17 августа 2017, Четверг
PDA RSS
РУБРИКИ
Свежий номер
Городские новости

Политика

Экономика

Общество

Культура

Спорт

Наследие

Круглый стол

Номера газеты в формате PDF
АВТОРИЗАЦИЯ
Логин  
Пароль  
Запомнить меня
 
  Регистрация
  Забыли пароль?
О ГАЗЕТЕ
Сотрудники

Реклама

Подписка

История газеты

Учредитель

Как с нами связаться

ГОСТЬ РЕДАКЦИИ

Алексей    Титов
25.06.2010

Отличился на двести процентов


Среди выпускников появилась новая категория чемпионов. Прежде это были золотые медалисты (кстати, сегодня они соберутся на свой бал
в Большом петергофском дворце), а нынче отличившиеся могут и не тянуть на медаль, но при этом сдать ЕГЭ на 100 баллов. Таких многократно меньше, чем медалистов. А есть еще «двухсотники» – как называют выпускников, умудрившихся сдать по максимуму не один, а два предмета. Их на всю страну единицы.
17-летний Алексей Титов из 56-й гимназии Петроградского района сдал «на все сто» химию и биологию. Мы пригласили его в гости – не затем чтобы лишний раз поахать, а чтобы убедиться, можно ли при таких успехах не быть занудой или (простите, ботаники) «ботаником» – благо это один из выбранных Титовым предметов.
Да, вынуждены предупредить: речь Алексея – это не наша редакторская натяжка. Он и вправду такой толковый.




– Алексей, эти, извините, «два по сто» для вас были ожидаемы? И какой предмет дался сложнее?

– Не то чтобы ожидаемы – мне трудно сконцентрироваться, в детстве вообще была гиперактивность, так что всегда есть вероятность напортачить. Например, не там поставить «крестик».

Но для меня такой вид проверки удобнее: с компьютером мне проще, чем с человеком, – больше однозначности. Хотя есть вопросы, отвечая на которые лучше не знать «слишком много». Иначе начнешь копать вглубь, и чуть ли не все варианты будут казаться правильными. Меня об этом предупреждал мой преподаватель-биолог Сергей Викторович Барабанов.

Что сложнее? По-моему, в химии опять же больше однозначности – реакции и задачи. А в биологии открытые вопросы, и не совсем понятно, что разработчики хотят получить в ответ. Можно написать больше, можно меньше – но как именно надо?

Впрочем, эти мои «два по сто» не уникальны. Мой друг Лев Беднягин тоже стал «двухсотником», но по русскому и химии. Кстати, у моего преподавателя химии Владимира Александровича Кетлинского четверо сдали ЕГЭ на «сотню»!

– Вы допускаете, что неглупый школьник может не сдать ЕГЭ, потому что ему не подходит такая форма проверки?

– Допускаю. В химии или биологии форма проверки не особенно влияет на суть предмета, а вот как сдавать историю или литературу в формате ЕГЭ, даже не представляю.

К тому же немало «понятливых школьников» не могут сдать потому, что поздно начали готовиться. Знаете, есть такое выражение: «До экзамена либо полно времени, либо один день».

– Вы-то не замучились готовиться? На жизнь времени, наверное, не оставалось.

– Я всерьез начал учиться только в 11-м классе. Что-то стукнуло: через 9 месяцев экзамен! Готовился очень напряженно, потому и болел часто, не высыпался. Но при всей этой нагрузке именно в 11-м классе стал заниматься в театральной студии «Мост» при гимназии, дважды в неделю. Как-то успевал.

Готовился я без репетиторов, но ходил на дополнительные занятия, в нашей школе работает школа тестовой культуры – она бесплатная. Нет, там учат не «куда ставить крестик» – учат предмету, но в рамках ЕГЭ. Кстати, педагоги нам всегда говорили: не учитесь по тестам, это не эффективно – все равно будут другие вопросы.

– Что еще сдавали в формате ЕГЭ?

– Только обязательные русский и математику. Просто я четко нацелен на определенную профессию – врач, а там нужны именно биология и химия.

– Врач? Почему?

– Так сложилось. У меня и мама врач – терапевт-нефролог. Ну и склонности такие, что серьезнее всего рассматривалась медицина. Какое именно направление, пока не знаю. И загадывать бесполезно: за время учебы все десять раз поменяется.

На самом деле я определился только к 9-му классу и пошел на Малый медицинский факультет (при Большом университете, куда Алексей и будет поступать. – Прим. ред.). Это, по сути, подготовительные курсы – они дают понять, видишь ли ты себя в медицине.

– То есть боитесь ли крови? Не падаете ли в обморок в морге...

– Все боязни со временем проходят. А в морг нас не водили. Хотя у меня подруга занималась в другой группе – вот они морг посетили.

– Подруга тоже «во врачи»?

