17 августа 2017, Четверг
PDA RSS
РУБРИКИ
Свежий номер
Городские новости

Политика

Экономика

Общество

Культура

Спорт

Наследие

Круглый стол

Номера газеты в формате PDF
АВТОРИЗАЦИЯ
Логин  
Пароль  
Запомнить меня
 
  Регистрация
  Забыли пароль?
О ГАЗЕТЕ
Сотрудники

Реклама

Подписка

История газеты

Учредитель

Как с нами связаться

НАУКА

Выпуск  № 149  от  13.08.2014
Каких не берут
в космонавты

Анастасия ДОЛГОШЕВА

В 2012 году свершилось эпохальное событие: впервые в истории набор в российский отряд космонавтов был открытым. Уже не требовалось работать в РКК «Энергия» или быть военным летчиком. Александр ХОХЛОВ (сейчас – инженер-конструктор космического приборостроения) пытался попасть в отряд дважды: еще во времена закрытых наборов, будучи инженером РКК «Энергия», и в первый открытый набор. Не прорвался и получил ценный опыт неудач и бесценные знания о том, кому космонавтом не быть.

Через тернии

Александр Хохлов побывал даже «на Марсе» –  в составе первой российской команды  две недели обитал  на пустынной исследовательской станции в штате Юта (США), имитирующей марсианские условия.Желающих стать космонавтом через открытый набор во всей России набрались всего 300 человек. В отряд астронавтов США заявлений было подано в 30 раз больше – 9 тысяч. Надо сказать, на российском пути к звездам тернии росли погуще, чем на пути американском. Например, в США желающие сначала проходят несколько этапов-отсевов и только на определенном туре их ждет полное медицинское обследование, причем за счет НАСА. От кандидатов в российский отряд требовалось все сразу, с результатами медобследования, весьма дорогого, проведенного за свой счет. Это, пожалуй, грустнее, чем в лотерее: в лотерее платишь за надежду, что твой билет выиграет; тут платишь без гарантии получения хотя бы лотерейного билета.

– Я потерял много денег и времени, мне пришлось подписывать заявление у своего начальника, – не жалуется, а констатирует Александр. – Если в США военные или гражданские подают начальству подобное заявление, руководство этим гордится, у нас не очень хотят отпускать сотрудника.

В первом открытом наборе только двое из восьми пришли из космической сферы – из Центра подготовки космонавтов.
– Инженеры, работающие в космической отрасли, оказываются неконкурентоспособны, – комментирует Александр Хохлов.

Неконкурентоспособны по здоровью. У них зарплата 30 – 40 тыс. рублей – не те деньги, чтобы тренировать стрессоустойчивость регулярным дайвингом и парашютными прыжками. Такие экстремальные развлечения по карману успешным предпринимателям – они и составили большинство в новом наборе. Но их слабое место – познания в космической отрасли.

Предполагалось, что в новом наборе будут люди с идеальным здоровьем и с ученой степенью, – не вышло.
– Ни один кандидат наук в космонавты так и не попал, – резюмирует Хохлов.

А потому, что у нас так: или у тебя сотня прыжков с парашютом, но ты «плаваешь» в технических знаниях; либо подкован в космических науках, но грохнул на этом деле здоровье. Много пишешь-читаешь – слабеет зрение, а с этим сурово: в космонавты допускают с близорукостью не хуже «- 0,8».

И даже если попал в отряд, всегда можешь «вылететь».
– Мой знакомый космонавт Сергей Рязанский сказал, что у космонавта «всегда все должно быть хорошо». Любую возникшую проблему надо решать приватно, не разглашать, иначе на первой же комиссии спишут.


Немягкой вам посадки

Российская фишка: очень жесткие требования к устойчивости вестибулярного аппарата. Если кандидат в летчики должен выдержать 3 минуты во вращающемся кресле (тест на ускорения Кориолиса), то кандидат в космонавты – 10 минут.

Люди, говорит Хохлов, делятся на три категории: у одних генетически великолепный вестибулярный аппарат, они сразу могут и 10 минут выдержать; другие в состоянии вытерпеть 3 – 4 минуты, а на больший результат нужно тренироваться; третьи генетически не расположены к таким мучениям, их, вероятно, мутит уже при прочтении этого абзаца. Таким путь в космонавты закрыт.

