28 мая 2017, Воскресенье
PDA RSS
РУБРИКИ
Свежий номер
Городские новости

Политика

Экономика

Общество

Культура

Спорт

Наследие

Круглый стол

Номера газеты в формате PDF
АВТОРИЗАЦИЯ
Логин  
Пароль  
Запомнить меня
 
  Регистрация
  Забыли пароль?
О ГАЗЕТЕ
Сотрудники

Реклама

Подписка

История газеты

Учредитель

Как с нами связаться

КРУГЛЫЙ СТОЛ

Выпуск  № 173  от  16.09.2014
Общественность.spb
Новые инициативы все чаще рождаются в Сети
Наталья ОРЛОВА

Произносишь «общественник», и сразу представляется крепкий пенсионер, который, будучи человеком свободным, борется с недостатками, пишет обращения, куда-то ходит, чего-то требует. Но, похоже, такое представление – вчерашний день. Типаж общественника круто изменился. Ярко и громко заявили о себе совсем молодые люди.
Первыми были активисты движения «Живой город». Потом – очевидно, Федор Горожанко со своим сайтом «Заливает.СПб» и темой протекающих кровель. Затем в общественную жизнь города вписались – чтобы не сказать ворвались – и другие ребята. Это вчерашние выпускники вузов, а то и вовсе студенты: Красимир Врански, Стив Каддинс (даже не так, а более экзотично – Steve Kuddins)... Эти имена сегодня знают многие. Во всяком случае в Смольном знают точно. Чиновники иногда цитируют их, отвечают на их замечания и вызовы и даже приглашают их в рейды и на разные контрольно-показательные мероприятия. В общем, у ребят, похоже, есть право голоса.
Кто они, общественники новой формации? Что они думают о своем месте в общественной жизни? Как относятся к роли выразителей интересов горожан, в которой волей или неволей оказались?

– Иной раз кажется, что ваша общественная жизнь началась почти по Ветхому Завету: «И создал он сайт...». Именно так нужно действовать, чтобы власть услышала тебя?


Красимир ВРАНСКИ:
– Нет, начинается все по-другому: «И столкнулся он с проблемой...». Моей личной проблемой оказался круглосуточный магазин под окнами квартиры. Пьянчужки не давали спать. А когда они начали стрелять по банкам, я решил, что дольше терпеть не стоит. Ну пошел по разным инстанциям, не ориентируясь, куда именно надлежит обращаться в подобных случаях. Магазин удалось прикрыть.

Потом во дворе прокладывали теплосеть: все раскопали, бросили и ушли. Яма постепенно заполнялась жидкой грязью. И на моих глазах в этом болоте чуть не утонул мальчик – успели вытащить. Я тогда чуть не поседел... Ну и бегом бросился в муниципалитет. Через пару дней приехал «КамАЗ» с песком, яму засыпали.

Тогда я понял: если знаешь, куда и как обращаться, многое может получиться. А еще, что чиновники особенно активно работают, если слышат окрик сверху. Ну и раздобыл электронную почту губернатора и начал методично слать письма: о скамейках и помойках, о газонах и плохом асфальте... Материал для обращений мы с друзьями собирали, прогуливаясь по району. А летом 2012 года через соцсети организовали первую фотопрогулку. Просто призвали всех фотографировать нарушения благоустройства и выкладывать в сеть эти фотографии. Кто-то из журналистов обратил внимание на акцию – и поехало. В общем, за один день нам прислали 2,5 тысячи фотографий. Две недели мы отправляли все это в Смольный по электронным адресам. Программист Алексей Конан, знакомый знакомых, сказал: мол, что вы тут паритесь... Вот только тогда: «И создал он сайт...».

Вот так, буквально «на коленке», в 2012 году родился сайт «КрасивыйПетербург.РФ». Его пользователю нужно всего лишь заполнить форму-обращение, и она прямиком пойдет на адрес электронной почты губернатора. А там целый штат сотрудников занимается этими обращениями. Ну и пусть себе занимаются, они за это деньги получают.

Мы ценим любые конкретные результаты, даже если они выглядят скромными. К сегодняшнему дню через сайт «КрасивыйПетербург.РФ» прошло уже более 32 тысяч обращений. Решены больше 10 тысяч так называемых малых проблем: засыпаны ямы, восстановлен газон, отремонтирован асфальт, убран мусор...


