24 августа 2016, Среда
PDA RSS
РУБРИКИ
Свежий номер
Городские новости

Политика

Экономика

Общество

Культура

Спорт

Наследие

Круглый стол

Номера газеты в формате PDF
АВТОРИЗАЦИЯ
Логин  
Пароль  
Запомнить меня
 
  Регистрация
  Забыли пароль?
О ГАЗЕТЕ
Сотрудники

Реклама

Подписка

История газеты

Учредитель

Как с нами связаться

ДЕНЬ ГОРОДА 2013

Выпуск  № 095  от  24.05.2013
Гнезда Петра Великого
Северная Пальмира заключила в свои объятия сотни древних поселений
Сергей СЕМЕНЦОВ, доктор архитектуры, профессор

Появление большого города на Неве не случайно. Определение места будущей российской столицы, почти мгновенное ее рождение (по меркам истории, десятки лет – это миг), становление мегаполиса и его окружения на площади сотен квадратных километров было предопределено многовековой историей заселения нашего края. В ней сплелись геополитические закономерности формирования российской государственности и конкретно-исторические особенности развития Приневья.

В глубь веков

Территории современного Петербурга и его ближайших пригородов
во времена Великого Новгорода (до 1478 г.) и Великого Московского княжества (XV – XVI вв.) включали:
– 5 погостов Ореховецкого (Ореховского) уезда: Спасской Городской, Воздвиженской Корбосельской,
Ильинской Колтушской, Введенской Дудеровской, Никольской Ижерской погосты.
– 3 погоста Копорского уезда: Покровской Дятелинской, Дмитриевской Кипенской,
Богородицкой Дягилевской погосты.

 

Всем известна точная дата основания Петербурга – 16 (27) мая 1703 г. Однако его градостроительная предыстория восходит к VIII – IX вв., хотя наибольшее влияние на развитие петербургской агломерации оказали поселения, возникшие не позднее ХV – начала ХVI века.

Главным стержнем освоения территорий был известнейший с древнейших времен водный путь из Варяжского моря (современное Балтийское море) в Нево (современное Ладожское озеро), далее – по реке Волхову, а оттуда – одно ответвление по Днепру (это путь из варяг в греки), другое – по Волге (это Великий Волжский путь). Оба трансконтинентальных пути объединялись в одной горловине – это река Нева. Важнейшая речная трасса тысячелетий.

Вся дельта реки Невы и окружающие территории представляли собой почти сплошные болотистые и лесные массивы, по которым до нашего времени проходят невысокие гряды возвышенностей. Здесь не было сплошного освоения территорий, а велось обживание пространств локальными зонами и «гнездами». Все эти селения еще в допетербургские времена соединяла густая сеть дорог разного статуса и разных конструктивных решений (некоторые дороги известны с XIII – XIV вв.).

В древнерусских и скандинавских письменных источниках вплоть до Ореховецкого мира 1323 г. в Приневье, на балтийском побережье и в Приладожье отмечены 42 населенных пункта. Из них 32 новгородских поселения (размерами и социальным масштабом от столичного города до монастырского села), 6 городов «в Чуди», 1 город в Латгаллии, 1 город в земле ливов, 1 немецкий город. По Ореховецкому договору, государственная граница между Новгородской республикой и Швецией переместилась на р. Сестру.

По нашим данным, в Ореховецком (Ореховском) уезде (5 погостов) и в Копорском уезде (3 погоста) к 1501 г. насчитывалось 49 волостей, а в них – 1 город (Орехов) и 994 поселения разного размера и социальной значимости, в том числе 8 селений – погостов с церквями (райцентры своего времени), 133 крупных «вопчих» сел и деревень и 853 мелкие деревни. Можно было в них насчитать 2823 двора.

Существовали 2 крупных железоделательных комплекса – на реке Ковоши у Копорского залива и между реками Мьей (Мга) и Назьей. В 1560 – 1580-е гг. появляется упоминание о крупном торгово-ремесленном поселении («рядки») в устье Охты при впадении ее в Неву.



Новая метла

В устье Охты новгородцы, шведы, москвичи, опять шведы
создавали свои военные или торгово-ремесленные центры:
– шведская крепость Ландскрона;
– система русских селений «на усть Охты» (Новый Торг, Венчище);
– шведский город Ниен.

После Столбовского договора 1617 г. наш край ушел под шведскую корону. Граница между Россией и Швецией переместилась на восток, дойдя почти до Волхова. Шведское правительство начало проводить политику по вытеснению русского и угро-финского православного населения (карела, ижора, водь) с заменой его на шведское, немецкое, голландское, финское.

Если до середины 1650-х гг. большинство поселений сохраняло традиционные русские названия (но в латинской транскрипции и со «шведским» акцентом), то с 1660-х гг. осуществлялись многочисленные замены старинных топонимов и гидронимов на новые, в основном финские, частично – шведские. Именно с этих пор большинство дошедших до времен Петра Великого названий рек, островов и сел имели финские и шведские названия. Именно тогда возникло новое название нашего края – Ингерманландия, новая губерния шведского королевства.

