наша носит имя Сталина. Вождь будто бы ответил, что не считает возможным себя возвеличивать, но было бы целесообразно присвоить библиотеке имя русского писателя, назвав на выбор Гоголя и Салтыкова-Щедрина. Выбрали второго.

В то же время Салтыков-Щедрин с нашей библиотекой не был никак связан. И когда происходило преобразование, его имя действительно исчезло из названия. Если смотреть на зарубежный опыт, то там национальные библиотеки не носят чьего-то имени. Я вообще противник присвоений имени – здесь слишком много конъюнктуры момента.


– А что насчет портрета Ленина, который раньше висел на главной лестнице?

– Лениным в прежние времена наш интерьер был переполнен. Портрет, фотография, мемориальная доска, панно. В 1990-х годах портрет был вынесен, в дальнейшем он не сохранился. Фотография, доска остались, бюст Ленина стоит в зале, который носит его имя. Мы считаем, что это нормально. Все национальные библиотеки гордятся выдающимися личностями, которые в них бывали... Принципиально мы бы не хотели забывать, что Ленин работал в нашей библиотеке, причем целых три года. Об этом гласит и мемориальная надпись на фасаде здания со стороны Невского проспекта...


– Чем больше доступны издания, хранящиеся в библиотеке, тем больше рук их трогает. Увы, раритетам это не всегда на пользу, и судьба дореволюционных газет – яркий тому пример. Как в РНБ сочетаются функции книговыдачи и книгосбережения?

– Действительно, здесь всегда существует определенное противоречие, однако библиотека не может быть без читателей. Мы тратим большие деньги на переплет, при библиотеке существует Федеральный центр консервации библиотечных фондов – самое современное подразделение подобного профиля во всей стране. Но, к сожалению, проблема до сих пор стоит очень остро, в том числе применительно к газетным материалам, которые особенно непрочны.

По большому счету, мы должны оцифровать все дореволюционные газеты, хранящиеся у нас, да и не только дореволюционные: газеты, выходившие во время Гражданской и Великой Отечественной войн, печатались на очень плохой бумаге, их также необходимо оцифровать. Но эта работа требует очень больших средств и, кроме того, она обязательно должна проводиться в координации с другими крупными библиотеками России, чтобы ни мы, ни они не дублировали работу друг друга. Это большая проблема, требующая решения.


– Сегодня многие книги из фонда РНБ доступны на сайте библиотеки, и это замечательно. Однако как это влияет на посещаемость?

– Увы, общемировая тенденция такова, что читальные залы библиотек постепенно пустеют. Это связано с тем, что очень много литературы можно найти в Интернете, в том числе в нелегальном контенте, выложенном там с нарушением авторского права. Кстати, единственная страна из тех, где я побывал и где нет свободных мест в читальных залах, – это Китай. Там получение образования является «социальным лифтом», причем многие знания хранятся именно в бумажном, а не в электронном виде.

Но в остальном мире традиционное чтение постепенно уменьшается, в том числе и в учебной сфере. Научные издания пока все-таки сконцентрированы в виде традиционных бумажных книг. Поэтому тем, кто серьезно занимается наукой, нужно приходить в библиотеку.

Что касается наполнения нашей электронной библиотеки, мы руководствуемся двумя принципами: сохранить оригинал и при этом учесть читательский спрос. Поэтому можно сказать, что мы идем за спросом читателей. В основном мы выкладываем в нашу электронную библиотеку дореволюционные издания: краеведческую литературу, справочные издания, очень популярна коллекция географических карт. Кроме того, стараемся делать доступными для всех уникальные документы, в том числе, например, Лаврентьевскую летопись.

В нашей электронной библиотеке 26 коллекций, в общей сложности – 400 тыс. названий изданий. Это и национальная литература, и тематические подборки, например, связанные с войной 1812 года. В основном мы сами создаем эти коллекции, но есть и опыт сотрудничества с издательствами. К примеру, в прошлом году «Альфарет» передало нам оцифрованные копии трехсот изданий, посвященных войне 1812 года. Если бы так поступали и другие издательства, можно было бы говорить о серьезном участии бизнес-сообщества в формировании фондов библиотек, но пока этого нет... Кстати, из 26 электронных коллекций только одна недоступна через Интернет – авторефераты диссертаций. С ней можно работать только в стенах библиотеки или на условиях подписки.

У нас постоянно увеличивается количество виртуальных посещений. В 2012 году у нас было зафиксировано более пяти миллионов обращений к нашему веб-порталу. При этом за тот же год – примерно 600 тыс. реальных посещений читальных залов библиотеки. Разница почти в десять раз. И эта тенденция, очевидно, будет прогрессировать.


– Идет ли молодежь сегодня работать в библиотеку?

– Идет, но не так активно, как хотелось бы. Здесь много нюансов, связанных не только с зарплатой. К примеру, сложно найти людей для обслуживания фондов, где работа, наверное, не столь интересная. Вакансии в РНБ сегодня есть, но их немного. Общая же политика администрации состоит в том, чтобы требуемый объем работы выполнялся меньшим количество работающих за большую заработную плату. Сейчас во всей библиотеке – 1470 сотрудников. Это не так много, поскольку мы располагаемся в пяти зданиях, которые находятся на нашем балансе, не считая еще тех помещений, которые мы арендуем для хранения литературы.


– Можно ли сравнить уровень зарплат сотрудников РНБ и национальных библиотек в Европе?

– Сравнивать сложно, поскольку нужно еще иметь в виду, какой в других странах подоходный налог, сколько платят за квартиру и тому подобное. Насколько мне известно, вакансий в западных библиотеках нет, в том числе в связи с большими сокращениями штатов. Что же касается зарплат в РНБ, то за этот год они сильно возросли в рамках указа президента России о государственной социальной политике – более чем в два с половиной раза. Это остановило отток кадров.


– По сравнению с другими национальными библиотеками Российская национальная находится на достойном уровне?

– У нас есть многое из того, что существует в западных библиотеках. Есть сферы, в которых мы лидируем, – это сохранение документов, консервация и реставрация фондов. Однако мы отстаем по объему оцифрованных документов. На Западе на это выделяется гораздо больше средств.

Очевидный факт: встраивание библиотеки в современное информационное общество требует больших финансовых затрат и высококвалифицированных кадров, способных не только выполнять текущую работу, но и перспективно мыслить.

Пользуясь случаем, хотел бы со страниц «Санкт-Петербургских ведомостей» поздравить всех бывших и нынешних сотрудников и читателей библиотеки, а также многочисленных дарителей, всех, кто помогает РНБ выполнять ее миссию, с замечательным юбилеем!

ФОТО Дмитрия СОКОЛОВА


Подготовил Сергей ГЛЕЗЕРОВ

Версия для печати

Copyright (C) 2000 Издательский дом "С.-Петербургские ведомости"
191025 Санкт-Петербург, Ул. Марата 25. Телефон: +7 (812) 325-31-00 Факс: +7 (812) 764-48-40
E-mail: post@spbvedomosti.ru