28 июля 2017, Пятница
PDA RSS
РУБРИКИ
Свежий номер
Городские новости

Политика

Экономика

Общество

Культура

Спорт

Наследие

Круглый стол

Номера газеты в формате PDF
АВТОРИЗАЦИЯ
Логин  
Пароль  
Запомнить меня
 
  Регистрация
  Забыли пароль?
О ГАЗЕТЕ
Сотрудники

Реклама

Подписка

История газеты

Учредитель

Как с нами связаться

ПОЛИТИКА

Выпуск  № 214  от  14.11.2014
Не розовый экватор Франсуа Олланда
Руслан КОСТЮК

15 ноября во Франции завершится первая половина пятилетнего президентского мандата Франсуа Олланда. Судя по тому, что происходит с экономикой этой страны и как реагирует общественность на внутреннюю политику главы государства, говорить о том, что вторая половина президентства Олланда пройдет для него и его сторонников легче и спокойнее, не приходится.

 

Самый непопулярный президент

Когда в мае 2012 года социалист Ф. Олланд был избран с небольшим перевесом (он набрал во втором туре выборов лишь 51,6% голосов) президентом страны, абсолютное большинство французов ожидали от нового главы государства изменений к лучшему. Сам Олланд настойчиво убеждал соотечественников в том, что, избрав его на высший государственный пост, нация выбирает путь перемен.

Два с половиной года нахождения у власти Социалистической партии (СП), конечно, принесли французам перемены. Однако далеко не все из них общественность оценивает со знаком плюс. Так, по окончании прошлого года более трех четвертей французов, отвечая на вопросы социологов, констатировали, что страна идет в неверном направлении. Более того, около 80% опрошенных заявили, что в ближайшем будущем ситуация лишь ухудшится. Свыше 70% респондентов уже в текущем году отмечали: левоцентристские правительства, непосредственно, согласно конституции Пятой республики, подчиняющиеся главе государства, не справляются с социально-экономической политикой. Французы считают также, что ведущая партия президентского большинства — СП — реализует политику, основа которой чужда каждодневным интересам обычных граждан.

Стоит ли удивляться, что с такой оценкой политики исполнительной власти рейтинги самого хозяина Елисейского дворца с осени позапрошлого года покатились вниз с головокружительной скоростью? Позитивно действия Олланда на высшем посту оценивают сегодня всего 12 — 13% французских избирателей. Последние месяцы опросы показывают: стабильно более половины французов выступают за досрочное сложение президентом его полномочий и за переизбрание «розового» (то есть находящегося под контролем соцпартии, чьей эмблемой остается роза в кулаке) состава нижней палаты парламента — национального собрания. Ожидать такого варианта вряд ли стоит, но очевидно, что еще никогда за всю историю Пятой республики, начиная с ее установления при Шарле де Голле в 1958 году, ни один из действовавших президентов Франции не имел столь ничтожно малого рейтинга, как Олланд в 2013 — 2014 гг. И «ниспровергнуть» эту отрицательную для себя тенденцию ему и его партии в ближайшие 2 — 2,5 года будет очень непросто.

 

Кризис продолжается

Одним из очевидных мотивов возвращения социалистов в 2012 г. к власти была политика «строгой экономии», начатая при правом президенте Николя Саркози и негативно оцененная общественным мнением Франции. Но сегодня, спустя два с половиной года нахождения левых у власти, можно констатировать: на деле «социалистическая» политика в социально-экономической сфере мало чем отличается от курса прежнего правого большинства.