– Множество людей годами занимаются тем же самым: обращаются, пишут, ходят на приемы в начальственные кабинеты... О тех же самых газонах, о тех же ямах и площадках... И не могут ничего добиться. А у вас такие внушительные результаты. В чем загадка?


ВРАНСКИ:
– Мы отличаемся от бабушек-дедушек только тем, что через сети делаем каждое обращение достоянием гласности. А власть все-таки реагирует на огласку.

Сейчас на сайте «КрасивыйПетербург.РФ» зарегистрированы уже больше 21 тысячи участников проекта. И каждый готов что-то делать: писать посты, проверять информацию, проводить исследования. И все это мы моментально публикуем. Вся движуха происходит в соцсетях – «ВКонтакте», на «Фейсбуке», в «Твиттере» – везде, где люди обмениваются информацией и мнениями.


– Их Величества Социальные Сети... Такая форма получения и осмысления информации близка, наверное, в основным молодым людям...


ВРАНСКИ:
– Вообще-то в нашем активе есть уже и люди старшего поколения. К примеру, в Колпине есть чудная женщина Елена Семичева: и в наших субботниках участвует, и в инспекциях... Хотя, конечно, основа – это молодые люди, которым интересно и важно благоустраивать жизнь вокруг себя.

«КрасивомуПетербургу.РФ» уже два года, а я до сих пор не могу прийти в себя от изумления. Не ожидал, что нашим проектом заинтересуются столько людей. Мало того – за это время 27 городов России переняли наш опыт и создали аналогичные сайты.


– Федор, а вы как мыслили свою общественную деятельность, когда начинали историю с сайтом «Заливает.СПб»?


Федор ГОРОЖАНКО:
– Вообще не мыслил. Я занимался разработкой сайтов. А потому, когда разозлился из-за своего потолка, рухнувшего на меня после протечки, сделал сайт и рассказал свою историю. Народ моментально откликнулся и начал писать собственные. И я для своего программистского опыта сделал на «Заливает.СПб» карту с адресами протечек, о которых рассказывали люди. Это стало хорошей иллюстрацией общего положения в городе. Многие журналисты воспользовались картой. От них, наверное, про ресурс узнали в Госдуме. В прокуратуру пошло обращение на материале «Заливает.СПб» – более 700 жалоб. Ну и началось движение. А на сайт потекли новые и новые жалобы. За зиму 2010/11 гг. – больше трех тысяч сообщений о нечищеных кровлях. Прокуратура воспользовалась этой информацией, чтобы проверить эффективность расходования денег, выделяемых для чистки. Тема была на пике популярности.


– А сейчас? Про «Заливает.СПб» давно ничего не слышно.


ГОРОЖАНКО:

– Проект существует. Граждане обращаются. Хотя не так уж много. На самом деле я сейчас испытываю разочарование в такой деятельности. При прежней администрации города вице-губернатор Осеевский предложил мне сотрудничество. Я загорелся идеей создания интернет-системы контроля качества ремонта. Передал Осеевскому список адресов с сайта, которые нужно было включить в программу ремонта кровель.

Но ушел Осеевский... Темой ЖКХ занялся Козырев. Я пытался было передавать папку с адресами протечек и своими предложениями. Никакой реакции. Кое-какие результаты были, только если жалобы проходили через депутатов Законодательного собрания и отправлялись в жилищный комитет с их подписью.


– Похоже, у Красимира более оптимистичный взгляд на действительность...


ВРАНСКИ:
– А мы не обольщаемся. В контактах с властями важно организовать, как говорится, общественный запрос. Если хотите, поднять волну. Нас много, и потому мы вполне в состоянии это устроить. Да еще заявить, что мы – то есть общественность – даем конкретному чиновнику поручение разобраться и отчитаться перед нами. К примеру, наша активистка Вероника Кирт поручила депутатам ЗакСа озадачиться ликвидацией пошлой рекламы на асфальте. А еще мы поручили вице-губернатору Лавленцеву заняться проблемой парковки на газонах. Именно так – поручили!

