21 июля 2017, Пятница
PDA RSS
РУБРИКИ
Свежий номер
Городские новости

Политика

Экономика

Общество

Культура

Спорт

Наследие

Круглый стол

Номера газеты в формате PDF
АВТОРИЗАЦИЯ
Логин  
Пароль  
Запомнить меня
 
  Регистрация
  Забыли пароль?
О ГАЗЕТЕ
Сотрудники

Реклама

Подписка

История газеты

Учредитель

Как с нами связаться

СОЦИАЛЬНЫЙ ФУНДАМЕНТ ГОРОДА

Выпуск  № 103-с  от  08.06.2011
Имя нарицательное
Каждый шестисотый ребенок в мире рождается с синдромом Дауна
Надежда МАКУШИНА

К сожалению, слово «даун» в нашем обществе превратилось в имя нарицательное. А ведь Даун – это просто фамилия врача, впервые описавшего синдром. Так получилось, что фамилия доктора и английское слово down («вниз») совпали, и этот факт породил миф об умственной отсталости людей с лишней хромосомой. На самом деле многие из них все понимают, просто им трудно это выразить...

На праздник к особым детям пришли клоуны.От появления ребенка с лишней хромосомой не застрахован никто. Считается, что риск родить такого малыша повышается с возрастом, но, как показывает практика, не менее часто дети с синдромом Дауна появляются и у молодых мам.

В Санкт-Петербурге сейчас официально зарегистрированы 2314 человек с синдромом Дауна. Где эти люди? Как они живут? Кто им помогает? В случае рождения такого ребенка важно с первого дня поддержать женщину, чтобы она не испугалась и не вернулась из роддома домой одна. Но статистика свидетельствует: в 85% случаев российские родители отказываются от такого новорожденного сразу...

Общественная организация инвалидов «Даун-центр» объединяет особенных детей и их родителей, оказывает медико-реабилитационную, учебно-воспитательную помощь, а также защищает их законные права и интересы. И, что самое важное, психологически поддерживает семьи, в которых появился ребенок с синдромом Дауна. Знакомство с мамами, уже имеющими опыт воспитания особых детей, их поддержка помогают избавиться от страха, вызванного появлением в доме такого малыша.

– Сейчас в «Даун-центре» насчитываются 155 человек в возрасте от шести месяцев до шестидесяти лет, – рассказывает председатель «Даун-центра» Тамара Сол-нышкова. – И мы пытаемся сделать так, чтобы в жизни особых детей и взрослых было чуть больше радости. Недавно для детей были организованы занятия иппотерапией, ребята ездили в стилизованную рус-скую деревню Шуваловка, в Петропавловскую крепость, катались по рекам и каналам. Они часто бывают в дельфинарии, ходят в театры. Нам очень помогают студенты Герценовского университета – организаторы акции «Синдром доброты»...

Детишки с лишней хромосомой отзывчивы на приглашение к творчеству, к игре, они дружелюбны и жизнерадостны. В Европе и США три четверти таких ребят находятся среди обычных сверстников и вместе с ними учатся в школах. В России ситуация совершенно иная.

Детей с синдромом Дауна берут, как правило, только в коррекционные детские сады, чтобы... «не пугали» своим видом «нормальных». И только в одном детском саду, № 41 на Фурштатской улице, им рады – там особые дети находятся среди обычных сверстников. Часто против присутствия в группе особого ребенка выступают не только руководители дошкольных учреждений, но и родители «нормальных». К урегулированию подобных ситуаций подключается и детский омбудсмен Светлана Агапитова:
– Есть федеральный закон об образовании, где говорится, что мать как законный представитель ребенка вправе выбрать образовательное учреждение, в котором он будет учиться. Если у ребенка только синдром Дауна, но сохранный интеллект, то он должен получить направление в обычный класс, – утверждает она. – Да, у таких детей почти всегда наблюдается речевое недоразвитие и из-за этого, конечно, возникают определенные сложности. Однако в обычной среде среди нормально говорящих сверстников они начинают быстрее развиваться, быстрее говорить – тянутся за остальными...

Евгения Жуйкова, мама восьмилетнего Олега, мечтает о том, чтобы ее сын пошел в общеобразовательную школу. Сейчас Олег ходит в группу обычного детского сада, где его мама работает медсестрой.

– Когда я стала заниматься с Олежкой, сразу почувствовала: возможности для учебы в школе вместе со всеми у него есть. Доброжелательный, бесхитростный, он вполне может находиться среди обыкновенных детей. Я не хочу прерывать интеграцию и запирать ребенка в коррекционной школе. Если у него что-то не будет получаться – уйдем в коррекционную, но по крайней мере с уверенностью, что сделали все, что смогли, – говорит Евгения.

Инклюзивное образование прописано в нашем законодательстве, но все понимают, что при нынешнем отношении к людям с синдромом Дауна особенному ребенку будет в такой обстановке непросто. Председатель «Даун-центра» Тамара Солнышкова одно время работала в обычной школе с классом, в котором учились дети с задержкой психического развития. Она видела отношение здоровых детей к детям с проблемами:
– Пока не изменится негативное отношение к особым ребятам в родительских головах, не изменится оно и в головах их детей, – с горечью говорит она. – А на это нужно не только время, но и желание принять ближнего таким, какой он есть...
 


Версия для печати

КОММЕНТАРИИ


Copyright (C) 2000 Издательский дом "С.-Петербургские ведомости"
191025 Санкт-Петербург, Ул. Марата 25. Телефон: +7 (812) 325-31-00 Факс: +7 (812) 764-48-40
E-mail: post@spbvedomosti.ru