Франции никак не удается выбраться из спирали финансового и экономического кризиса. Хуже того, страна, похоже, все сильнее в эту спираль затягивается. Если в 2011-м экономический рост составлял 2,1% валового внутреннего продукта (ВВП), то в прошлом году Франция оказалась в состоянии рецессии. Экономисты полагают, что по итогам нынешнего года рост ВВП не превысит и полпроцента. В 2013 — 2014 гг. произошло снижение инвестиций со стороны предприятий. Олланд и социалисты шли также к власти с обещаниями побороть массовую безработицу. Этого не произошло, напротив — весь период первой половины президентства Олланда во Франции безработица не прекращала расти. Только за год, с лета 2013-го до лета 2014 года, официальных безработных в стране стало на 300 тысяч человек больше. Сейчас во Франции постоянной работы не имеют свыше 5 млн граждан.

До победы в 2012 г. Олланд и СП убеждали соотечественников в том, что «политика строгости не является фатальной» и Франция обязана предложить Европе более социально справедливый выход из кризиса. Но если в 2012 г. социалисты высмеивали предложение правых сократить общественные расходы на 50 млрд евро, то сегодня, находясь у власти, левоцентристское правительство, по сути, само пришло к этому суждению. Премьер-министр сторонник социал-либеральной политики Манюэль Вальс пунктуально осуществляет политику общественных сокращений — во имя того, чтобы к 2017 г. Франция пришла к бездефицитному бюджету.

Правительственные меры направлены на снижение налогов с крупных предприятий и компаний (правда, одновременно налоги будут снижены и для самых бедных семей). Объективно это уменьшит расходы на созданную после Второй мировой войны систему социальной безопасности, подорвет финансирование местных органов власти, нанесет непоправимый ущерб сфере общественного здравоохранения. Так, в течение трех ближайших лет власти планируют сократить финансирование французского здравоохранения (до сих пор считающегося одним из самых качественных на Западе) на 10 млрд евро.

Подавляющее большинство французов считают проводимую при Олланде политику налогообложения сколь несправедливой, столь и неэффективной. После реализованного лишь на бумаге плана обложения дополнительных доходов миллионеров (вспомним «налоговое бегство» Жерара Депардье) правительство и в этом направлении взяло вправо, пойдя навстречу крупному капиталу.

Но общее состояние государственных финансов не улучшается. Вообще говоря, Франция с 1974 г. уже четыре десятилетия подряд (!) всякий раз заканчивает финансовый год с бюджетным дефицитом. По прогнозам Европейской комиссии, дефицит бюджета в этой стране по итогам текущего года составит 4,4% ВВП (за что Франция, по идее, должна подвергнуться финансовым санкциям со стороны ЕС).

В ХХ столетии во время нахождения у власти левые силы отметились по-настоящему великими, социально значимыми реформами: введением оплачиваемых отпусков для рабочих, национализацией ключевых отраслей промышленности, снижением пенсионного возраста до 60 лет, переходом на 35-часовую рабочую неделю. Трудно сказать, чем войдет во французскую историю президент Олланд. Разве что скандальным законом о браке для всех, легализовавшим однополые супружеские союзы...

 

Без стратегических изменений

Мой знакомый парламентарий от Левого фронта (ЛФ) Франсуа Асанси, говоря о сущности внешней политики Олланда, отмечает, что она представляет собой в большей степени продолжение старой линии, чем ее изменение. В период прошлой президентской кампании Олланд называл внешнюю политику тогдашнего главы государства Саркози «противоречивой и блуждающей». Если честно, сегодня такая характеристика вполне может быть применена к международной политике самого Олланда.

Левый президент сдержал свои предвыборные обещания и вывел французские войска из Афганистана, а также оказал поддержку международному признанию палестинского государства. Ф. Олланд попытался перезапустить европейское строительство, но ему не удалось добиться ни переподписания ныне действующего Лиссабонского договора, ни изменения финансирования европейских проектов в интересах усиления экономического роста и создания рабочих мест. Понятно: в ЕС сейчас отсутствует левоцентристское большинство, готовое поддерживать социальные инициативы Парижа. Но в общем и целом создается впечатление, что в Евросоюзе сегодня Париж «склонился» перед консервативной финансово-экономической политикой Берлина.