При этом мы сопровождаем свои поручения собранной нами информацией по проблеме: это статистика, конкретные адреса, мнения граждан. Проанализировали, кстати, проблему парковки. Подсчитали: если избавиться от автохлама на улицах, в городе освободится примерно 3 – 5 процентов потенциальных парковок. Это около 30 тысяч машино-мест. Но, для того чтобы наконец заняться автохламом, нужно принять соответствующую программу в ЗакСе. Пришлось побеспокоить господ депутатов. Осенью вопрос будет обсуждаться. Во всяком случае мы не дадим им забыть это предложение.

И еще насчет парковок – придумали эксперимент. Как только увидим машину на газоне, измерим расстояние до первого места, где можно было припарковаться по-человечески. В результате выясним: действительно ли в микрорайоне негде ставить машину или человеку просто наплевать на газон.
Стараемся также проводить интересные акции, привлекающие внимание народа и журналистов. Около 400 акций за два года: фотопрогулки, субботники, выезды на проблемные объекты.


Стив КАДДИНС:

– А я хорошо помню нашу первую акцию 2012 года. Это было весело. Мы объявили, что будем проводить исследование: сколько людей в течение суток будут перепрыгивать через лужи у станции метро «Проспект Ветеранов». Акция началась в 5.30. Внезапно к этому времени к метро подъехали телевизионщики. Несколько репортажей были готовы уже к утренним новостям. А в десять утра к станции подогнали кучу людей с лопатами, которые принялись разгребать снежную кашу, вычерпывать лопатами лужи. Правда, у них ничего не получилось. Вызвали снегоуборочную технику. Тоже без особого успеха. И все это время мы считали прыгающих. За день лужу преодолели более 72 тысяч человек.


– Для вас это игра?


КАДДИНС:
– Начиналось все – да – с веселого волонтерства. Но сегодня мы уже прекрасно понимаем, что большинство проблем не решить общественным подходом, который, конечно же, не отличается системностью. Делаем что можем.

Сейчас, к примеру, стараемся привлекать как можно больше внимания к тем проектам Смольного, которые могут серьезно изменить город.
Вот реконструкция Сенной площади. Создается впечатление, что проект, который выдал комитет по развитию транспортной инфраструктуры, рисовали специалисты, которые учились еще в 60-х годах прошлого века и понятия не имеют о современных методах проектирования. Мы сообщили свою точку зрения Смольному, подчеркнув, что проект нуждается, мягко говоря, в доработке.


ВРАНСКИ:

– Думаю, мы не просто имеем право участвовать в обсуждении планов правительства, но и должны это делать. Петербург – наш город! И власти обязаны к нам прислушиваться. Будь то идея развития в городе велосипедного движения или организация пешеходных зон в центре. Мы же не предлагаем ничего нереального.

Наши активисты в соцсетях высказали идею: около сотни улиц сделать пешеходными. Мы систематизировали эти предложения и передали их для анализа специалистам: архитекторам, экологам, транспортникам, урбанистам. Из ста предложений специалисты выбрали всего пять. Большая Морская от Невского до арки Генштаба. Кирпичный переулок, где располагается станция метро «Адмиралтейская». Лермонтовская улица в Пушкине. А кусочек Среднего проспекта Васильевского острова – от 12-й линии до Кадетской – придумали сделать пешеходно-трамвайным. Выяснилось, что аналогичное предложение уже звучало много лет назад.

Пока не могу сказать, какие перспективы у этих четырех предложений. Но еще одно уже получило одобрение – по выходным делать пешеходным Невский проспект от Малой Садовой до Адмиралтейства. Причем наши ребята не просто предложили это, а обосновали, нарисовали и объяснили. Вот Стив принимал непосредственное участие...


– Кстати, почему Стив Каддинс, а не обычным образом – как в паспорте?


КАДДИНС:
– Это сценический псевдоним, который появился более 10 лет назад. Мы с друзьями тогда создали группу и в шутку придумали себе новые имена. Прижилось, и сейчас многие меня под этим именем и знают. Хотя настоящего имени я не скрываю, но к Стиву привык...


– Хорошо, пусть будет Стив. Так что вы придумали для Невского проспекта?