Американцев, пока те летали на «шаттлах», бог миловал: эти корабли использовали для получения энергии топливные элементы, летели ровно; «Союзы» используют солнечные батареи, и при выходе на орбиту корабль должен крутиться, чтобы «уловить» солнце. Укачивает основательно. Первой космической туристке Ануше Ансари, американке иранского происхождения, пришлось лекарства колоть.

Еще один российский «пунктик» – внешний вид. Александр Хохлов коротко стрижен, но посмотришь с тыла – от затылка почти до пояса тонкая косица. Нормально для представителя шаолиньских боевых искусств (Хохлов – член соответствующей федерации), но не для космонавта.

– Если бы в 2012 году я прошел на следующий отборочный этап, мне пришлось бы ее отстричь.

Так что выбирайте, одно из двух: либо татуировка/пирсинг/дреды/зеленые лохмы – либо космос. Можете считать психологов в комиссии старорежимными, но для них эти художества – признак неустойчивости психики. Забракуют. Сейчас, конечно, не те времена, когда в отсутствие орбитальных станций космонавты ютились на маленьких кораблях без бытовых отсеков (тут тебе и рабочее место и туалет) – и можно себе представить, какое напряжение для психики. Комфорта сейчас прибавилось, но испытаний для нервов не убавилось ничуть.


Время для женщин и близнецов

Одна американская школьница решила, что в России очень развита женская космонавтика: первая женщина-космонавт – Терешкова, первая женщина в открытом космосе – Савицкая... На самом деле за полвека у нас летали всего три женщины. У американцев – 45, и у некоторых уже по пять заходов.

Это опять же потому, что у американцев были «шаттлы»: в смысле безопасности не безупречные, но старт и посадка у «Союза» гораздо жестче. Тут уместнее мужчина: женский организм лучше выносит нагрузки длительные, но не очень большие, а мужской справляется с нагрузками кратковременными, но более тяжелыми.

Осенью в составе экипажа полетит четвертая за всю историю российской космонавтики россиянка. 38-летняя Елена Серова. Попала в отряд еще при закрытом наборе.

На сайте Центра подготовки космонавтов среди кандидатов, набранных в открытом конкурсе, числится 29-летняя сибирячка Анна Кикина. Красавица, спортсменка (многоборье и рафтинг) и только что не комсомолка, зато радийщик (к вопросу о том, что откуда только народ ни приходит). Однако Хохлов сообщил, что Анна все-таки не получила квалификацию «космонавт-испытатель». К слову, на сайте «Новости космонавтики» знающая публика была этим решением комиссии возмущена.

В 2015 году на МКС отправится первая годовая экспедиция (на станции «Мир» работала и полуторогодовая экспедиция, а на МКС – только полугодовые). Экипаж – командир Геннадий Падалка, бортинженер-1 Михаил Корниенко и бортинженер-2 американец Келли Скотт.

Для американских ученых этот полет – что-то вроде фантастического романа Роберта Хайнлайна «Время для звезд»: в романе один близнец полетел к звездам, второй остался на Земле и общались они телепатически; у Келли тоже есть близнец, тоже астронавт, он останется на Земле. С телепатией вряд ли выгорит, но оба брата будут проходить одни и те же медицинские исследования. Эксперименты с близнецами вообще праздник для ученых, а тут еще один в космосе, другой на Земле – фантастика.

 

КСТАТИ

Александр Хохлов вообще был самым активным лектором: на его счету – несколько выступлений на минувшей конференции. Переаншлаговой, что неудивительно, оказалась та, на которой происходил разбор ляпов фильма «Гравитация», получившего в этом году семь «Оскаров».
Вообще-то в Интернете целая обойма сайтов, где те или иные ученые так или иначе пинают выдающийся фильм Альфонсо Куарона. Но в отличие от многих из них Хохлов работал в ЦУПах – и нашем, и американском. С оговоркой «фильм мне очень понравился, я его дважды смотрел в кинотеатре» Хохлов все же отметил: фильм настолько правдоподобен, что следует все же пояснять зрителю, где правда, а где ее подобие.


