25 марта 2017, Суббота
PDA RSS
РУБРИКИ
Свежий номер
Городские новости

Политика

Экономика

Общество

Культура

Спорт

Наследие

Круглый стол

Номера газеты в формате PDF
АВТОРИЗАЦИЯ
Логин  
Пароль  
Запомнить меня
 
  Регистрация
  Забыли пароль?
О ГАЗЕТЕ
Сотрудники

Реклама

Подписка

История газеты

Учредитель

Как с нами связаться

ЭКОНОМИКА

Выпуск  № 210  от  10.11.2014
Диспетчер капиталов
Государство должно показать бизнесу, куда вкладывать деньги
Алексей МИРОНОВ

В наши неоднозначные времена, когда курс рубля меняется каждый день, всем нам – и простым гражданам, и предпринимателям – необходимо нащупать вектор развития ситуации. Сегодня о том, чем может обернуться падение цен на нефть и почему продолжится концентрация банковского капитала, нашему обозревателю рассказал глава дирекции операций на финансовых рынках банка «Санкт-Петербург» Алексей ТЕПЛОУХОВ.

Продажная цена

– Алексей Александрович, что же происходит с российской экономикой?

– Происходит то, что мы наблюдаем у всех сырьевых стран: высокая зависимость. Во-первых, от динамики ВВП еврозоны (это наши зарубежные покупатели). Во-вторых, от цены на нефть. В-третьих, от объема денежной эмиссии внутри страны. Сейчас базовые ожидания прироста отечественной экономики в 2014 – 2015 гг. на уровне 1%. И это при условии некоторой активизации государственных инвестиций, что мы сейчас и наблюдаем.

Недавно Россия заключила газовые контракты с Китаем (38 млрд кубометров в год с возможностью увеличения до 60 млрд). По сути, это попытка диверсифицировать сырьевую экономику через интеграцию с Азией. После 2018 года объем поставок газа в Китай может составить от 23 до 37% от объема текущих поставок в Европу (в 2013 г. – 161,5 млрд кубометров).

Традиционные страны – покупатели российских энергоносителей развиваются не слишком активно. При этом зафиксирован рост добычи нефти в некоторых странах ОПЕК, увеличивается добыча в США. Если в 2005 году американцы добывали лишь 4 млн баррелей в сутки, то в 2014-м – уже 8,9 млн.


– Есть прогнозы, по которым мы скоро увидим цены на нефть 70 – 75 долларов за баррель...

– Это вполне реально, если государства ОПЕК продолжат наращивать добычу. Но для бюджета РФ это, как ни странно, не критично. Потому что при верстке бюджета учитываются два ключевых параметра: цена на нефть и курс рубля. Если подешевеет нефть, то рубль упадет, а бюджет будет исполнен. Другое дело, что на ту же зарплату или пенсию в рублях купить можно будет меньше.

В экономической публицистике часто обсуждают теорию заговора: мол, нефтяные котировки снижаются искусственно. То ли Америка решила нас наказать, «уронив» цену нефти, то ли Саудовская Аравия собралась выдавить с рынка американских производителей сланцевой нефти.

Бредом я бы такие опасения не назвал, теоретически подобные шаги возможны. Потому что повышение добычи нефти уже произошло за счет Нигерии – не самого крупного игрока, возможно, это сигнал от всей ОПЕК. Но вот выдавить американских производителей у картеля не получится. У американской нефти себестоимость очень различается по штатам, но в целом это 50 – 70 долларов на скважину. Внутренние потребности собственным сырьем Америка покроет, и ее производители будут целы.


Указующий перст

– Чем отличаются сегодняшние реалии от событий, скажем, 1998 года?

– Сейчас будет сложнее развивать реальный сектор экономики. В кризис 1998 года правительство Примакова и Маслюкова оживило внутренний рынок: наши товары оказались конкурентоспособными за счет снижения курса рубля. Но сейчас девальвация не такая сильная, как в 1998-м, – она исчисляется десятками процентов, а не сотнями. Но главное – изношенность основных фондов российских предприятий.