КАДДИНС:
– Мы не просто придумали, а предварительно провели исследование. Проанализировали загруженность Невского – и проезжей части, и тротуаров: сколько людей, машин, велосипедистов. Собрали отзывы горожан. Многие жаловались, что по тротуару трудно пройти из-за рекламных конструкций и ресторанных веранд. Также было много претензий к переходам. Есть места, где на переходах нет плавного спуска с тротуара, а оставлен высокий бордюр, который инвалиду-колясочнику не преодолеть.

На Невском очень мало мест для отдыха. Посидеть практически негде. Разумеется, кроме кафе и ресторанов.

Состояние Малой Садовой – это вообще отдельная тема. Многие плиты шатаются, выпирают углы. Это опасно для пешеходов.


– Чтобы все это увидеть, вовсе не нужно проводить исследования. Про мешающие движению веранды, кажется, написали все СМИ города. То же и про рекламный кошмар, который уже много лет не дает пешеходам нормально передвигаться по Невскому. Это очевидные вещи...


КАДДИНС:
– А мы эти очевидные вещи подкрепляем фотофиксацией и подсчетами. Вот сосчитали, сколько человек за сутки вынуждены боком протискиваться между конкретной рекламной конструкцией на Невском и конкретной летней верандой. Существуют нормативные расстояния от этих конструкций до стен, до края тротуара, до иных объектов. В аналитических материалах, которые составили наши волонтеры, указаны все случаи нарушений этих нормативов на Невском.

Такие исследования переводят проблемы из разряда субъективных наблюдений в разряд объективных и систематизированных данных.

В данном случае мы выступали не просто как энтузиасты-общественники. А, можно сказать, как профессионалы. Я сейчас получаю второе высшее образование в ИТМО, занимаюсь урбанистикой, городскими экосистемами. В движении «Красивый Петербург» вообще много ребят, которые изучают архитектуру, социологию, развитие транспортной инфраструктуры. И свои знания мы используем в общественной деятельности.


– Ну и как конкретно вы, будущий профессионал-урбанист, видите будущую пешеходную зону на Невском?


КАДДИНС:
– Есть две концепции. Первая – восстановить на Невском трамвайное движение и одновременно сократить число полос для транспорта. Вторая – превратить проспект в Невский бульвар.

Наша активистка архитектор Варвара Лымарь нарисовала, как, с ее точки зрения, должен выглядеть Невский с трамвайным движением. И многие СМИ, увидев эту картинку, решили, что проект уже существует, и даже начали его обсуждение. На самом деле эти идеи никем еще всерьез не обсуждались.

Обсуждалось и даже почти принято другое наше предложение – время от времени летом делать часть Невского пешеходной зоной. Идея возникла у нас в 2013 году, когда шел ремонт проспекта. Его, если помните, тогда закрывали по частям для транспорта. А пешеходы ходили свободно. Это было здорово. И очень празднично. Помню, тогда вечером кто-то раздавал пешеходам цветные мелки. Весь асфальт в начале Невского был расписан. Мне особенно запомнился один рисунок: там были воздушные шары и надпись «Москва, я не вернусь!». Это было классно. Вот нам и пришло в голову, что неплохо было бы летом, скажем, один день в неделю, отдавать

Невский людям. И «КрасивыйПетербург.РФ» «запустил» эту идею в Смольный...


– Возможно, стоило бы спросить еще и горожан? А вдруг ваше мнение не является мнением всего города?


ВРАНСКИ:

– И мнения собираем, и информацию широко обсуждаем в Сети. Многие высказались за. Если не ошибаюсь, больше пятисот человек. А кроме того, наша задача – предложить. А дальше пусть власть решает.

Хотя, должен сказать, чиновники в первую очередь озабочены поисками причин, почему то или иное сделать невозможно: и законодательство не позволяет, и бюджет не выдержит, и реалии... И поначалу у них даже мысли не возникает подумать, что нужно предпринять, чтобы реализация хорошей идеи стала возможной. Так было и с нашим предложением превратить Невский проспект в пешеходную зону. В первом ответе комитета по развитию транспортной инфраструктуры содержалось семь причин, почему это невозможно – даже во временном режиме. Но когда вице-губернатор Оганесян хорошо отозвался об этой идее, у комитета что-то перещелкнуло, и его руководство сразу заговорило другим тоном. Оказалось, нет ничего невозможного. И так во всем.


