29 мая 2017, Понедельник
PDA RSS
РУБРИКИ
Свежий номер
Городские новости

Политика

Экономика

Общество

Культура

Спорт

Наследие

Круглый стол

Номера газеты в формате PDF
АВТОРИЗАЦИЯ
Логин  
Пароль  
Запомнить меня
 
  Регистрация
  Забыли пароль?
О ГАЗЕТЕ
Сотрудники

Реклама

Подписка

История газеты

Учредитель

Как с нами связаться

НАСЛЕДИЕ

Выпуск  № 206  от  25.10.2013
Благородный Фердинанд
Так воспитанники Александровского лицея называли своего директора
Валентин СМИРНОВ, доктор исторических наук

В конце XIX века Фердинанд Фердинандович Врангель (1844 – 1919) был одним из самых образованных офицеров Российского флота. Он окончил Морской корпус, учился в Дерптском университете (1862 – 1864), после окончания Академического курса морских наук (1870) защитил диссертацию «Об измерении океанских глубин» и в 1872 – 1873 годах находился в научной командировке в странах Европы и США. Плавал в Балтийском, Северном и Средиземном морях, исследовал Черное и Азовское моря.

Требовательный инспектор

Тринадцать лет жизни Ф. Ф. Врангеля были связаны с Александровским лицеем.Летом 1883 года капитан-лейтенант Врангель принял предложение поступить на службу в Императорский Александровский лицей. В предыдущие четыре года он являлся воспитателем младшего сына великой княгини Екатерины Михайловны герцога М. Г. Мекленбург-Стрелицкого (1863 – 1934) и поэтому не был новичком в воспитании молодых людей. Но герцог был один, а контингент воспитанников лицея, который с 1844 года размещался на Каменноостровском проспекте, превышал двести человек. Эти молодые люди (в возрасте от 11 до 23 лет) обучались в шести основных и одном приготовительном классах.

В конце августа 1883 года Врангель вступил в должность инспектора воспитанников лицея. В подчинении у него находились классные (из числа преподавателей) и дежурные воспитатели. Для решения вопросов, связанных с разбором дисциплинарных проступков, созывалась воспитательская конференция под председательством директора лицея Н. Н. Гартмана.

Полностью войдя в курс дел в течение первого года службы, Врангель внес некоторые изменения в инструкцию дежурным воспитателям: в учебные дни должны были дежурить три воспитателя (вместо пяти), а в воскресные дни – один (вместо двух); некоторые изменения коснулись и распорядка дня.

Свое видение педагогических принципов и приемов Врангель позднее изложил в «Объяснительной записке к инструкции господам воспитателям Императорского Александровского лицея» (1885). В ней он, в частности, отмечал: «...Наша задача состоит в том, чтобы подготовить молодых людей к жизни, то есть развить их силу воли и укрепить их нравственные понятия настолько, чтобы они избегали дурных поступков, несмотря на возможность их совершения. Этой цели мы вполне достигнуть не можем, но стремиться к ней должны и сообразно с этим создать условия для развития воли и характера».

Практические дела Врангеля не расходились с принципами, изложенными в записке. Четверть века спустя один из питомцев лицея вспоминал: «...За год с небольшим до разъезда нашего из Лицея... назначен был инспектором воспитанников барон Фердинанд Фердинандович Врангель. К этому времени характеры наши уже определились, положение курса как отпетого – тоже. Казалось, совершенно бесследно должно было пройти для нас это новое лицо. Между тем, за один год Фердинанд Фердинандович приобрел наши горячие симпатии. К опальному курсу он отнесся доверчиво, без предвзятой мысли: был настоящим бароном. Благородным Фердинандом звали мы его не в насмешку. Его помощи обязан курс тем, что удалось устроить читальню для старших классов, что наладились литературно-музыкальные вечера, что стали издаваться ученические журналы. В одном из них появлялись статьи, солидно и метко, но корректно полемизировавшие с увлечением одного юного ювенала. Позднее мы узнали, что эти статьи принадлежали барону... много хорошего было сделано, и чрез 25 лет отрадно вспоминать о первых шагах барона Ф. Ф. Врангеля в Лицее».

Практически одновременно с составлением объяснительной записки воспитателям Врангель подготовил и другую записку – об особенностях лицея как учебного заведения. Поводом послужили предполагавшиеся в лицее реформы (в частности, его переход из ведомства учреждений императрицы Марии в Министерство народного просвещения).

В этой записке Врангель отметил особенности лицея, составляющие «драгоценное достояние его славного прошлого и верный залог его будущего процветания»: покровительство императора; управление с помощью совета и под непосредственным руководством попечителя; статус закрытого учебного заведения, доступного лишь для сыновей лиц «с известным общественным положением» и происхождением; соединение в курсе лицея старших классов общеобразовательного (гимназического) курса с трехгодичным высшим (университетским) курсом. К счастью, лицей и далее оставался в составе ведомства учреждений императрицы Марии.