* * *
Фильм начинается с того, что русские сбили противоспутниковой ракетой свой же спутник, обломки начали сталкиваться со всем на своем пути и спровоцировали катастрофу в космосе.
Русские могут дуться на Куарона, но на самом деле, говорит Хохлов, режиссер сделал нам комплимент:
– Сейчас только у двух стран есть противоспутниковое оружие. У США и Китая. В Советском Союзе было противоспутниковое оружие, которое запускалось с самолетов и сбивало спутник на околоземной орбите, сейчас у нас таких возможностей нет.

Правда, мы можем иначе: выводить на орбиту бочки, начиненные металлом, и те, подрываясь на орбитах, по которым ходят спутники, нанесут удар не по конкретному объекту, а вообще по всем на этой орбите. Но это в случае глобальной войны.


* * *
У женщины-астронавта в исполнении Сандры Буллок на Земле погибла маленькая дочь. С такой психической травмой в космос, конечно, не пустят. Эксцессы случались – правда, на Земле: женщина-астронавт НАСА так влюбилась в астронавта-мужчину, что пыталась похитить соперницу (тоже не из простых, офицера ВВС США). Ревнивицу вытурили из отряда: уронила честь астронавта.


* * *

Астронавтка заявляет, что к полету ее готовили полгода. Здрасьте, приехали. Разве что туристов готовят полгода. Или узких специалистов, которые на корабле – пассажиры. К выходу в открытый космос готовят несколько лет.


* * *
Зритель имеет счастье наблюдать прекрасные лица работающих в открытом космосе голливудских актеров Сандры Буллок и Джорджа Клуни. На самом деле мы не должны бы иметь такого счастья. Лица астронавтов в открытом космосе закрыты золотыми фильтрами, иначе из-за Солнца невозможно работать. Если космонавт хочет сфотографировать себя в космосе, он только на миг поднимает фильтр-забрало.


* * *
У командира экипажа (Клуни) на спине сейфер: ранец с реактивным двигателем, с помощью которого можно перемещаться в открытом космосе (если, к примеру, астронавт случайно отцепился от корабля или станции). Командир дурачится: кувыркается вокруг телескопа Хаббл, который его команда должна починить. Но телескоп – слишком чувствительная к выбросам техника, чтобы рядом с ней использовать сейфер.


* * *

В этом фильме полностью «забили» на орбитальное движение. Обломки нашего спутника летят навстречу американскому кораблю, хотя должны лететь в ту же сторону, с запада на восток. Да, в космосе бывает сталкиваются объекты: в 2009 году наш недействующий уже спутник «Космос» умудрился долбануть работающий американский спутник «Иридиум».
– Хоть все и вращаются с запада на восток, но под разным углом к экватору. Поэтому столкновение все-таки возможно – по касательной.


* * *

Героиня утверждает, что знакома со строением русского корабля «Союз» только по его тренажеру.
– К полетам на кораблях «Союз» можно подготовиться только в российском Центре подготовки космонавтов. Астронавты США, включенные в экипажи «Союза», в той или иной степени учатся им управлять. Если астронавта готовили в США к полету на «шаттле», о «Союзе» он имеет мало представления. Все очень секретно. Когда астронавт из Южной Кореи Ко Сан, готовясь в нашем ЦПК, вынес с его территории документацию («чтобы подготовиться получше»), его вывели из основного экипажа корабля. Вместо него полетела Ли Со Ен: так первым космонавтом Южной Кореи стала женщина.


* * *

Астронавтка сообщает коллеге о том, что в ее скафандре осталось мало кислорода. И только много позже жалуется на переизбыток СО2. Но помимо основного баллона с кислородом, которого хватает на 8 часов, есть запасной, а поглотителей СО2 – только один комплект. Так что, прежде чем кислорода станет так мало, чтобы на это посетовать, героиня уже успеет потерять сознание от переизбытка СО2.


* * *

Даже после спешной эвакуации на покинутой МКС не будет такого кавардака, какой застала героиня: множество парящих в невесомости вещей. Все предметы на МКС прикреплены, прилеплены и пристегнуты.
...Это далеко не все ляпсусы, перечисленные на лекции, но, как говорится, не за правду мы фильм Куарона полюбили, а художника обидеть может каждый.
 


Версия для печати

КОММЕНТАРИИ


Copyright (C) 2000 Издательский дом "С.-Петербургские ведомости"
191025 Санкт-Петербург, Ул. Марата 25. Телефон: +7 (812) 325-31-00 Факс: +7 (812) 764-48-40
E-mail: post@spbvedomosti.ru