25 августа 2016, Четверг
PDA RSS
РУБРИКИ
Свежий номер
Городские новости

Политика

Экономика

Общество

Культура

Спорт

Наследие

Круглый стол

Номера газеты в формате PDF
АВТОРИЗАЦИЯ
Логин  
Пароль  
Запомнить меня
 
  Регистрация
  Забыли пароль?
О ГАЗЕТЕ
Сотрудники

Реклама

Подписка

История газеты

Учредитель

Как с нами связаться

ГОД УЧИТЕЛЯ

Выпуск  № 197  от  19.10.2010
Информатика
Это молодой школьный предмет: в государственный стандарт он вошел и стал обязательным только в 2004 году. Дорогу себе пробивал 18 лет, с тех пор как академик А. П. Ершов, один из пионеров программирования, определил информатику как отдельную науку
Анастасия ДОЛГОШЕВА

Сегодня в Петербурге уже стали привычными интернет-олимпиады по информатике, где талантливых детей присматривают уже не только вузы, но и работодатели. А поскольку Петербург претендует на статус столицы российского программирования, то и предмету «информатика», как кажется, в школьном расписании должно уделяться особое место.

Есть такой предмет!

Сейчас этот предмет кажется в школьном расписании незыблемым.
И широкая общественность сильно бы удивилась, узнав, что минувшим летом
существование предмета «информатика» оказалось под вопросом...

– Стало известно, что в проекте нового стандарта образования, который разрабатывается в Российской академии образования, предмета «информатика» не предполагалось в принципе! – рассказывает Наталья МАКАРОВА, с 1997 года – руководитель коллектива авторов базовых учебников по информатике, профессор, доктор педагогических наук.

Информатика не исчезла бы – просто ее изучали бы в рамках школьного курса «математика», т. к. информатика исторически входит в предметную область «математика».

– По моему мнению, это стало бы разрушением всей методической системы школьного образования, создаваемой на протяжении многих лет, – считает Наталья Макарова. – Сейчас предмет «информатика» обеспечивается огромным штатом учителей, методистов; это методики, оборудование. Информатика, если преподавать ее правильно, это совсем не тот предмет, где «научат, какие кнопки нажимать». Это в первую очередь интегрирующий предмет: на нем под другим углом зрения с применением современных компьютерных технологий можно рассматривать всевозможные задачи из физики, математики, биологии и других школьных предметов. Тем самым обеспечивается закрепление предметных знаний и осваиваются современные технологии.

Разное представление педагогического и ученого сообщества о предмете «информатика» комментирует Илья ГОСУДАРЕВ (школьный учитель, методист и преподаватель в РГПУ им. А. И. Герцена):

– Одни понимают информатику как фундаментальную науку, другие считают ее искусственно синтезированной дисциплиной (но это не мешает существованию отдельного школьного предмета), третьи отводят информатике утилитарную задачу формирования информационной, алгоритмической культуры.

В целом проблему можно сформулировать так: если есть понимание того, что такое, допустим, физика как наука, то есть и понимание, чем должна быть физика как школьный предмет. А пока нет единого взгляда на информатику как науку – трудно иногда найти и единое понимание того, что такое информатика как предмет школьного курса.

Как бы то ни было, последний ЕГЭ по информатике выпускники школ Петербурга сдали лучше, чем их ровесники в целом по России. По словам Светланы ГАЙСИНОЙ, методиста Центра информатизации образования Академии постдипломного педагогического образования, «на условную «пятерку» единый госэкзамен по информатике сдал каждый четвертый».

Правда, методисты и учителя видят причину успеха не только в своей работе. Говорит Наталья БАРАНОВА, методист, заведующий по it лицея № 590:

– На ЕГЭ по информатике записываются ребята, которым это нужно для поступления в вуз. Вузов, требующих этот предмет в качестве вступительного экзамена, не очень много. Следовательно, и сдающих не очень много. Получается, что ЕГЭ по информатике выбирают в основном школьники из профильных классов и те, кто готовился дополнительно. То есть ребята подкованные.

