27 марта 2017, Понедельник
PDA RSS
РУБРИКИ
Свежий номер
Городские новости

Политика

Экономика

Общество

Культура

Спорт

Наследие

Круглый стол

Номера газеты в формате PDF
АВТОРИЗАЦИЯ
Логин  
Пароль  
Запомнить меня
 
  Регистрация
  Забыли пароль?
О ГАЗЕТЕ
Сотрудники

Реклама

Подписка

История газеты

Учредитель

Как с нами связаться

КУЛЬТУРА

Выпуск  № 020  от  06.02.2012
Какого Пушкина мы еще не знаем?
Сергей ГЛЕЗЕРОВ

У каждого изучающего творчество поэта вопросов к нему наберется немало.
Наш собеседник – молодой исследователь творчества Пушкина кандидат филологических наук Алина Бодрова. Нечасто сегодня можно услышать о человеке, который ради науки перебрался из Москвы в Петербург. Тем более приятно, когда такой интерес связан с именем Пушкина, ведь для Петербурга оно не менее свято, чем имя Петра Великого.
Алина коренная москвичка, выросла в Первопрестольной, но затем переехала на берега Невы, чтобы работать над новым академическим собранием сочинений Пушкина. Родную Москву она тоже не забыла: по ее словам, живет и работает на два города, хотя большую часть времени проводит в Петербурге. Уже около года Алина БОДРОВА – научный сотрудник Института русской литературы РАН (Пушкинский Дом). С ней встретился наш корреспондент.

– Все-таки что же сподвигло вас перебраться в северную столицу?

– Решение это стало результатом естественного хода событий. Первый раз в Пушкинском Доме я оказалась осенью 2005 года, когда училась на третьем курсе филфака МГУ. В университете мне очень повезло попасть в семинар Алексея Михайловича Пескова, замечательного ученого и преподавателя, который многие годы занимался творчеством поэта Евгения Баратынского, а в 2002 году начал издавать полное собрание его сочинений и писем. Алексей Михайлович не боялся привлекать к работе над изданием своих студентов, к которым с самого начала относился как к коллегам.

Мне было поручено просмотреть архивные материалы, связанные с последним сборником Баратынского «Сумерки». А поскольку большая часть семейного архива Баратынских находится в Рукописном отделе Пушкинского Дома, не приехать сюда я просто не могла. По ходу работы выяснялись все новые обстоятельства, требовалось изучить неизданную семейную переписку Баратынских, черновые рукописи... И, таким образом, приезды в Пушкинский Дом стали неотъемлемой частью моей работы, да и в общем неотъемлемой частью жизни.


– Итак, все началось с Баратынского...

– Да, можно так сказать. И до сих пор Баратынский остается важным моим героем. Почти шесть лет велась работа над третьим томом собрания сочинений Баратынского, и только в начале этого года книга его поздней лирики наконец вышла в свет.

Из занятий Баратынским постепенно вырастал и интерес к Пушкину. Это совершенно закономерно, потому что оба они были ведущими поэтами своего поколения. Без соотнесения с Пушкиным многое трудно понять в творческой судьбе Баратынского, а некоторые эпизоды литературной биографии Пушкина рисуются яснее, если мы сравним их с тем, что делал в то же время Баратынский.

Когда у меня стали возникать пушкинские сюжеты, наезды в Пушкинский Дом стали более частыми, потому что здесь удобнее всего работать над пушкинской темой. Помимо библиотеки ИРЛИ здесь есть Пушкинский кабинет – библиотека, в которой собраны пушкинские прижизненные издания, собрания сочинений, выходившие в разные годы, вся научная литература о нем. Не говоря уже о том, что здесь хранятся все автографы Пушкина и книги из его личной библиотеки.

Поэтому, когда в прошлом году появилась возможность принять участие в создании нового академического издания Пушкина на правах сотрудника ИРЛИ, я подумала, что это тот редкий шанс заниматься любимым и интересным делом, который редко представляется.


– Если Баратынский действительно долгое время оставался в тени и там было что изучать, то творчество Пушкина, казалось бы, исследовано уже вдоль и поперек. Вас это не пугало?

