27 августа 2016, Суббота
PDA RSS
РУБРИКИ
Свежий номер
Городские новости

Политика

Экономика

Общество

Культура

Спорт

Наследие

Круглый стол

Номера газеты в формате PDF
АВТОРИЗАЦИЯ
Логин  
Пароль  
Запомнить меня
 
  Регистрация
  Забыли пароль?
О ГАЗЕТЕ
Сотрудники

Реклама

Подписка

История газеты

Учредитель

Как с нами связаться

НАСЛЕДИЕ

Выпуск  № 223  от  26.11.2010
Не мозаика, а керамика!
Исторические описания знаменитой работы Петрова-Водкина грешат ошибками и неточностями
Андрей РОДЕНКОВ

Майоликовый образ «Богоматерь с младенцем» на фасаде церкви Ортопедического института в Александровском парке, конечно, знаком читателям. Хорошо известны история его создания и имя автора эскиза. Возможно, и не стоило бы еще раз привлекать внимание к этой замечательной работе К. С. Петрова-Водкина, если бы не два обстоятельства.

Майоликовый образ Богоматери _ редкий образец творчества К. С. Петрова-Водкина, больше известного легендарным «Купанием красного коня».Одно из них заключается в том, что при описании керамической иконы даже в серьезных, заслуживающих внимания источниках встречается ряд неточностей. Так, из текста в текст кочует ошибочное утверждение, что это первая в Петербурге керамическая композиция, использованная для украшения фасада.

Например, в таком солидном издании, как том иллюстрированного аннотированного свода памятников архитектуры и истории Санкт-Петербурга, посвященного Петроградскому району (под редакцией Б. М. Кирикова, 2004 г.), содержится утверждение о майоликовом образе как «о самой ранней в Петербурге монументальной керамической композиции».

Постоянные читатели «Наследия» вряд ли согласятся с таким выводом. В одной из предыдущих статей автор уже рассказывал о двух керамических панно с изображением двуглавых орлов на фасаде здания Дома офицеров на Литейном проспекте, изготовленных в 1898 году Э. Я. Кремером. Еще раньше тем же мастером совместно с учениками были выполнены пять майоликовых монументальных композиций на северном фасаде здания музея училища барона Штиглица, торжественно открытого в 1896 году.

Самое интересное заключается в том, что К. С. Петров-Водкин учился в училище барона Штиглица в 1895 – 1897 годах, то есть как раз в то время, когда там преподавал майолику Э. Я. Кремер. Поэтому, думается, отнюдь не случайно молодой Петров-Водкин увлекся в эти годы гончарным делом. Как отмечает Е. Н. Селизарова, известная исследовательница биографии художника, навыки, полученные в училище Штиглица, помогли ему через несколько лет в выполнении работы для гончарного завода Н. П. Сорохтина под Москвой.

В письме к матери Петров-Водкин, принося извинения за долгое молчание, указывает причину: «Все вечера почти возился с печами... лепкой изразцов и колонок разных... Приятно только то, что чувствуешь, что создаешь что-то свое: нарисовал, вот, как желаешь, глядь, по твоему вкусу печь или камин сделали, и сколько таких изразцов по России, может быть, разойдется – и это сделал ты – вот это чувство очень приятно...» (февраль, 1900 г.).

Полученные навыки помогли Петрову-Водкину и в работе по созданию в 1903 – 1904 годах эскиза образа для церковного фасада Ортопедического института и наблюдению за переводом его в майолику на известной керамической фабрике Дультона в Лондоне. Выбор английской компании был вызван, конечно, не тем, что «в России тогда майолику не делали» (к сожалению, до сих пор бытует и такой миф, который даже не заслуживает опровержения), а наличием постоянно налаженных контактов между этой фирмой и Р. Ф. Мельцером – автором проекта здания Ортопедического института и заказчиком керамической иконы.

Фасады строившихся и перестраиваемых Р. Ф. Мельцером особняков в Петербурге – В. С. Кочубея на Фурштатской улице, великого князя Михаила Александровича на Английской набережной, В. Э. Бранта на Большой Дворянской улице – неизменно украшались керамикой компании, которой в 1901 году предоставили право именоваться «Королевский Дультон» (Royal Doulton).

Одним из отличительных достоинств изготовленного майоликового образа явилось то, что глазурями расписывались не стандартные прямоугольные изразцы, а разнородные фигурные куски, повторяющие своими очертаниями наиболее характерные контуры рисунка. Линия, подчеркнутая фигурным швом между плитками, действует на зрителя более впечатляюще, чем линия, обозначенная краской. Однако на основании получаемого эффекта своеобразной «мозаичности» образа некоторые исследователи неправильно называют керамическое панно «мозаикой».

Даже в такой фундаментальной работе, как энциклопедия «Святыни Санкт-Петербурга», ошибочно говорится о «наружной мозаике» на церковном фасаде Ортопедического института. Перечень блестящих работ петербургских мозаичистов хорошо известен, и, думается, он не обеднеет, если мы не будем включать в него керамическую икону Петрова-Водкина.

Последнее обстоятельство, побуждающее привлечь внимание к майоликовому образу на Петроградской стороне, – все более ухудшающееся состояние иконы. У здания теперь новые хозяева, со времени последней реставрации прошло уже немало лет, и сразу бросаются в глаза многочисленные сколы и утраты красочного слоя глазури. Арсенал средств современных реставраторов позволяет остановить процесс разрушения и вернуть иконе первозданный облик. Пусть это будет своеобразной данью памяти и мастерам, строившим и украшавшим здание института, и последней императрице, на чьи средства осуществлялась постройка.

ФОТО АВТОРА


Версия для печати

КОММЕНТАРИИ

Александр Бондаренко.   08.12.2010 17:27
Уважаемый Андрей! Как всегда: интересно, точно, изящно и со вкусом. Ваши истории не чёрно - белые. Успехов! 


Copyright (C) 2000 Издательский дом "С.-Петербургские ведомости"
191025 Санкт-Петербург, Ул. Марата 25. Телефон: +7 (812) 325-31-00 Факс: +7 (812) 764-48-40
E-mail: post@spbvedomosti.ru