В том, что касается кадрового обеспечения предмета, тоже есть существенная особенность. Выпускник педагогического вуза, учившийся на преподавателя информатики, довольно легко найдет себе более высокооплачиваемую работу, связанную с программированием, вне школы, а значит – соблазн уйти велик. Правда, по словам Натальи Барановой, учителю информатики со стажем грех жаловаться на невнимание школьной администрации: как специалиста редкого, его стараются удержать, а кроме того, всегда есть возможность подработать системным администратором в школе, следить за состоянием техники. Наталья Баранова нашла еще один способ пополнения кадров, пусть временный:

– Лично я беру работать выпускников своей же школы, пока они учатся в вузе. Один день в неделю для них – приемлемая нагрузка, а результативность работы очень хорошая. Сейчас в школе таким образом подрабатывает уже третье поколение моих бывших учеников.

Но что касается общего решения кадровой проблемы – специалисты видят ее в переквалификации в преподавателей информатики других предметников: сейчас на курсах информатики в АППО и в Университете им. А. И. Герцена весомая доля слушателей – это учителя математики, физики, химии и других предметов, жизнь которых уже неразрывно связана со школой.

У информатики есть еще одна особенность. Именно для этого предмета, как никакого другого, характерно постоянное обновление. Представить себе, что учитель информатики дает урок по конспектам 20-летней давности, невозможно. Педагогов постоянно призывают «учиться и учиться», но учителей информатики и призывать к этому излишне. Более того: и учителя и методисты в унисон говорят, что именно эта специфическая сложность (необходимость постоянно учиться новому) – весомый аргумент для того, чтобы оставаться и в школе, и «в предмете».

– Наличие в школьной программе предмета «информатика», я считаю, как раз заслуга российского образования, – говорит Наталья Макарова. – Это то, чем можно гордиться и с чем можно выходить на международный уровень. Урок информатики в школьном расписании – опыт уникальный, потому что единственный в мире. И в то же время этот предмет – базис для подготовки квалифицированных кадров для любой сферы деятельности и, конечно, для компьютерной индустрии.

...На изменение места информатики в образовательном стандарте и учебных планах Петербург отреагировал оперативно: учителя, методисты и ученые города обсудили на «круглом столе» в СПб АППО сложившуюся ситуацию и направили письмо в Минобрнауки, в Госдуму, в Совет Федерации с требованием пересмотреть проект стандарта. Сейчас в академии – официальный ответ из Минобрнауки: принято решение рекомендовать проект к доработке.

 

Пример «притечки» мозгов

Лицей «Физико-техническая школа» (ФТШ) два года назад получил
в учителя информатики одного из лучших программистов не страны
и не города – планеты. Михаил ДВОРКИН еще в команде Госуниверситета
информационных технологий, механики и оптики становился золотым медалистом
чемпионата мира по программированию. Таких с руками и ногами тянет к себе бизнес,
а Михаил Эдуардович пошел работать в школу, в которой когда-то
учился сам – до того как подростком уехал
в Америку. Как тогда казалось, навсегда...

 

 

– Михаил Эдуардович, вы, получается, выпускник американской школы.

– Да, семья уезжала навсегда в США, когда мне было 13 лет. Неправильный возраст для таких перемен: ты уже не ребенок, чтобы безболезненно адаптироваться, но и не взрослый, который эмигрирует с какой-то определенной целью. У меня все осталось в Петербурге: друзья, любимые театры. В Нью-Йорке все было чужое.

Ну два года я там поучился, окончил школу. Обычно американский выпускник подает документы в лучшие вузы и, для подстраховки, в так называемый safety college, «безопасный колледж» – обычный вуз неподалеку от дома, где уж точно примут. А я не подстраховывался, подал документы в самые лучшие – Массачусетский технологический институт, Принстон и Коламбию. Думал: возьмут – значит судьба, уж потерплю эту Америку; не возьмут – поеду в Россию... Как видите, вернулся. То есть я пример не утечки, а «притечки» мозгов.

– А чем вы американским вузам не сгодились?

– Либо мои российские олимпиадные достижения там не ценились, либо я на собеседовании не очень уверенно по-английски говорил, либо просто не понравился... Зато как приятно было позже, когда мы уже с командой ИТМО на чемпионате мира обошли Массачусетский!

– Бытует мнение, что наш троечник в американской школе становится отличником.

– Были моменты, когда я у доски легко решал уравнения – и в классе перешептывались: «А-а, ну понятно – он же из России». Я поступил в лучшую из бесплатных школ Нью-Йорка, оснащение у нее было шикарное: эскалатор между этажами – чтобы ученики «не переутомились»; среди преподавателей – доктора наук; музыку вела женщина, которая в свое время пела в «Метрополитен-опера»... Но атмосфера тамошняя мне не очень подходила: в ФТШ у нас были походы, капустники, настоящая дружба; в Америке отношения довольно поверхностные, все нацелены на высокие оценки, на поступление в колледжи, на высокооплачиваемую работу.