– На первый взгляд действительно кажется, что литература пушкинской эпохи и сам Пушкин исследованы очень хорошо. Но, когда обращаешься к конкретному произведению, биографическому эпизоду или даже большой теме, оказывается, что неизвестного и непонятного еще очень много. Например, когда Пушкин, автор «Подражаний Корану», впервые познакомился со священной книгой мусульман? Еще на юге или только в Михайловском? С какой целью в знаменитую Болдинскую осень 1830 года он сочиняет пять «Повестей Белкина», а спустя год издает их под прозрачным, но псевдонимом? И таких вопросов у каждого пушкиниста на самом деле наберется немало.


– В каких проектах, над которыми сейчас работают в Пушкинском Доме, вы принимаете участие?

– Основный труд отдела пушкиноведения – это подготовка нового академического собрания сочинений Пушкина в 20 томах. Первый том издания вышел в юбилейном 1999 году, затем появилось еще два капитальных тома: лирика петербургского периода (1817 – 1820) и том драматургии. Сейчас в работе еще четыре тома.

Может показаться, что пушкинисты не очень спешат радовать читателей новыми томами, но на самом деле читатели зачастую даже не представляют, какого объема и масштаба работы стоят за каждой книгой академического собрания. Задача издания академического типа – продемонстрировать, что на сегодняшний момент науке известно о каждом пушкинском тексте, дать сведения об истории замысла, датировке, прототипах и адресатах, пояснить, какое место то или иное произведение занимало в творчестве поэта, показать, каким образом оно соотносилось с сочинениями предшественников и современников. Такие комментарии тем более нужны, что у нас до сих пор, как это ни парадоксально, нет полного комментированного издания всех пушкинских текстов.


– Издание, конечно, великое дело, но ведь им работа не ограничивается?
– Параллельно с изданием мы работаем над Пушкинской энциклопедией – универсальным справочником о жизни и творчестве поэта. Сейчас выходят тома, посвященные его произведениям. То есть о каждом стихотворении или прозаическом сочинении будет энциклопедическая статья, из которой можно узнать основные сведения об истории текста и его интерпретациях. В 2009 году вышел первый том, в этом году должен появиться второй.

Активно развиваются и интернет-проекты: сейчас на сайте Пушкинского Дома доступны все прижизненные публикации Пушкина, а также многие книги и статьи о нем из коллекции Пушкинского кабинета, в том числе редкие и труднодоступные издания.


– А ведется ли сотрудничество с другими центрами изучения Пушкина?

– Конечно. Например, есть очень интересный международный проект под общим руководством американского слависта Дэвида Бетеа. Это тоже комментированное издание Пушкина, но оно устроено по другому принципу, нежели новое академическое собрание. За основу взяты прижизненные книги Пушкина, которые читали его современники, что позволяет не углубляться в историю черновых рукописей, проблемы разных редакций, а дает возможность сосредоточиться на историко-литературном комментарии к текстам. В рамках этого проекта, в котором принимают участие ученые из России (москвичи и петербуржцы), Америки, Эстонии, вышли «Поэмы и повести Александра Пушкина» и «Борис Годунов». И работа продолжается.


– Различается ли отношение к Пушкину в Москве и Петербурге?

– Иногда приходится слышать о «петербургской» и «московской» школах пушкиноведения – и это немножко напоминает извечные обсуждения, в чем разница между москвичами и петербуржцами. На мой взгляд, главное отличие в том, что в Петербурге уже более ста лет есть признанный центр пушкиноведения – Пушкинский Дом. В Москве такого, кажется, не существовало никогда, что не означает, естественно, что в Москве не было или нет выдающихся пушкинистов. Но, так или иначе, всем москвичам приходилось приезжать в Ленинград-Петербург, потому что здесь рукописи, потому что здесь библиотека Пушкина, потому что здесь коллеги-пушкинисты.

И мне кажется, что этот потенциал Пушкинского Дома нужно развивать, стараться объединить вокруг академического издания и сопутствующих проектов разные пушкиноведческие силы, делать эти проекты открытой площадкой, а не занятием закрытой корпорации.
 


Версия для печати

КОММЕНТАРИИ


Copyright (C) 2000 Издательский дом "С.-Петербургские ведомости"
191025 Санкт-Петербург, Ул. Марата 25. Телефон: +7 (812) 325-31-00 Факс: +7 (812) 764-48-40
E-mail: post@spbvedomosti.ru