28 сентября 2016, Среда
PDA RSS
РУБРИКИ
Свежий номер
Городские новости

Политика

Экономика

Общество

Культура

Спорт

Наследие

Круглый стол

Номера газеты в формате PDF
АВТОРИЗАЦИЯ
Логин  
Пароль  
Запомнить меня
 
  Регистрация
  Забыли пароль?
О ГАЗЕТЕ
Сотрудники

Реклама

Подписка

История газеты

Учредитель

Как с нами связаться

ОБЩЕСТВО

Выпуск  № 195  от  16.10.2014
Обратная тяга
Марина УДАЛОВА

Мои дети решили променять северную столицу на деревушку под Старым Изборском. Продали квартиру, купили избу 1940 года постройки, 50 га поля за ручьем с бобрами, определили детей в изборскую школу и зажили в ладу друг с другом и с собой.
И я их понимаю – города, как большие муравейники из стекла и бетона, выжимают из нас последние силы, превращая в неких урбанистических зомби, курсирующих между работой и квартирой.
А в деревне и жизнь дешевле, и нравы чище.

В магазине жизнь не купишь!

Только сбежав от цивилизации в домик с «окнами в лес», начинаешь понимать мудрость и красоту природы.Дочь увлекается историей русского костюма, все, как наши прадеды, шьет вручную – курсы при Этнографическом музее научили многому. «В мегаполисе себя не вспомнить. Себя – значит корни, истоки собственной личности, очень особенных индивидуальных черт характера, увлечений, – говорит дочь. – В многолюдном городе мы все играем зачастую нам не свойственные стандартные социальные роли, а там внутри у каждого есть все: и твои национальные черты, и память предков, и те просторы, в которых душе комфортно и радостно».

Найти себя в городском театре трудно. Статус Петербурга диктует свои правила: в погоне за имиджем и уровнем образования, отдыха, медицинского обслуживания, погребения, наконец, проходит вся жизнь горожанина. Элементы духовности, поддерживающие личность на плаву, в городе также безбожно коммерциализируются: малый сквер с тремя рябинками отдается под застройку торговому центру, храм, это естественное прибежище духовности, все чаще начинается с лавки, как театр с буфета, тривиальный выезд «на природу» – со стояния в трехчасовой вонючей пробке, а горе похорон – с «естественных» в своей громадности поборов!

Но всякой еще живой душе хочется перестать брюзжать по этому поводу и восстановить естественный порядок – сохранить дух, оживляющий тело. Раз город не переиначить – живые души его покидают. Надо сказать, за два последних года – в массовом порядке. И резон «дорого жить» – один из главных среди причин переезда молодых семей в деревни и поселки Новгородской, Псковской и других русских губерний – откровенно обнажает свою суть: в Петербурге дорого просто существовать, а жить в нем, сохраняя здоровье личности, уже невозможно ни за какие деньги – жизнь в городе-магазине не купишь. Так что же представляет собой жизнь, за которой молодежь уезжает в провинцию?


Душа русских равнин

Есть такое понятие, как видеоэкология – наука о влиянии визуальных образов на психику. Она свидетельствует: изобилие плоских поверхностей, серый цвет, упорядоченные структуры и повторяющиеся детали угнетают психику настолько, что жители новостроек грешат самоубийством на 40% чаще, чем обитали центра города. Так же как нормативное отсутствие в интерьере милых безделушек и глупых вещиц, собирающих пыль и захламляющих дорогой интерьер, ведет жильцов незаметно и неизбежно к стрессу. Однако жить в отремонтированном старом фонде центра да еще и в стиле ретро – уже несбыточная мечта для молодой семьи: во-первых, супердорого, во-вторых, центр уверенно расселяется под офисы. Мегаполис из города-музея постепенно превращается в город-магазин, город-офис.

А в дочкином доме – светлая просторная горница с занавесочками на окнах, вязанными тоненькими нитками крючком, за ними – цветы, русская печь одним боком обогревающая две детские кровати – простые деревянные, в красном углу – иконы, под ними семейная библиотека, Посреди гостиной – большой стол, за которым вечером собирается вся семья – за тихим разговором каждый занимается своим делом: внук тихо наигрывает на гитаре, дочь шьет или плетет (есть в доме и ткацкий станок, оставленный в наследство от прежней хозяйки), внучка рисует, зять общается с заморскими партнерами в Сети, юная кошка Муська мешает всем.