– Итак, в 15 – 16 лет вы вернулись в Россию. Один?

– Да, родители остались в США. Хотя им и нелегко: мой старший брат тоже здесь, он и не уезжал – получается, что родители и дети живут в разных странах.

Поступил в ИТМО... Почему туда? Я еще в Америке написал письма – на физфак в СПбГУ и профессору Владимиру Парфенову в ИТМО. В СПбГУ не засчитывались прошлогодние олимпиады, а Владимир Глебович написал: давай к нам.

– Ничего себе: профессор ответил школьнику?

– Парфенов следит за школьниками. Когда я еще в России занял абсолютное второе место в России по информатике, он подошел, пожал руку: «Закончишь школу – поступай к нам»...

– После ИТМО и после чемпионства вы бы огромные деньги в бизнесе зарабатывали – а вы в преподавание ушли.

– Заниматься коммерческими разработками можно, но если человек уходит в бизнес, он обычно не возвращается в науку, в преподавание. Трудно отвыкать от высоких материальных запросов. Нет-нет, я не благодетель, но пока своей семьи нет, я могу себе позволить не гоняться за большими заработками и хоть какую-то пользу обществу приносить.

– Вы к тому же классный руководитель.

– В ФТШ новая мода: в классе два классных руководителя. Они разные нотки вносят в воспитание. В нашем классе получилось так, что один классный – директор ФТШ, такой мудрый наставник, а второй – я, шебутной такой, почти ровесник ученикам.

– А отсутствие педагогического образования не мешает?

– Да по-хорошему меня в школу нельзя пускать!.. Это шутка, но понятно, что я не знаю, чем отличается дидактика от пропедевтики, а от моих «учебных планов» любой методист придет в ужас.

Вот мне на день рождения ученики подарили футболку, на которой оставили надписи. Один мерзавчик написал: «Самому халявному учителю». Наверное, я добрый слишком. Ну ничего... Вычислю, чей почерк, поговорим!

Меня спасает то, что ФТШ – единственная школа в России, подотчетная не Министерству образования, а Академии наук. А извиняет то, что у моей работы есть результат: школьники творят программы, которые классно работают. Конечно, больше всего они любят игры писать, но есть и серьезные проекты: один ученик написал программу, помогающую склонять английские глаголы.

– Вы работаете не во дворовой школе, а с избранными. Не приходится тратить силы на то, чтобы заинтересовать...

– В обычной школе я, наверное, преподавать не смог бы. Я работаю с заинтересованными – и со студентами в ИТМО, и со школьниками. У них мозг хорошо скроен, они незашоренные, живые. Вовсе не «ботаны»: вот, собирались на слет – палатки, снаряжение; они музыкальный номер готовили. Ходим в мой любимый Театр дождей, а поскольку он очень маленький, иногда один класс с родителями скупает весь зрительный зал. В школе свой театр есть – Мольера играют, Чехова.

– Видите в нынешних своих учениках какого-нибудь гения, который вас обойдет?

– Не знаю, есть ли среди них гении – но есть очень талантливые. Но и я свой мозг в тонусе держу. В Интернете есть международные соревнования, индивидуальные, «ТопКодер» – в них участвуют и школьники, и директора программистских фирм, задачки решают. Мой рейтинг там, слава богу, о-го-го.

Кроме того, я член жюри и школьной олимпиады, и студенческой. Наукой занимаюсь – я в аспирантуре. Геном расшифровываем. Правда, научный руководитель мной недоволен: мало времени этой работе уделяю.

...А если появятся ученики, которые меня обгонят, – буду очень доволен.

 

Компьютер – во вторую очередь

У Марии СОЛДАЕВОЙ (школа № 495) пока одно «звание» – молодой учитель.
И стаж, получается, невелик. Зато у нее есть бесценный для учителя опыт: она успела испытать ЕГЭ буквально на себе – в качестве выпускницы школы города Красноярска, где «единый гос» был введен еще в 2002 году.

 

– Мария Владимировна, то есть вы были первыми «подопытными»?

– Да-да, нашему выпуску было тяжело, потому что нас-то готовили к традиционному экзамену: выстраивать фразы, заканчивать мысль, а не ставить галочку в нужной ячейке.