На территории новой губернии усиленно развивалась сеть сухопутных дорог и фарватеров. Возникший в устье Охты город Ниен был связан трактами с Выборгом, Кексгольмом, Нотебургом, Копорьем, Яма-Городом, Иван-Городом и Нарвой. Государственные тракты вели к государственной границе между Россией и Швецией. На этих дорогах были открыты постоялые дворы (Krog).

На основании древнерусских летописей и скандинавских саг можно предположить, что древнейшей среди трактов и дорог в данном регионе была трасса «Исток Невы (позднее – Орешек, Нотебург) – Выборг». С середины XIII века она имела ответвление к устью Охты.

В Ингерманландии конца XVII в. насчитывалось не менее 1991 поселения разного типа. На территории 8 погостов в самом конце XVII в. находились 2 города (Нотеборг и Ниен) и их крепости-цитадели, а также не менее 902 населенных пунктов разной величины.



«Почки» распустились в Петербурге

Старое и новое:
– Каменноостровский дворец размещен в районе бывшей деревни на острове Кивисари.
– Кронверк расположен в местах, где в XVII веке находились дворы Марти и Якко Летце (Martti, Loetsa-Jaakko).
– Усадьба Бьеркенгольм Хоф находилась на территории современных домов № 29 – 33 по Большой Дворянской ул., а также Училищного дома имени Петра Великого (современное здание Нахимовского училища).
– Усадьба светлейшего князя А. Д. Меншикова на Васильевском острове (особенно ее северная часть, где размещались службы) устроена на ранее освоенных землях деревни Хирвисари.
– Летний сад основан на месте дворянской мызы Юсадисс Хоф.

 

На основании исторических данных мы можем говорить сейчас, что на территории будущего Большого Санкт-Петербурга на протяжении XV – конца XVII в. стабильно существовали 900 – 1000 поселений, объединенных сотнями километров дорог. Многие из этих поселений стали «почками» создания петербургских слобод, ансамблей и кварталов застройки. Еще при Петре I границы Петербурга включили территории не менее 55 селений допетровского периода, а пригородная зона объединила еще более ста существовавших ранее сел, мыз, деревень и хуторов. Современный Петербург и территории, находящиеся под его административным управлением, охватывают уже более 200 древних поселений.

Шведские Ниен и Ниеншанц возникли на местах нескольких древних русских поселений и торгового двора, а уже в петровские времена, с 1721 – 1722 г., здесь, на «пятне» Ниена, размещена плотницкая слобода Большая Охта, современные кварталы которой хранят планировочную память и о Большой Охте петровского времени, и о шведском Ниене.

Деревня Кальюла (Kaljula) с XVIII в. входила в ареал Санкт-Петербурга как Калинкина деревня. Существующие со времен Петра I на Выборгской стороне Сухопутный и Морской госпитали размещены на месте более древних селений, имевших общее название Аришка (Ariska).

Сотни современных селений преемственно восходят по крайней мере к селениям, известным с конца XV – начала XVI вв., пережив новгородские, московские, шведские этапы существования этих территорий и выжив в многократных военных и социальных катаклизмах XVIII – XX вв. К примеру, с конца XV – начала XVI вв. известны деревни «Морья на реце Морье» (совр. – Морье), «Захожаи» (совр. – Захожье), «Лопала ж» (совр. – Лупполово), «Токсово над озером над Токсовым» (совр. – Токсово) и многие-многие другие.

На карте современного Петербурга в трассировке фрагментов десятков улиц, проспектов и магистралей можно увидеть память о дорогах допетербургского времени. Среди таких улиц и проспектов назовем Суворовский и Лиговский проспекты, фрагменты Выборгской и Ушаковской набережных, Приморского проспекта, проспекта Энгельса, проспекта Мориса Тореза, Выборгского шоссе, дорог вдоль берегов Невы, ставших Октябрьской набережной и проспектом Обуховской Обороны, и многих других.

Несмотря на развитие дорожной сети Ленинградской области, трассировка практически всех государственных трактов шведского периода почти полностью дошла до нашего времени.

Немало селений сохранили историческую память о важных вехах. Так, на реке Тосна, южнее современного города Тосно, до нашего времени дошло небольшое селение Рубеж, фиксирующее место прохождения здесь в XVII в. государственной границы между Россией и Швецией. Вплоть до 1950-х гг. в Ленинградской области ареалы земледелия даже в нюансах совпадали с границами освоенных еще в XVII веке земель.
 


Версия для печати

КОММЕНТАРИИ


Copyright (C) 2000 Издательский дом "С.-Петербургские ведомости"
191025 Санкт-Петербург, Ул. Марата 25. Телефон: +7 (812) 325-31-00 Факс: +7 (812) 764-48-40
E-mail: post@spbvedomosti.ru