КАДДИНС:
– Когда выяснилось, что Смольный рассматривает идею в выходные дни делать Невский – от канала Грибоедова до Думской улицы – пешеходным, мы, конечно же, предприняли все, чтобы нас допустили до обсуждения. Я – почти случайно – на какой-то конференции увидел председателя комитета по экономполитике и стратегии Анатолия Котова. Поймал его за рукав и предложил ознакомиться с нашим проектом по Невскому проспекту, раз уж Смольный все равно «позаимствовал» нашу идею. Котов согласился.

Цикловия. Так это называется, когда главные улицы городов – в Европе, в Америке, в Японии, даже в Китае – время от времени превращаются в пешеходные зоны. (Цикловия – улица в Боготе, которая первой стала использоваться как временная пешеходная зона. – Ред.) Эту идею применительно к Петербургу мы обсуждали с западными специалистами. С великим – я считаю – специалистом в урбанистике Яном Гейлом, который превратил Копенгаген в самый удобный для жизни город. (Он приезжал в Петербург на обсуждение «Стратегии 2030».) Также – с главой всемирной ассоциации городских планировщиков Пиотром Лоренсом (он читал у нас в ИТМО лекции). Корифеи подтвердили, что цикловия реализуема в Петербурге. Обо всем этом я и рассказал Котову, продемонстрировал ему визуализацию проекта, который подготовили наши волонтеры Варвара Лымарь и Влад Малышко. И, по-моему, эти мысли ему понравились. Проект можно было реализовать уже в этом году, но, похоже, откладывается.


– Да скажите, наконец, конкретно: что придумали? Если уж вашу идею Смольный взял за основу...


КАДДИНС:

– Нам пришлось отказаться от мысли о полноценном закрытии движения. Троллейбусы по другим улицам не пустишь – там нет контактной сети. Придется также выдавать разрешение на проезд автомобилей местных жителей. Так что сохраняем для транспорта выделенные полосы – вдоль тротуаров. Предлагаем также выделить полосу для велосипедистов. А всю середину превратить в прогулочную зону: со скамейками, киосками с мороженым, пирожками, сувенирами. И – озеленить Невский.


– Это как?


КАДДИНС:

– Скажем, деревья в кадках. В обычные дни и кадки, и скамейки стоят по краям тротуара здесь же, на Невском, а в «пешеходные» дни все это выставляется на середину проспекта... В общем, это еще нужно продумать.


ВРАНСКИ:
– Я недавно был на совещании по пешеходным зонам. И там чиновники назадавали мне кучу вопросов. Где будут стоять туристические автобусы в те дни, когда кусок Невского будет пешеходным? Какие мероприятия можно проводить в пешеходной зоне? И даже: как будут подключаться к электроэнергии киоски, установленные в центре? Они хотели, чтобы я – общественник – отвечал им на эти вопросы?! Как будто это моя задача.


– Думаю, участники того совещания вовсе не ждали, чтобы вы разрабатывали какие-то проекты. Очевидно, они хотели показать вам, что от мечты до воплощения дистанция огромного размера. Особенно если мечту (простите!) навеяло!


ВРАНСКИ:

– Мы принесли им идею, концепцию, пожелания людей... Они же сами видят, что с транспортом в центре надо что-то делать. Мы предлагаем варианты. В этом и состоит наша задача. А конкретное планирование, тем более разработка проекта подключения временных торговых точек к источнику энергии, – это должны делать чиновники. Разумеется, если они профессионалы. И если они в состоянии слышать общественный запрос.


– Чувствуется какое-то раздражение... Красимир, вас очень напрягает общение с чиновниками?