– Но от намерения пойти в учителя это не отвратило...

– С выбором профессии у меня были сложности – каждое лето приезжала к дедушке в деревню и докладывала: буду парикмахером, буду ветеринаром... И вдруг в школе заболела учительница математики, а меня, девушку ответственную, попросили посидеть с пятиклассниками. Захожу в класс, а они: «Ах!». И эти их глаза... Проснулся кураж, я начала что-то объяснять, на доске рисовать – и они слушают, кивают. Мне это так понравилось! Так что после школы документы подавала в единственный вуз на единственный факультет.

– Родители выбор одобрили?

– Они, по-моему, были рады уже тому, что я в жизни определилась. Ну и оценили то, что профессия интеллигентная... В Красноярске я успела поработать и в школе, и в колледже, потом переехала в Петербург, шла к дому по Варшавской улице, увидела школу № 495 – и подумала: вот мое место работы. Пришла к руководству: «Здравствуйте, возьмите меня на работу». «А вот завтра и приходите!»

– Насколько то, с чем вы столкнулись в школе, отличалось от того, чему учили в красноярском педагогическом вузе?

– Иногда мы, студенты, думали: господи, ну зачем эти методики преподавания! Ну взял учебник, прорешал дома, а потом детям объяснил. Неожиданно было обнаружить, что методики действительно нужны: можно знать предмет, но вовремя не сделать паузу или нужный акцент, не переключиться на другой вид деятельности – и урок провалится.

Я считаю, что преподаватели в педагогическом вузе должны быть связаны со школой. Если они работали в школе 15 лет назад – это уже не то: дети меняются, меняются приоритеты, информация обновляется очень быстро... Я тут разговор первоклассников в коридоре услышала – они такие термины из психологии употребляли! Дети рано взрослеют из-за широкого доступа к информации.

– Почему вы выбрали информатику?

– По специальности я учитель информатики и математики. Преподавала и то и другое, а сейчас в аспирантуре «в Герцена» учусь на кафедре методики обучения математике. Стараюсь поддерживать баланс двух предметов – не хотелось бы терять уже наработанное. Вообще профессия учителя – это такая прелесть: постоянно обновляешь знания. Я действительно считаю, что учить имеешь право только до тех пор, пока учишься сам. Вот у меня в планах второе высшее – наверное, психология.

А в этом году на свой страх и риск взяла предмет ТРИЗ – «теория решения изобретательских задач». Традиционно учебники построены так, что мы развиваем аналитическое мышление, а вот творческое начало, образное мышление немножко выпадает. ТРИЗ как раз на это и работает. Мы стараемся любой задаче найти неожиданное решение. Допустим, надо отбить кусок мяса – так, чтобы было минимальное количество брызг. И вариантов масса; вплоть до такого, при котором брызг не будет вовсе. Это если мясо вообще не отбивать. Мы, взрослые, все равно мыслим шаблонами, а дети такие решения выдают! Я в очертаниях облака увижу всего несколько образов, а дети целый зоопарк отыщут.

– Помните свой первый день в школе?

– На первом уроке дети всегда прощупывают, какой у этого конкретного учителя предел терпения. И начинают обычно с провокационных вопросов: «А вы научите нас взламывать пароли?». И я объясняю: «Пароли взламывать – незаконно, покупать пиратское обеспечение – ай-ай-ай...».

А в основном воюю по поводу того, что информатика – это в первую очередь информация, и только во вторую – компьютер. Меня даже другие предметники спрашивают: как же вы ЕГЭ сдаете без компьютера?! Приходится растолковывать: «Информатика – это наука, занимающаяся изучением информации...».

Еще одна сложность: сейчас детей сажают за компьютер чуть ли не в два годика и ребенок привыкает относиться к нему, как к игрушке. Приходит школьник на первый урок информатики, который у некоторых начинается со второго класса: «А мы играть будем?». И поясняешь: не играть, а работать.

Отдельно забавно – когда я, учитель, связанный с компьютером, с Интернетом, напоминаю детям, что информацию можно взять не только в Интернете, но и в библиотеке. Это для некоторых такое откровение! Мы с детьми даже шутим: первобытными будут считаться люди, у которых не было Интернета. Но мне, честно говоря, жаль, что дети отходят от книг. Сама я очень люблю читать; даже писать училась перевернутыми вверх ногами буквами, потому что заглядывала в книгу, когда мама читала.