Будучи человеком военным и потому стремясь в каждом деле установить определенный порядок, Врангель на заседании совета лицея 13 декабря 1890 года предложил «ввиду постоянно возрастающего количества лиц, поступающих в Лицей», установить комплект воспитанников в каждом классе. Совет согласился.

В начале 1891/92 учебного года Врангель выступил с новой инициативой – предложил совету лицея перечень мер по борьбе с прогулами лекций воспитанниками, и они были приняты практически без изменений. Эти меры включали выставление полугодовых отметок за поведение воспитанникам старшего курса; определение прав воспитанников при выпуске в зависимости от полугодовых отметок за три старших курса; систему снижения отметок за поведение в зависимости от числа пропущенных лекций (на 1 балл – за 30 – 60 лекций, на 2 балла и т. д. – за каждые 30 последующих пропусков).

Бывший питомец лицея В. М. Кюхельбекер впоследствии вспоминал, что инспектор Врангель пользовался совершенно исключительным уважением и авторитетом у воспитанников: он знал «решительно все, что делалось в Лицее, и появлялся совершенно неожиданно и днем, и ночью. Он был очень требователен и не допускал никаких поблажек: не исполнить его требований никому не могло прийти в голову». Очевидно, такая требовательность была многим не по нраву; отсюда и еще одно, злое, прозвище Врангеля – Рыжая Собака.


Талант руководителя

После смерти Н. Н. Гартмана (28 февраля 1892 г.) 48-летний Врангель был назначен директором лицея. Одним из первых его административных дел было учреждение жетона выпускника лицея, проект которого разработали ранее. 7 мая 1892 года император Александр III утвердил образец жетона, представлявший собой лиру на подвеске с лентой (с надписью «для общей пользы») и двумя зелеными лавровыми венками посредине.

Еще в 1889 году, будучи инспектором, Врангель поднимал вопрос об изменении системы учебных репетиций. Тогда предложение не осуществили, теперь же, в мае 1892 года, была опубликована его «Записка о преобразовании системы репетиций в старшем курсе Императорского Александровского лицея». Она вызвала бурное обсуждение на заседании совета. Путем некоторых взаимных уступок было достигнуто определенное единство по вопросу организации и проведения репетиций. Новые правила утвердил попечитель лицея граф Н. А. Протасов-Бахметев.

Самое пристальное внимание Врангеля привлекало преподавание истории в лицее, поскольку он считал ее крайне важным предметом при подготовке будущих государственных деятелей. Свои мысли Врангель изложил в специальной записке. После ее обсуждения совет лицея практически без изменений согласился с предложенным Врангелем планом преподавания истории в разных классах.

В канун 1895 года Врангель был награжден орденом Св. Станислава I степени «за отлично-усердную службу». В том же году по его инициативе было введено в виде опыта преподавание «Государственного устройства главнейших восточных стран» (Оттоманской империи, Персии, Китая и Японии) с последующей сдачей экзамена. Преподавателем востоковедения стал магистрант А. Н. Мандельштам (впоследствии – известный специалист в области международного права).

Будучи директором, Врангель сохранял традицию ежегодного празднования годовщин лицея 19 октября. По его инициативе издали «Памятную книжку Императорского Александровского лицея на 1895/6 учебный год» и утвердили программу следующего издания «Памятной книжки» – ее предполагалось выпустить в 1896 году, к 85-летию лицея. Однако она увидела свет только в 1899 году, через три года после ухода Врангеля в отставку по болезни (с пенсией 5294 рубля в год). Впрочем, по свидетельству В. М. Кюхельбекера, вокруг Врангеля в недрах ведомства учреждений императрицы Марии «уже давно плелась целая сеть интриг».

За свою 13-летнюю деятельность в лицее Врангель проявил себя как талантливый педагог, опытный и требовательный инспектор воспитанников, высококвалифицированный преподаватель (с 1884 года читал космографию) и администратор, старавшийся активно воздействовать на организацию учебно-воспитательного процесса в целях его улучшения.

За годы службы Врангеля в лицее «через его руки» прошли почти четыреста воспитанников. Большинство из них в начале XX века занимали высокие посты в государственном аппарате царской России. Заслуживает уважения и то, что в период службы в лицее Врангель никогда не забывал о том, что он морской офицер: преподавал в Николаевской морской академии, публиковал статьи по гидрографии и метеорологии и даже принял участие в Черноморской глубомерной экспедиции (1890 г.), за что был награжден малой золотой медалью Императорского Русского географического общества.


Версия для печати

КОММЕНТАРИИ


Copyright (C) 2000 Издательский дом "С.-Петербургские ведомости"
191025 Санкт-Петербург, Ул. Марата 25. Телефон: +7 (812) 325-31-00 Факс: +7 (812) 764-48-40
E-mail: post@spbvedomosti.ru