29 мая 2017, Понедельник
PDA RSS
РУБРИКИ
Свежий номер
Городские новости

Политика

Экономика

Общество

Культура

Спорт

Наследие

Круглый стол

Номера газеты в формате PDF
АВТОРИЗАЦИЯ
Логин  
Пароль  
Запомнить меня
 
  Регистрация
  Забыли пароль?
О ГАЗЕТЕ
Сотрудники

Реклама

Подписка

История газеты

Учредитель

Как с нами связаться

ОБЩЕСТВО

Выпуск  № 104  от  09.06.2014
Резка стекла – это посильней Гете
Анастасия ДОЛГОШЕВА

Первое: молодых переводчиков с «четырьмя языками» можно сыскать и в глубинке. Второе: молодые переводчики порой лучше владеют иностранным языком, чем русским.

Вот два вывода, которые можно сделать по итогам ХIV Санкт-Петербургского конкурса молодых переводчиков Sensum de Sensu. Еще один вывод: конкурс, очевидно, набирает популярность, ибо привлек даже плагиатчиков.

 

Нынешний Sensum de Sensu проходил в шести языковых разделах – английском, немецком, испанском, польском, французском и норвежском. В общей сложности было одиннадцать номинаций: среди заданий есть переводы и специальных текстов (скажем, технических документов), и прозы, и поэзии. Всего для участия в конкурсе пришло 1042 заявки (не только из России – зарегистрировались участники из Австрии, Англии, Белоруссии, Венгрии, Германии, Казахстана, Литвы, Норвегии, Узбекистана, Украины, Франции), однако собственно работ было прислано только 418, то есть всего 40% заявителей довели намерения до воплощения. И лишь десятая часть «воплощенных» намерений была отмечена конкурсной комиссией.

Самым массовым оказался, что неудивительно, английский раздел. Испанский раздел выбрали почти вдвое больше конкурсантов, чем французский (возможно, потому что в испанском было где разгуляться – среди заданий и проза, и поэзия, и документация, а во французском – только инструкции); в немецком разделе большинство конкурсантов предпочли корпеть над переводом инструкции к лазерной резке стекла, а не публицистики Гете.

«Большинство конкурсантов показали достаточное знание норвежского языка, но им помешала невнимательность, и не удалось сделать перевод на русский язык – у них получился рассказ на норвежском языке, но русскими словами...» – это из протокола заседания конкурсной комиссии «норвежского раздела». «Во всех без исключения конкурсных работах имеют место нарушения норм русского языка», – отмечает «английская» комиссия, добавляя, что некоторые конкурсанты простодушно переводили фрагмент романа с помощью гугл-переводчика. Комиссия по испанскому разделу не присудила первое место ни в одной из трех «испанских» номинаций и в двух номинациях не отдала никому даже приз «Надежда». Эксперты в «немецкой» комиссии отметили, что уровень работ высок, но ниже, чем в прошлом году, и посетовали на «речевой макаронизм» (это когда используются вперемешку русские и иностранные термины). Комиссия по «французскому разделу» в одной из номинаций не присудила вообще ни одного призового места.

Учтем, конечно, что судьи суровы – это высочайшего уровня мастера: среди них Тамара Казакова, заместитель председателя научно-методического совета Союза переводчиков России, профессор СПбГУ; Ирина Алексеева, директор Высшей школы перевода РГПУ им. А. И. Герцена; Анатолий Нехай, заслуженный деятель культуры Польши... И, разумеется, упомянем, что личные симпатии исключены – все конкурсные работы анонимны, проходили под номерами.

Тем приятнее (поскольку объективнее некуда) поздравить тех конкурсантов, кто отличился сразу в разных разделах и номинациях. И тем неприятнее обнаружить, что среди «многодипломников» нет петербуржцев. Правда, Елена Михалина (два диплома – за художественный перевод с английского и за перевод испанской поэзии) – выпускница петербургского Политеха, но живет в Брянске. Ирина Овсянникова (аж три диплома за переводы специальных текстов: одного с английского, двух – с французского) – из Иркутска. Екатерина Трубина (два «испанских» диплома, за спецтекст и за художественный) – из Перми. А Марина Шалаева, отмеченная за польский и французский перевод, живет в поселке Латная Воронежской области.

Надо сказать, Марина – многолетний конкурсант; у нее с 2010 года уже семь дипломов (четыре иностранных языка). Председатель оргкомитета Sensum de Sensu член правления Союза переводчиков России Павел Брук комментирует:
– Тут можно говорить о переводческом и литературном даре. Но известный тезис «Ищем таланты!» обернулся следствием: ура, мы нашли талант – и что с ним делать? Как ему помочь реализоваться в интересах отечественной культуры? Не знаем.

Вообще в 11 номинациях конкурса было отдано только четыре первых места. Среди победителей также – ни одного петербуржца. Сергей Корепанов – студент Тольяттинского госуниверситета, Полина Мурашова – Мордовского госуниверситета им. Н. П. Огарева, Евгения Тесла – Московского государственного машиностроительного университета (МАМИ). Ну и Марина Шалаева из поселка Латная.

«Новое явление в пространстве конкурса» отметил председатель оргкомитета:
– Речь идет об использовании Sensum de Sensu для культивирования массового обмана, плагиата и, вероятно, очковтирательства с помощью дутой отчетности.

Особо отличились в этом (и не впервые, но на сей раз особенно массово) студенты Воронежской государственной лесотехнической академии.

– Для участия в конкурсе 2014 года зарегистрировались ни много ни мало — 146 студентов этого вуза, – говорит Павел Семенович. – Сразу следует сказать: ни одна из работ не отмечена конкурсной комиссией. Скандально другое. Конкурсанты списывают работы друг у друга или делают работу коллективно, а затем идут на обман, ставя свою подпись на переводе и выдавая перевод за свое творчество. Дошло до того, что даже переписывать лень: работу просто копируют на ксероксе, зачеркивают один номер личного кода и вписывают другой.

На что рассчитывали земляки выдающейся Марины Шалаевой, науке осталось неизвестным. Возможно, стоит спросить об этом у студентов Димитровградского инженерно-технологического института (филиал, на минуточку, Национального исследовательского ядерного университета МИФИ): из этого филиала зарегистрировались 28 студентов, «и часть представленных работ, как и в прошлые годы, не отличается оригинальностью».

Оргкомитет намерен обратиться к ректорам названных вузов «с тем, чтобы были приняты меры для пресечения жульничества среди будущей российской интеллигенции».

...Напомним, многолетние попытки петербургского отделения Союза переводчиков России «внедрить» в культурной столице Всемирный день перевода нашли в конце концов понимание в городском парламенте. Но – не нашли его в Смольном. Поэтому мероприятия, которые так или иначе популяризируют переводческое мастерство, по-прежнему остаются заботой энтузиастов. «Развитие и распространение языковой культуры, культуры русского языка как языка международного общения, поощрение и поддержка молодежи, избирающей перевод как область своей профессиональной деятельности» (все это заявлено в приоритетах конкурса Sensum de Sensu), – стало быть, тоже.


Версия для печати

КОММЕНТАРИИ


Copyright (C) 2000 Издательский дом "С.-Петербургские ведомости"
191025 Санкт-Петербург, Ул. Марата 25. Телефон: +7 (812) 325-31-00 Факс: +7 (812) 764-48-40
E-mail: post@spbvedomosti.ru