К слову, все убранство для дома и вся одежда для детей создаются дочкиными руками. Сарафаны, домашние порты, русские рубахи, шушуны – диву даешься, насколько русские женщины умели красиво и удобно одеваться и одевать детей. От заказчиков у нее нет отбоя. Вот только зять, яхтенный капитан, пока не может позволить себе никакого эксклюзива, кроме теплого капитанского свитера, – по профтехсоображениям. Он бывает в деревне вахтами – благо свой автотранспорт имеется. В его отсутствие дочь – и секретарь по переписке на английском с его партнерами, и садовник, и архитектор нового дома, и завхоз, и просто мама, не замученная всеми прелестями городского жития.

Внучке Василисе восьми лет никто не запрещает лежать на траве, ходить босиком и горланить в саду песни – в избытке чувств и когда душе угодно. Правда, в деревне она – одна девочка и играть ей не с кем, кроме брата. «Ничего, – решила она, – зато в школе у меня будут подружки». В деревне вообще с десяток домов, в которых доживают свой век бабушки.

За окном в палисаднике – солнечный полдень или дождливый вечер, сразу за дверями дома – сад, за ним – ручей с бобрами и поле с перелеском. Семейство аистов на столбе. И никаких однообразно повторяющихся деталей, ни одного серо прожитого дня. «Свобода и возможность для души расцвести в заданном Богом потенциале – без нежити: обезумевшей рекламы, корпоративных нормативов, социальных норм потребления, без бреда кровавых телесериалов, транспортного столпотворения и собственной подвинутости на имидже в технопространствах новомодных игрушек, – говорит дочь. – Отказаться от всего этого так же сложно, как прыгнуть в крещенскую прорубь. Но сколько при этом освобождается времени и сил для жизни...» На вопрос, пригодится ли в деревне ее высшее образование метеоролога, дочь отвечает, смеясь: «А как же! Я ж с погодой дружу, а погода в сельском труде – главный распорядитель».

Сменив видеоэкологию мегаполиса на дали русских равнин, молодые семьи начинают жить, как слабые дети: учатся хозяйствовать – бережливо и поначалу неумело. Говорят, что через пять лет они смогут всем необходимым обеспечивать себя сами, что главное, заниматься этим для себя – без жадных торговых посредников и с любовью. А что такое крестьянское хозяйство, описывать не надо. Свое хозяйство, значит, все надо делать своими руками. «Будем козу заводить», – сообщает внук. Я помню, как в детстве он мечтал о лошади, и думаю, какие же они счастливые...

В соседнюю деревню Олохово тоже приехала молодая семья из Петербурга. В деревню Торошино перебрались несколько семей из разных городов, в том числе молодые родители с тремя дочерьми 6 – 14 лет из Краснодара. Говорят, вздохнули здесь свободно. Одна проблема – за медпомощью надо ехать во Псков, фельдшерский пункт как закрыли в девяностых, так пока и не работает, но обещают.


Школа с видом на Родину

Внуки переезд восприняли со спокойной уверенностью, что в новых условиях освоятся без проблем. Сказался опыт ежегодных байдарочных походов на Ладожское озеро и летних православных лагерей с житьем в палатках в Псковской области. Собственно, и дом-то присматривали под Изборском специально. Школа здесь обычная – на 70 человек, которых по утрам школьный автобус собирает по окрестным деревням. Церковь во имя Рождества Богородицы – старенькая и патриархальная – с вышитыми старушками пеленами под иконами, с печью буржуйкой посреди храма и добрым батюшкой, давно детям знакомым. За порогами церкви и школы – русский пейзаж – единственный наркотик, прочие сюда еще не добрались. И это было еще одним немаловажным резоном для переезда – упасти детей от заразы крупных городов.

Что касается «игрушек»: планшетов, мобильных телефонов, компьютеров и прочих новинок прогресса, на которые так падки дети, дочь контролирует норму – излишества пресекаются. Свой компьютер есть у зятя, у нее и внука – мобильные телефоны. Дневники у детей – обыкновенные, бумажные, против их ведения в сетевом виде мама возражала еще в Петербурге и была не единственной сторонницей реального присутствия родителей в жизни школьников. В свободное время о компьютерных играх и разговорах со сверстниками в Сети внуки не вспоминают – полно забот по хозяйству. К тому же в планах – строительство нового дома. «Я здесь получаю тройки! – сообщила мне Василиса по телефону. – Учительница здесь строгая! Зато после уроков мы окунаемся в источнике! Там вода – плюс четыре градуса! Нет, нас никто не заставляет – мы сами!»


ФОТО Сергея ГРИЦКОВА


Версия для печати

КОММЕНТАРИИ


Copyright (C) 2000 Издательский дом "С.-Петербургские ведомости"
191025 Санкт-Петербург, Ул. Марата 25. Телефон: +7 (812) 325-31-00 Факс: +7 (812) 764-48-40
E-mail: post@spbvedomosti.ru