– Да у нас все «во врачи» – у нас же в гимназии специальный класс, химико-биологический. Это совместный проект с эколого-биологическим центром «Крестовский остров». Я именно из-за этого класса два года назад в 56-ю гимназию перешел – раньше учился в школе № 392 Кировского района.

– С вашими сильными сторонами в учебе – понятно. А какие слабые?

– Наверное, русский язык. В детстве была дисграфия – это когда знаешь, как пишется слово, но упорно пишешь, допустим, «ы» вместо «у».

Почерк у меня до сих пор плохой. Я в ЕГЭ специально отводил час на переписывание сочинения, потому что сразу написать нормальным почерком мне сложно.

Честно говоря, мой результат по русскому языку, 84 балла (весьма высокий. – Прим. ред.), – заслуга классного руководителя и учителя русского языка Татьяны Евгеньевны Мельниковой. Я ведь работал на химию и биологию, а русский, получается, как-то сам сложился благодаря преподавателю.

Да и математику я бы не назвал своей сильной стороной. На ЕГЭ получил 63 балла. Но у нас и по математике замечательный учитель – Оксана Сергеевна Сергеева. Без нее я бы даже так не сдал, наверняка. Она часто говорит: если тебе плохо, нет ничего лучше, чем посидеть за чашечкой кофе и решить задачку по геометрии – сразу поднимется самооценка. Правда, у меня с этим проблема: кофе не люблю.

Пожалуй, английский тоже слабоват: я им очень недолго занимался, прежняя моя школа – «французская», так что французский я знаю прилично. Пробовал, кстати, учить итальянский перед поездкой в Италию: гимназия устраивает такие туры по обмену...

– Вам не кажется, что это ущербно – когда при выборе одних предметов на ЕГЭ школьники запускают что-то важное из других дисциплин?

– Знаете, это «важное» не надо было запускать в предыдущие 10 лет обучения. В 11-м классе не столько изучают новое, сколько повторяют пройденное.

Действительно, приходится решать, на что направить основные силы: успеть все очень сложно. Тут дорогого стоит понимание родных – когда у меня были неудачи по другим предметам, родители меня не ругали... А если я что-то проморгал, восполню летом. Вот физику хочу подтянуть. Хорошо, что у меня папа геофизик.

– У вас речь такая складная – много читаете? И какие у вас внешкольные интересы?

– Конечно, читаю, но в этом году, честно говоря, мало времени было: перечитал «Мастера и Маргариту», прочел Распутина «Живи и помни», кое-что из Горького...

Фортепиано занимался десять лет. Музыку предпочитаю классическую. То, что на «Русском радио», совсем не мое. Нравится англоязычная и франкоязычная эстрада, особенно та, которая 1950 – 1980-х годов.

В волейбол играю с удовольствием, хотя очень средненько... Фотографией увлекаюсь – у меня пленочный «Зенит» и простенький цифровой.

Что еще... Из фильмов не люблю ужастики. Компьютер использую довольно активно, но в основном трачу время на то, чтобы заставить его работать – старенький. Телевизор не смотрю вообще – не привык. Но канал «Культура» уважаю.

А вообще у нас в гимназии огромное количество внеклассной работы: наш центр дополнительного образования был, кажется, первым в стране. Выезды 56-й гимназии вообще шедевры – это такие развивающие поездки на два дня в детский оздоровительный лагерь. Они тематические: помню, в 10-м классе наш класс «играл» в телеканал CNN.

– Возвращаясь к выбранной профессии: есть представление о том, что нужно менять в системе здравоохранения?

– Сложно сказать. Я знаком с отдельными специалистами, но не с системой. Наверное, в первую очередь надо менять отношение к пациенту – это я говорю как человек, который иногда бывает пациентом. Поменьше бы регистратур и побольше бы врачей.

– Алексей, вы понимаете, что детство кончилось?

– Так предупреждал нас еще в апреле Сергей Викторович Барабанов: «Друзья мои, детство заканчивается через месяц». То есть месяц перед экзаменами детством уже не считается.

Но я не заметил резкого перехода. С одной стороны, заботиться обо мне не перестали, а с другой – учеба в Эколого-биологическом центре дала представление о вузовском режиме. Тогда какое-то время было трудно понять: зачем учиться, если никто не заставляет?

А то, что ухожу из школы... Школа для меня, наверное, этап, который я завершил успешно. Начнется новый этап. И в свою гимназию я обязательно буду приходить – я и в прежнюю свою школу забежал, отчитался об успехах. А насчет детства – мне нравится песенка из фильма «Мэри Поппинс, до свидания» «Счастлив тот, в ком детство есть». Детство – оно же внутри меня осталось.

ФОТО Сергея ГРИЦКОВА


Подготовила
Анастасия ДОЛГОШЕВА

Версия для печати

Copyright (C) 2000 Издательский дом "С.-Петербургские ведомости"
191025 Санкт-Петербург, Ул. Марата 25. Телефон: +7 (812) 325-31-00 Факс: +7 (812) 764-48-40
E-mail: post@spbvedomosti.ru