ВРАНСКИ:
– Смольный – это не монолит. Там всякие люди есть. С большинством мне, признаться, неинтересно и часто неприятно общаться. Мало кто из них слушает, что думают и что могут предложить горожане. Чаще всего они уверены, что их – и только их – решения являются единственно правильными, а остальные ничего не знают, ничего не понимают. Так ведут себя чиновники в возрасте за пятьдесят. Они, похоже, живут с мыслью, что ничего нельзя изменить и пытаться не стоит... В общем: скоро пенсия – удочки готовы. Сейчас в Смольном уже появились молодые люди, с которыми есть смысл разговаривать, которые не закостенели. Владимир Лавленцев молодой – 34 года, его сотрудники – 30 – 40 лет. Олег Зотов, руководитель ГАТИ. С ними можно иметь дело, они понимают общественные запросы. И, кстати, сами немало информации черпают в соцсетях. Например, Зотов согласился, что строительные и ремонтные площадки часто выглядят помойкой. И вот теперь в городе проводят конкурс на лучшую площадку. И пусть он пока показушный и формальный. Все равно хорошо, что определяются фирмы, на которые все остальные должны ориентироваться.

Денис Тарасов, заместитель председателя комитета по благоустройству. Тоже молодой. Ему, я знаю, даже сказали, что он вовсе не обязан с нами встречаться: мол, ты начальник, а они никто. Но он счел для себя важным и встретиться, и выслушать, и поговорить. Контакт получился. Мы вместе даже провели несколько выездов в городские парки и показали, что там творится. Поделились своими идеями, как развивать парки. После таких выездов чувствовались кое-какие перемены. В Удельном, например, убрали куски арматуры, которые 20 лет торчали из земли и представляли собой опасность. А наши предложения по благоустройству парка «Александрино» отразились в плане и в бюджете следующего года. Хотя, конечно, от наших идей осталась очень малая часть.

В целом же, я заметил, каждый комитет Смольного видит только часть картинки городской жизни. Ту, что касается его правомочий. И никто не видит картины целостной, во взаимосвязи всех явлений и обстоятельств. Мало того, комитеты буквально воюют друг с другом. И в этом слабость власти.


– А как насчет общественных советов? Ведь вас всех охотно включают в разнообразные комиссии, в которых вы можете донести свою точку зрения до чиновников. Не всякому общественнику удается войти в состав такого авторитетного органа.


КАДДИНС:

– Я не понимаю, что особенного в том, что нас включают в советы или какие-нибудь рабочие группы. Это должно быть обычным делом. В 2012 году президент даже указ подписал, по которому представители общественности должны входить во всякие там комитеты: как принимающие решения, так и контролирующие выполнение. А у нас получается, что это какое-то исключение!

И, кстати, нас далеко не всегда хотят видеть в таких советах. Например, в совете при комитете по развитию транспортной инфраструктуры представителей «Красивого Петербурга» видеть не желают.


– Зато Федора Горожанко первым включили в общественный совет при вице-губернаторе Лавленцеве...


ГОРОЖАНКО:

– Ну да, включили. Поначалу в районах нас встречали как ревизоров. До смешного доходило. В Невском районе перед моим приездом, помнится, покрасили двери. Где-то убирали мусор, где-то мыли лестницы... А потом все поняли, что мы ширма. И, по сути, совсем не общественный совет: там заседают какие-то чиновники, представители управляющих компаний, СРО... Из общественности, пожалуй, только Марина Яковлевна Акимова (председатель Ассоциации ЖСК и ТСЖ).

А теперь на совет и вовсе никто не обращает внимания, если рядом нет самого Лавленцева. Зимой и осенью я как член совета проверил 50 адресов с протечками: кровли как текли, так и текут. Пришел в жилищный комитет, выложил эти адреса и свои наблюдения. Проверять их поехали только летом. И убедились, что крыши в полном порядке. Конечно, в порядке: дождей-то нет. Я говорю: давайте по документам посмотрим, был ли сделан хоть какой-то ремонт весной, когда народ писал жалобы. Мне отвечают: ремонт делали, не отражая его в документах. Причем по некоторым адресам еще не закончился гарантийный срок после капитального ремонта. Чтобы законно требовать от подрядчиков выполнения гарантийных обязательств, жилищники не только без документов, но вообще никак не должны что-либо ремонтировать на тех кровлях. В общем, с этими непонятными ремонтами одно из двух: либо врут, либо нарушают закон, избавляя подрядчика от ответственности.

Вот в Выборгском районе – улица Смолячкова, дом 16. Там с намокшего потолка на женщину упал кусок штукатурки. И это случилось через пару лет после капитального ремонта кровли. Жилищный комитет особого внимания на этот случай не обратил. Прокуратура отказалась этим заниматься. И осенью прошлого года я пригласил на этот адрес вице-губернатора Лавленцева. Он постоял перед телекамерами, поулыбался, дал какие-то обещания. Ну и все. Тем дело и закончилось.

