27 марта 2017, Понедельник
PDA RSS
РУБРИКИ
Свежий номер
Городские новости

Политика

Экономика

Общество

Культура

Спорт

Наследие

Круглый стол

Номера газеты в формате PDF
АВТОРИЗАЦИЯ
Логин  
Пароль  
Запомнить меня
 
  Регистрация
  Забыли пароль?
О ГАЗЕТЕ
Сотрудники

Реклама

Подписка

История газеты

Учредитель

Как с нами связаться

КУЛЬТУРА

Выпуск  № 052  от  26.03.2010
Они успели
написать картину

Как мы сообщали, в Мраморном дворце Русского музея открыта выставка «Удар кисти. Новые художники и некрореалисты. 1982 – 1991»
Ольга ШЕРВУД

На выставке в Мраморном дворце глаза разбегаются: справа — кино, прямо — графика, слева тоже наверняка современное искусство.«Удар кисти» – это картина Олега Котельникова: художник перед холстом на мольберте, в руке не кисть, а рапира. «Новые художники» – группа, основанная Тимуром Новиковым в 1982 году; в нее входил и Котельников, друживший с Евгением Юфитом, одним из основателей
некрореализма. Словом, в «маленьком городе», где «слой тонок», все всегда связаны со всеми, творчество обеих групп пересекается – вот почему их выставка логично совместна. «Новые» также дружили с Цоем и Курехиным. И вот почему рядом с картинами и объектами – фильмы, мультфильмы, тексты, песни, фотографии, документы, костюмы «Поп-механики»... А также воспоминания.

В 1991-м Новиков и Сергей Бугаев (Африка) подарили сотню работ Русскому музею с условием – как рассказывает куратор Екатерина Андреева – сделать выставку и выпустить каталог. Спустя почти два десятилетия условие выполнено, чему содействовали немало людей, но прежде всего московский коллекционер Владимир Добровольский: предоставил свои картины и помог издать прекрасный даже не каталог, а книгу. В ней кроме репродукций, статей, полагающегося научного сопровождения и представлено литературное творчество «Новых». В частности, полтора десятка текстов Виктора Цоя, среди них – «Перемен!».

Цой тоже рисовал, но его заслуга, как известно, в ином. Из круглого и серебристого, будто персонаж произведения Новикова «Аэропорт», аудиоплейера, который стоит на полу под полотном Котельникова «Асса», звучит музыка «Кино» и голос Цоя. А его главной работой на выставке стала картина «Картину написать не успел», вынесенная на одну сторону пригласительного билета. На другой же стороне – «Аничков мост» Котельникова. Так сразу подчеркнуты место, яркость, скорость и законченность не только явления, но и, увы, некоторых его персонажей.

Многих – Цоя, Новикова, Овчинникова, Курехина – уж нет. Но живые образовали такую давку на вернисаже, что гардеробщицы меняли номерки лишь тем, кто демонстрировал билет, а милиция у решетки Мраморного просто выставила заградительный кордон.

Что-то происходит, если на любую более-менее художественную акцию, связанную с поколениями «Сайгона» и рок-клуба, собираются такое множество людей, что организаторы разводят руками и стонут. Что-то не происходит, если нынешние активно работающие, уже даже сами гуру и классики, считают 1980-е годы важнейшими в своей жизни.

На вернисаже это прозвучало однозначно. Александр Боровский, заведующий отделом новейших течений Русского музея: «Это лучший период нашего искусства – живой, широкий, свободный... со свободой, которая непонятно откуда взялась и непонятно куда ушла». Добровольский: «Новиков и Котельников – гении... Треть работ на выставке – просто шедевры. Кроме «Новых», по сути, и нет ничего в это время. Ими ваш город может гордиться». Олеся Туркина, куратор раздела «Некрореализм»: «Нам очень повезло, что при нашей жизни современное искусство стало историей. Нам очень повезло, что некоторые еще живы». Юфит: «Многие работы смотрятся живо и интересно. Но впечатление двойственное. Приятно, что все систематизировано, классифицировано... Однако я вижу, что поставлена как бы точка. И надо либо начинать новый этап, либо что-то делать иначе».