Находясь в оппозиции, французские социалисты обещали пересмотреть принятое Саркози решение о полном возвращении страны в военную структуру блока НАТО; этого так и не было сделано. Внешняя политика Парижа на ряде международных направлений (например, по отношению к конфликту в Сирии) на деле оказалась при Олланде даже более «империалистической», чем у Вашингтона. Участие французских военнослужащих в операциях в Мали и ЦАР показывают, что африканская политика Парижа, несмотря на ранние обещания нынешнего главы Франции, осталась без особых изменений. Словом, говорить о прогрессивной внешней политике в первый период президентства Олланда вряд ли правомерно.

 

Угрозы множатся

Резкое падение популярности президента и правительства не могли остаться без последствий для общественно-политической жизни республики. В частности, сегодня мы наблюдаем явные центробежные процессы в левой части политического спектра Франции. Как отмечает директор левой парижской газеты «Либерасьон» Лоран Жоффр, реальная политика Олланда вызвала «особенное разочарование и гнев электората, который привел его к власти». На самом деле даже среди сторонников соцпартии кредит доверия главе государства недотягивает и до отметки 35%.

Президентское большинство сужается в нижней палате парламента как шагреневая кожа. Весной его покинули вторая по силе левая партия Франции — экологисты. Жесткой критике социально-экономическую политику властей подвергает возглавляемый коммунистами ЛФ. Наконец, после того как накануне выхода из отпусков в конце августа прошла «чистка» совета министров от левосоциалистических политиков, подняли голову радикальные круги в СП. «Фрондеры», как их называет французская пресса, представляют собой 30 — 35 депутатов, но число недовольных социально-либеральной линией Олланда и Вальса растет и среди парламентариев-социалистов. Олланду будет нелегко удержать под контролем собственную партию, борьба за влияние в которой между традиционными социалистами и правым, социал-либеральным направлением перед очередным съездом СП обещает быть нешуточной.

Не менее мощные угрозы идут и «извне». Общественное мнение Франции явно дрейфует вправо, о чем беспристрастно свидетельствуют результаты местных и европейских выборов в 2014 г., а также итоги переизбрания половины состава верхней палаты парламента — сената. Электорат левых сил сократился до 35%, тогда как влияние основной оппозиционной партии — правоцентристского Союза за народное движение (СНД) — вновь стало расти. СНД в 2014 г. сумел взять под контроль большую часть крупных и средних городов, восстановить господствующие позиции в сенате. В скором времени эту правую партию вновь должен возглавить Саркози, стремительно вернувшийся в большую политику. Однако перед президентскими выборами 2017 года ему еще придется помериться силами за «инвеституру» от СНД с бывшими премьер-министрами Алленом Жюппе и Франсуа Фийоном.

Но, судя по нынешнему раскладу, умеренно правым, возможно, в 2017-м придется сражаться за Елисейский дворец во втором туре не с социалистами, а с крайне правыми. Рост безработицы, негативные последствия глобального кризиса, проблемы с иммиграцией заметно укрепили позиции еще недавно маргинального крайне правого Национального фронта (НФ), чей лидер Марин Ле Пен в мае — впервые в истории Пятой республики — сумела добиться для своей партии первого места на европейских выборах. Социологи свидетельствуют, что электорат НФ постоянно пополняется не только за счет буржуазных, умеренно правых в прошлом избирателей, но и многих представителей народных слоев, ранее предпочитавших голосовать за левые силы. Возможно, именно это можно считать одним из самых тяжелых и негативных политических последствий политики Франсуа Олланда.


Руслан КОСТЮК,
доктор исторических наук,
профессор факультета международных отношений СПбГУ

 


Версия для печати

КОММЕНТАРИИ


Copyright (C) 2000 Издательский дом "С.-Петербургские ведомости"
191025 Санкт-Петербург, Ул. Марата 25. Телефон: +7 (812) 325-31-00 Факс: +7 (812) 764-48-40
E-mail: post@spbvedomosti.ru