Сейчас на мои обращения чиновники даже не отвечают. А сам совет в последний раз заседал – не помню – месяцев пять назад. Тогда еще снег лежал.
– Похоже, четыре года общественной деятельности оставили у вас, Федор, самые негативные впечатления...


ГОРОЖАНКО:

– Сначала я думал, что нужно быть как можно более конструктивным: учитывать реальность, предлагать свои выходы, не критиканствовать, без особой нужды никого не задевать. Но вот тележурналисты спросили меня как члена общественного совета про подготовку паспортов жилых домов. И я рассказал, что эти паспорта должны были появиться на официальном сайте «Наш город», но так и не появились, хотя на это жилищному комитету были выделены большие бюджетные деньги. И глава комитета Валерий Шиян вдруг стал чуть ли не врагом. Вплоть до того, что с трибуны какого-то совещания заявил, что я являюсь должником по квартплате: мол, Горожанко слишком занят общественной работой, чтобы платить за квартиру...


– А на самом деле?


ГОРОЖАНКО:

– На самом деле я сужусь со своей управляющей компанией по поводу качества оказываемых услуг. А началось все это как раз из-за протечки – той самой, с которой начался сайт «Заливает.СПб». У меня в комнате от сырости упал потолок. Жить там стало невозможно. И я съехал. С тех пор я требую перерасчета за те три года, в течение которых мне не могли отремонтировать кровлю и я не имел возможности пользоваться своим жильем. И никто, даже председатель жилищного комитета, не может отказать мне в моем праве.


– Как-то совсем уж мрачно... Давайте хоть под конец разговора внесем толику оптимизма и позитива. Вам, как продвинутым пользователям сетей, должен быть близок проект Смольного по созданию портала «Наш Санкт-Петербург». Теперь каждый горожанин, имеющий доступ к Интернету, может напрямую общаться с властью, жаловаться, сообщать о проблеме. Можно также найти свой дом в базе...


ГОРОЖАНКО:
– Вообще-то лучше бы деньги, израсходованные на этот сайт, пустили на элементарное улучшение качества документооборота внутри системы власти. А то у нас в Смольном получают заявления по электронной почте. Потом распечатывают их и отправляют дальше (в районную администрацию или куда-то еще) – по факсу. В том числе материалы фотофиксации. А потом мне звонит тетя из района и говорит, что на фото, переданном по факсу, ничего не понятно – сплошные черные пятна.

Проект «Наш Санкт-Петербург», по сути, ничего не дает людям. Обратите внимание на то, что сообщение, оставленное на этом портале, не считается официальным обращением гражданина. И работа с ним не регулируется федеральным законом от 2.05.2006 № 59-ФЗ «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации». То есть чиновники могут вовсе не отвечать на это заявление. А если с одного электронного адреса приходит несколько обращений, то система может признать автора роботом и заблокирует этот адрес. Я попробовал было отправить пару заявлений, но портал их не пропустил.

Собственно, ничего и не могло получиться. Власть вряд ли сможет создать ресурс, который поможет эффективно контролировать ее же. Контролировать власть может только общественность. Имеет она доступ в Интернет или нет, семнадцать ей лет или семьдесят.

P. S. Мечтатели и фантазеры, скажет один. Прожектеры, скажет другой. Тормозов у них нет, скажет третий. И, наверное, все будут правы. Такое вот оно, новое поколение: не воспринимает слово «невозможно»; играючи предлагает варианты переустройства всего, чего угодно; требует, чтобы его слушали и слышали. А главное – с властью общается с позиции не просителя, а равноправного партнера. И не понимает, как может быть иначе.


ФОТО Сергея ГРИЦКОВА

 


Версия для печати

КОММЕНТАРИИ


Copyright (C) 2000 Издательский дом "С.-Петербургские ведомости"
191025 Санкт-Петербург, Ул. Марата 25. Телефон: +7 (812) 325-31-00 Факс: +7 (812) 764-48-40
E-mail: post@spbvedomosti.ru