24 марта 2017, Пятница
PDA RSS
РУБРИКИ
Свежий номер
Городские новости

Политика

Экономика

Общество

Культура

Спорт

Наследие

Круглый стол

Номера газеты в формате PDF
АВТОРИЗАЦИЯ
Логин  
Пароль  
Запомнить меня
 
  Регистрация
  Забыли пароль?
О ГАЗЕТЕ
Сотрудники

Реклама

Подписка

История газеты

Учредитель

Как с нами связаться

НАСЛЕДИЕ

Выпуск  № 195  от  15.10.2010
Где вы, англикане?
Реставрация бывшей Английской церкви до сих пор не началась
Виктор АНТОНОВ

Историки архитектуры знают: легче изучать общественные, чем частные постройки. Больше официальных документов, и они лучше сохранились, больше четких фактов и проектных чертежей. Однако со зданием Английской церкви на одноименной набережной (ныне дом № 56) ситуация иная. Архивные материалы о ней были после революции увезены в Лондон, и отечественные историки их до сих пор не видели. А очень хотелось бы подробнее узнать о строительстве и бытовании этого замечательного памятника сакральной архитектуры в нашем городе.

После войны здесь почти полвека находилось городское экскурсионное бюро.Англиканская община владела им более полутора веков. А первым владельцем участка был морского флота поручик Иван Петрович Шереметев (? – 1735) из знаменитого и старинного рода. Это был сын Петра Петровича, младшего брата прославленного фельдмаршала Бориса Петровича, возвратившего наш край России. В 1717 году Иван Петрович половину участка купил «у подьячего Адмиралтейской провиант-комиссии Федота Тавлеева, а другая, у кого куплена, не написано». Через два года Шереметев сообщал: «мазанковые полаты строить нечем, лес полая вода унесла». Эти палаты, вероятно, в 1720-е годы построили, но до каменных дело не дошло из-за ранней смерти хозяина.

Поскольку капитан-командор детей не имел, его владение унаследовал сперва кузен – Петр Борисович Шереметев, а затем Анна Яковлевна Шереметева (1682 – 1746), урожденная княжна Долгорукова. Она была вдовой Алексея Петровича Шереметева, брата первого хозяина данного участка, и уже имела неподалеку на набережной жилой дом. Судя по всему, именно при Петре Борисовиче, сыне и обладателе всех богатств фельдмаршала, и было между 1735 – 1738 гг. возведено каменное на подвалах здание, похожее на палаццо. В нем было три этажа, увенчанных аттиком с гербом. Входили в дом по высоким сходням, располагавшимся по центру.

Спустя семь лет после смерти Анны Яковлевны ее сыновья Петр и Сергей Алексеевичи продали за 3500 руб. унаследованный дом барону Джакобу (Якову) фон Вольфу (1698 – 1759) – английскому министр-резиденту и богатому банкиру, который и раньше в нем обитал вместе со своим компаньоном Мэтью Шифнером. Компания «Шифнер и Вольф» процветала благодаря хорошим связям со двором. Она, между прочим, пудами экспортировала ревень – лучшее в ту пору слабительное.

Когда барон умер, его племянник и наследник, тоже Яков, в апреле 1761 года перепродал особняк всего за 500 руб. двум англичанам: консулу Роберту Нетлетону и Хью Аткинсу, члену Британской фактории, которая заведовала и церковными делами английской колонии. Смехотворная продажная цена объясняется тем, что в здании уже шли богослужения для англиканской общины. Отныне на полтора века оно стало церковным домом, где побывали большинство англичан, живших в Петербурге или посещавших его.

После того как интерьер переделали, 6 марта 1754 года в большом двусветном зале капеллан Дэниэл Дюмареск провел первую службу. Дюмареск знал русский язык, общался с историком Г. Ф. Миллером и М. В. Ломоносовым, много способствовал русско-английскому научному обмену и был избран почетным членом Петербургской академии наук. Два последующих капеллана, Джон Кинг и Уильям Тук, тоже были способными учеными и за свое долголетнее в XVIII веке служение внесли большой вклад в ознакомление Англии с Россией не только в политическом, но и в культурном плане. В частности, Кинг написал и издал обширный труд «Обряды и церемонии Греческой церкви в России», который долго считался на его родине основополагающим. В церкви венчались известные столичные англичане: в 1794 году заводчик Чарльз Берд, в 1795-м – архитектор Уильям Гесте, в 1797-м – инженер Чарльз Гаскойн.

Английская колония росла (в начале XIX века насчитывала 2700 человек), и барочное здание уже не соответствовало ее общественной роли. Проект перестройки поручили знаменитому Дж. Кваренги, который выбрал типичную для себя классицистическую схему: центр здания оформлен портиком из шести прилегающих колонн композитного ордера. Он поставлен на выступающем первом этаже и завершен треугольным фронтоном с тремя аллегорическими статуями. В интерьере зодчий использовал коринфские колонны и пилястры, покрытые искусственным мрамором. Перестройка, затронувшая весь участок, проходила в 1814 – 1816 годах.

Через 60 лет прихожане решили обновить внутреннее убранство, для чего по указанию зодчего Ф. К. Болтенгагена окна верхнего света были заложены, а в нижних появились привезенные из Англии цветные витражи с фигурами апостолов. Часть стен декорировали орнаментальной росписью, живопись заполнила плафон. Эклектика потеснила ампир. Позднее стиль модерн внес свой вклад в виде мозаичных панно на евангельские темы.

Храм все время оставался центром духовной и общественной жизни столичных англичан, хотя их число медленно сокращалось. При нем работали богатая библиотека, детский сад, небольшая богадельня и благотворительное общество. Держались англичане, как всегда, обособленно и в Петербурге без дела не задерживались. Приезжая на заработки, они иногда останавливались в церковном доме, судя по такому объявлению: «Один молодой человек из англичан желает приняться в какой ни есть дом для обучения детей английскому языку...» («СПб ведомости». 1810. № 71). Похожие объявления на всем протяжении XIX века печатали садовники, управляющие, медики, мажордомы, гувернантки, счетоводы и другие из Британии востребованные иммигранты.

В 1919 году церковь закрыли, большинство прихожан репатриировались. Помещения отдали Публичной библиотеке, а после войны в них надолго обосновалось Городское экскурсионное бюро. В 2003 году бывшую церковь передали Консерватории, которая задумала открыть в ней органный зал. Поврежденный орган и сохранившиеся интерьеры подлежали реставрации, но она до сих пор даже не начиналась. Пустующее здание невозможно вернуть и местным англиканам – их в городе не более сотни, в основном иностранцев. Молятся они сейчас в шведской церкви, окормляемые приезжими капелланами. Не то чтобы реставрировать, но даже содержать огромное здание крошечная и бедная община не в состоянии. Похоже, это надолго, если не навсегда. Выходит, гуд бай, англикане!


Версия для печати

КОММЕНТАРИИ

весовщик  20.10.2010 21:08
а куда делись статуи на фронтоне церкви? 


Copyright (C) 2000 Издательский дом "С.-Петербургские ведомости"
191025 Санкт-Петербург, Ул. Марата 25. Телефон: +7 (812) 325-31-00 Факс: +7 (812) 764-48-40
E-mail: post@spbvedomosti.ru