28 августа 2016, Воскресенье
PDA RSS
РУБРИКИ
Свежий номер
Городские новости

Политика

Экономика

Общество

Культура

Спорт

Наследие

Круглый стол

Номера газеты в формате PDF
АВТОРИЗАЦИЯ
Логин  
Пароль  
Запомнить меня
 
  Регистрация
  Забыли пароль?
О ГАЗЕТЕ
Сотрудники

Реклама

Подписка

История газеты

Учредитель

Как с нами связаться

КУЛЬТУРА

Выпуск  № 238  от  10.12.2013
Век Темирканова:
75 + 25

Владимир ДУДИН

Сегодня всемирно известный маэстро Юрий Темирканов, художественный руководитель Санкт-Петербургской филармонии, отмечает 75-летие. В этом году исполняется 25 лет, как он занимает пост главного дирижера заслуженного коллектива России Академического симфонического оркестра Филармонии. Этим двум юбилеям посвящен международный зимний фестиваль «Площадь искусств». Он откроется концертом-поздравлением 14 декабря
с участием лучших российских и зарубежных музыкантов и завершится 25 декабря, когда маэстро продирижирует фрагментами «Евгения Онегина» и «Щелкунчика» Чайковского. Своими взглядами на жизнь и профессию маэстро Юрий ТЕМИРКАНОВ поделился с музыковедом Владимиром ДУДИНЫМ.

– Юрий Хатуевич, то, чем вы занимаетесь, можно назвать философией в звуках?

– Можно и так сказать. В этом смысле все мы вышли из Баха, который больше, чем композитор: Бах – наша Библия. Бог водил его руками, его талантом. Все мы вышли оттуда.


– Вашей рукой тоже кто-то водит?

– Слава богу, я ничего не пишу, потому что знаю, сколько хорошей музыки написано. Я даже не понимаю, как можно было что-то писать после «Войны и мира». Хотя с тех пор появилось немало хороших писателей.


– Толстой – ваш любимый писатель?

– Дневники Толстого готов перечитывать каждый год, хотя ты все уже знаешь, но всегда любопытно, как заново.


– А кино иногда смотрите?

– Кино сегодня находится в кризисе, потому что технология заменила смысл. Технологии поразительные, но стали превалировать над смыслом. Кусочки «Сталинграда», которые я увидел в рекламе, – это сплошные пиф-паф, аттракцион, а горя на экране не видно. А это было страшное горе.


– В программе концерта открытия фестиваля «Площадь искусств» – выдающиеся музыканты современности. Все они ваши друзья?

– Да, это мои друзья, которых я пригласил на свой день рождения. В мире есть много замечательных музыкантов, с которыми я не знаком, поэтому позвал тех, кого хорошо знаю и высоко ценю.


– Много у вас друзей?

– Помните, как об этом сказано у Пушкина: «Враги его, друзья его (что, может быть, одно и то же) его честили так и сяк...». Пушкин, как всегда, оказался прав, он прав даже в своих ошибках. У меня никогда не было много друзей. Знаете, когда доживете до моих лет, вы, оглянувшись, увидите, что многие друзья ушли. Друзья, которые впоследствии приобретались, не стали заменой ушедшим.


– Вы часто вспоминаете детство?

– Не очень часто. Оно было не очень веселым, поэтому лишний раз вспоминать не хочется. Хотя у каждой медали ведь две стороны. Я думаю, что, если бы у меня не было такого детства, я был бы немного другим, наверное, хуже, чем есть.


– А какими путями к вам проникала музыка?

– Недалеко от дома, где мы жили в Нальчике, был городской сад, где по воскресеньям играл военный оркестр. Мы, пацаны, ходили туда от нечего делать, заодно и оркестр слушали. Это было первое соприкосновение с музыкой. Радио тогда мало у кого в домах было, но на всех главных улицах над магазинами висели радиорупоры, откуда все время передавали какую-то музыку – популярную и классическую.


– В мире сегодня действуют много молодых и, разумеется, успешных дирижеров. Что вы думаете о молодежи, которая рвется в дирижеры?

– И я был «успешным молодым дирижером», но это не означало, что я хорошо дирижировал. Это профессия второй половины жизни. 90% «рвущихся в дирижеры» не очень понимают, что это за профессия. Они думают, что так очаровательно все это смотрится со стороны, думают, что вышел к большому оркестру, взмахнул руками – и оркестр заиграл, что ты хочешь. Поэтому они все очень легко туда идут. Понимание же приходит поздно. Нужно весь путь пройти – от непонимания, от ошибочного желания полагать, что задача дирижера в том, чтобы показывать вступления, чтобы музыканты играли громко-тихо, играли вместе. Наступает момент, когда вдруг понимаешь, что все это не имеет никакого отношения к профессии.


– Вам известна каждая нота в симфониях Чайковского, Шостаковича, Прокофьева, Брамса. И, наверное, вы знаете, как продирижировать их так, чтобы на концерте все прозвучало идеально?