В настоящее время, чтобы повысить производительность труда, нужны инвестиции. Возможные их источники – зарубежные (с недавних пор закрылись) и государство. Ему нужно делать вложения в национальную экономику не только через Внешэкономбанк, но и через госпрограммы напрямую.


– Либералы возразят: мол, эффективность государства как инвестора оставляет желать лучшего...

– Увы, это горькая правда. Но, чтобы задать вектор, показать, куда идти частному капиталу, сейчас необходима инвестиционная активность государства. Даже несмотря на то, что издержки у госинвестиций действительно выше, а отдача ниже. Но, если держать национальный капитал «под сукном», будет еще хуже.


– Почему даже владельцы коммерческих банков не заинтересованы в росте их капитализации, то есть не вкладывают деньги в свои активы?

– Потому что их деньги пойдут на покрытие резервов по возможным невозвратам. Акционеры рассуждают так: они деньги дадут, а они не будут работать, приносить им прибыль. А она падает: прибыльность реального сектора отечественной экономики в первом полугодии упала на 20%, это и на банках отразилось.


– То есть развитие банковского сектора притормаживается?

– По крайней мере тот факт, что российские коммерческие банки уже должны только Центробанку и Министерству финансов РФ около 6 триллионов рублей, говорит о многом. И в скором времени, по мнению экспертов, этот долг может еще возрасти. При этом у ЦБ есть только два способа поддержки коммерческих банков – сделки репо (продажа ценных бумаг или валюты с их последующим обратным выкупом по заранее оговоренному курсу) и кредиты под залог нерыночных активов. Но этого недостаточно.


– А как еще можно помочь финансовым институтам?

– Государство должно поддержать банки деньгами, капиталом. В кризис 2008 года был такой опыт – давали субординированный капитал с возможностью вернуть эти деньги государству или превратить их в акции, отдав Центробанку долю в уставном капитале. Но источники фондирования должны быть дешевыми и длинными.

Риски того, что государственные деньги через коммерческие банки попадут на тот же финансовый рынок и только разгонят инфляцию, объективно, конечно же, существуют. Но это можно пресечь административными барьерами.


– Продолжится ли концентрация банковской системы?

– Конечно, ведь малых банков слишком много. Зачастую они обслуживают интересы конкретного хозяина и ненадежны для вкладчиков. Идет тенденция перевода предприятиями расчетных счетов в крупные финансовые институты. Ведь предприятия в отличие от граждан-вкладчиков никак не защищены от банковского банкротства.


Личный счет

– Что же в эпоху девальвации рубля делать простым россиянам?

– Наиболее вероятно, что инфляция будет расти, а рубль – слабеть. Перевод сбережений в валюту в таких условиях – логичный шаг. Но чего не стоит делать, так это паниковать. Обычно на бирже мы видим всплеск, потом — откат, это называется коррекцией. Сейчас бежать в обменник со своими рублями уже поздно.


– Государство пытается привлечь деньги граждан на фондовый рынок. Россиян заманивают на биржу налоговыми льготами, которые начнут действовать с января 2015 года. Могут ли личные сбережения стать источником инвестиций для реального сектора всерьез?

– Нет, в России не тот уровень финансовой грамотности. У нас торгуют на бирже либо уж совсем любители (они быстро теряют деньги), либо профессионалы, имеющие опыт работы в банках и брокерских фирмах, но решившие наконец-то поиграть на бирже на себя. Массового инвестора нет. Мечты о миллионах собственников, которые были популярны в первой половине 1990-х, не сбылись. В короткие сроки это не изменить.

При этом на российской бирже частному инвестору сегодня можно найти много интересного и выгодного для личного кошелька. Но знаний, чтобы воспользоваться этими возможностями, не хватит. Не в конкретном, а в усредненном случае. Надо учить финансовой грамоте еще в школе – после вуза может быть поздно начинать что-то объяснять. Хотя если интерес есть, можно научиться и в более зрелом возрасте.
 


Версия для печати

КОММЕНТАРИИ


Copyright (C) 2000 Издательский дом "С.-Петербургские ведомости"
191025 Санкт-Петербург, Ул. Марата 25. Телефон: +7 (812) 325-31-00 Факс: +7 (812) 764-48-40
E-mail: post@spbvedomosti.ru