– У вас пока мало опыта; не бывало так, что думаете: «Не справляюсь! Уйду!».

– Все мы люди, и урок действительно зависит от настроения. Но есть такие классы... Вот знаю, что у меня по расписанию такой-то класс – и уже и голова не болит, и проблемы отошли. Спина прямая, улыбнулась – и вперед.

– Интересно, а вы компьютер сами чините?

– По мере возможностей стараюсь сама, но иногда «включаю» известную песню на тему «ах, я слабая беззащитная женщина, помогите хоть кто-нибудь!». И всегда найдутся желающие помочь.

ФОТО Дмитрия СОКОЛОВА


Версия для печати

КОММЕНТАРИИ

vladlen  19.10.2010 11:01
ПК , как и сотовые телефоны, теперь доступны младенцам. Новые поколения не ведают, что в свое время на тех, кто занимался кибернетикой (информатикой) смотрели косо. В то время получил выговор за попытку приобрести ЭВМ для предприятия!
Статья и примеры впечатляют. Не только темой, но и исполнением. 
vladimir   09.04.2011 01:21
УВ.ПРЕПОДАВАТЕЛЬ ИНФОРМАТИКИ!!! Я СОЗДАЛ УЧЕБНОЕ 6-МИНУТНОЕ ВИДЕО ПОД НАЗВАНИЕМ---ФАЙЛ !!! ЧТО ЭТО ТАКОЕ???. ПРИМЕНЕНИЕ ФАЙЛОВОЙ СИСТЕМЫ ВРАЧАМИ 19 ВЕКА ДЛЯ ПОСТАНОВКИ ДИАГНОЗА. НОВАЯ УЧЕБНАЯ МЕТОДИКА ДЛЯ НАЧИНАЮЩИХ . НАГЛЯДНЫЙ ПРИМЕР МОДЕЛИРУЮЩИЙ РАБОТУ ОПЕРАЦИОННОЙ СИСТЕМЫ И ФАЙЛА . НОВЫЙ ПРИНЦИП ИЗОБРАЖЕНИЯ ЛОГОТИПА ФАЙЛА. Я РАЗМЕСТИЛ ЭТО ВИДЕО НА YOU TUBE. http://www.youtube.com/watch?v=zmjST5yHQhA МЕНЯ ИНТЕРЕСУЕТ ВАШЕ МНЕНИЕ О НЁМ. ВЛАДИМИР 
petrov34632  10.12.2011 13:30
vladlen, солгласен с Вами. "Новые поколения не ведают, что в свое время на тех, кто занимался кибернетикой (информатикой) смотрели косо." Сейчас же это нормальное явление... Я бы даже сказал, что ончень популярное... 
DZ  23.12.2011 17:30
Помню как нам преподавали информатику.Год 93,решали логические задачки,а в конце года дали поиграть в допотоптный компьютер.Сейчас учителя (у старшего,5-й класс) показывали отличный кабинет с компьютерами.Занимаются.Так что жизнь очень сильно переменилась.Только в какую сторону?...А на это можно ответить так:все что не делается,к лучшему! 
ekvador  12.01.2012 21:39
Мне ваши обсуждения напоминают один старый анекдот:Учительница в классе знакомится со своими будущими учениками, которые по одному встают и затем, называют свои фамилии.- Петров.- Сидоров.- Штирлиц.Учительница: - Так, Вовочка, что это еще такое? Быстро выйди из класса! В четверг придешь с отцом! В четверг учительница досконально объясняет все его отцу, а он ей отвечает:- Понимаете, наш Вовочка очень стесняется - его фамилия - Борман. Так вот - раньше люди даже стеснялись признаться, что им нравится информатика и тому подобное. Теперь все наоборот. А возьмите такую категорию населения, кстати, постоянно растущую, как фрилансеры. Раньше о таком и мечтать нельзя было! Правда, в последнее время участились отдельные высказывания директоров разных стран, что, мол, много денег в тени, все мечтают дотянуться... 
usach  10.02.2012 19:43
Технологии развиваются. Все больше людей уходит в виртуальный мир. Может там спасение от конца света? 


Copyright (C) 2000 Издательский дом "С.-Петербургские ведомости"
191025 Санкт-Петербург, Ул. Марата 25. Телефон: +7 (812) 325-31-00 Факс: +7 (812) 764-48-40
E-mail: post@spbvedomosti.ru