– Недавно я посмотрел по «Культуре» концерт Владимира Горовица, игравшего Третий концерт Рахманинова. Так вот этот пианист говорил: «Много репетировать, много готовиться – это не про меня: я каждый раз играю по-новому, я импровизирую». И это правильно. Поэтому «идеального» исполнения, о котором вы спросили, не бывает. Музыка Бетховена, которого я дирижировал двадцать лет назад и сегодня, – это совершенно разные исполнения.


– Последние годы бесконечно твердят о том, как падает интерес к классической музыке. Вы видите какое-то решение проблемы?

– Об этом говорят намного дольше – с тех пор как появились концертные залы. Потому что до определенного момента музыку играли во дворцах, салонах, не спрашивая, нужна она или не нужна, потому что правящий класс был образован, разбирался в живописи, архитектуре, музыке, поэзии. А сейчас такого «безобразия» не происходит ни в одном государстве, поэтому общество, подчиняясь времени и ужасу, который несет телевизор, оболванивается. Глядеть на мир оптимистично сегодня очень трудно. Настоящая культура падает в общественном значении во всем мире, потому что общество, мир глупеет, это очевидно. Телевизоры, техника, технологии, телефоны, машинки... Ребенку не надо учить таблицу умножения – зачем, если все есть в базе данных? Читать ему тоже не надо. И этот процесс необратимый. А мозг – страшная штука, если его не тренировать, могут возникнуть новые обезьяны.
 

К юбилею маэстро

Михаил ГАНТВАРГ,
ректор Санкт-Петербургской консерватории, народный артист России:

– Поздравляя Юрия Хатуевича с юбилеем, я бы прежде всего отметил основное, на мой взгляд, его качество – он не менеджер, не продюсер, не «администратор своего таланта», как сейчас у нас принято. Он музыкант, и только музыкант. Искренний, глубокий, настоящий петербургский интеллигент. Каждый его концерт – праздник. И для музыкантов, которые на сцене, и для меломанов, которые в зале.

Юрий Хатуевич – воспитанник нашей Консерватории, сейчас маэстро ее почетный профессор. К великому сожалению, он преподавал здесь очень недолго, решив полностью отдаться творчеству. Но при этом он внимательнейшим образом следит за молодыми дирижерами, выпускниками нашего вуза. Особые отношения связывают маэстро с нашей школой. При школе существует фонд его имени, ежегодно лучшим студентам присуждается стипендия Темирканова. Он организует концерты юным музыкантам, посылает их на мастер-классы за границу.


Михаил ГОЛИКОВ,
художественный руководитель и главный дирижер международного
молодежного симфонического оркестра капеллы «Таврическая»:

– В прошлом году, когда широко отмечалось 150-летие петербургской Консерватории, я имел счастье лично познакомиться с маэстро Темиркановым. Он продирижировал оркестром наших студентов, потом подошел ко мне и произнес много теплых слов о молодых музыкантах и уровне их подготовки, очень меня поддержал.
В этом году афиши фестиваля «Площадь искусств» поражают количеством звезд мировой величины, которые приедут поздравить Юрия Темирканова. Но помимо концертов знаменитостей я бы посоветовал зрителям обратить внимание на «музыкальные подношения», которые приготовили своему художественному руководителю музыканты его оркестра. Со многими из них мы дружим, постоянно общаемся, поверьте, в мастерстве они не уступают всемирно известным исполнителям. Маэстро Темирканов требователен к своим музыкантам, с ним играют только лучшие.


Мирослав КУЛТЫШЕВ,
пианист, лауреат международного конкурса имени Чайковского, победитель конкурса в Монте-Карло:

– То, о чем я буду вспоминать всю жизнь, случилось в 1996 году, мне было тогда десять лет. Я участвовал в конкурсе «Виртуозы ХХI века», и в Филармонии на меня обратили внимание. Ну обратили и обратили. И вдруг я получаю предложение сыграть с Юрием Хатуевичем и его оркестром 20-й (ре минорный) концерт Моцарта. Помню, что с его стороны не было никакого отношения ко мне как к ребенку, со мной разговаривали на равных. Юрий Хатуевич только говорил все время: «Играй веселее». Но мне-то на репетициях не до веселья было. А когда все закончилось и мы вышли на поклоны, многие бросились фотографировать. И вот я получаю фотографию с надписью: «Милому Мирославу с самыми добрыми пожеланиями от дяди Юры».
К сожалению, наши творческие встречи с тех пор не повторились. Но мы же знаем, что круг солистов Юрия Хатуевича весьма ограничен и петербуржцев в нем практически нет. Но никто и не ропщет – Темирканов для Петербурга фигура знаковая. Он представитель старой гвардии – несуетный, настоящий, существующий отдельно от лакеев.
 


Версия для печати

КОММЕНТАРИИ


Copyright (C) 2000 Издательский дом "С.-Петербургские ведомости"
191025 Санкт-Петербург, Ул. Марата 25. Телефон: +7 (812) 325-31-00 Факс: +7 (812) 764-48-40
E-mail: post@spbvedomosti.ru