А с Екатериной АНДРЕЕВОЙ мы поговорили подробнее.

– Новые художники стремились экологически реанимировать пространство жизни и культуры. Очень важным оказалось технологическое расширение искусства, потому что все были молодыми людьми без билетов Союза художников и не могли покупать материалы для работы в ларьке Академии художеств. Они начали делать искусство «из всего». Комната Тимура Новикова в расселявшейся коммуналке стала галереей «АССА», здесь все и происходило, не затихая.

– Варились в собственном соку?

– Не сказала бы. Рок-певица Джоанна Стингрей отвезла работы Новикова и Котельникова Энди Уорхолу, тот в ответ прислал свои книги. Так обнаружилось, что «Новые», творившие за железным занавесом, изначально говорили на интернациональном художественном языке
неоэкспрессионизма, «Новой волны», трансавангарда, хотя и по-своему. Когда рухнула Стена и Советский Союз, «Новые» проникли в широкий мир.

– Наше общество не принимало их...

– Никого, к счастью, в отличие от нонконформистов 1970-х не посадили, не выслали. Но нормально устроить выставку все равно было практически невозможно. Власти признали их, когда началась перестройка: стало не до преследования художников, нашлись более важные проблемы. Их суть высказала как раз песня «Перемен!», написанная до перестройки. Как и в начале века, художники и поэты авангарда предвосхитили революцию.

– Однако на аукционе «Сотби» в 1988 году, вошедшем в историю отечественного искусства, задорого продались и прозвучали не «Новые», а московские концептуалисты. Они и про-
должают быть в центре внимания...

– В большинстве своем «Новые» никогда не были озабочены коммерческой стороной дела. Но обаяние «Новых» было столь сильным, что многие важные иностранцы доезжали до Ленинграда. И, например, спецвыпуск журнала Vogue к его столетию многих наших отметил. Там, где требовались красавцы, модники, эстеты, они всегда были на первых ролях.

– Благодаря фильму «Асса» народ не только узнал своих героев, но и – есть такое мнение – пошел за ними...

– Конечно. С Тимуром Новиковым давно дружил художник Сергей Шутов, который художнику-постановщику Марксену Гаухману-Свердлову об этой компании рассказал и пригласил режиссера Сергея Соловьева приехать в рок-клуб на выставку «С Новым годом!», открывшуюся в конце декабря 1985-го. А в 1987-м вышла «Асса»...

– ...столь памятная. Нынче в «Ассе-2» Соловьев показывает «лоботомию», случившуюся (допущенную?) с теми, кто «все вместе» ждал перемен... Но вот вы сделали выставку – и само по себе важно, что она открылась. Очевидно: сами работы ничего не утеряли за минувшие двадцать лет. Теперь яснее, как они связаны с псевдореволюцией?

– С перестроечной? Я бы не говорила «псевдо». Если она закончилась, то это не значит, что не начиналась или была не настоящей. «Новые» придали эстетическое измерение тем событиям, стали символом целого периода. Символом таким поэтичным, как Виктор Цой, чьи поэзия и песни позволяют вспоминать то время с радостью и верить, что оно продолжится.

Напомню, идеолог русского анархизма князь Кропоткин считал задачей революционера повышать радостность жизни. В этом смысле искусство новых и некрореалистов – революционно. Сегодняшнее собрание людей не дань ностальгии по 1980-м. Выставка и фестиваль «Новых художников» обращены в будущее. Я мечтаю о том, чтобы в Русском музее была постоянная экспозиция ХХ века, где картины «Новых художников» предстанут апофеозом его второй половины. Думаю, это принесет огромную радость не только нам, но и тем, кто придет сюда спустя многие годы.


Версия для печати

КОММЕНТАРИИ

german  02.04.2010 11:00
К сведению автора: если "немало (людей)", то "содействовалО"; если "такое множество (людей)", то "собираЕтся". 


Copyright (C) 2000 Издательский дом "С.-Петербургские ведомости"
191025 Санкт-Петербург, Ул. Марата 25. Телефон: +7 (812) 325-31-00 Факс: +7 (812) 764-48-40
E-mail: post@spbvedomosti.ru