27 марта 2017, Понедельник
PDA RSS
РУБРИКИ
Свежий номер
Городские новости

Политика

Экономика

Общество

Культура

Спорт

Наследие

Круглый стол

Номера газеты в формате PDF
АВТОРИЗАЦИЯ
Логин  
Пароль  
Запомнить меня
 
  Регистрация
  Забыли пароль?
О ГАЗЕТЕ
Сотрудники

Реклама

Подписка

История газеты

Учредитель

Как с нами связаться

ПОЛИТИКА

Выпуск  № 052  от  26.03.2010
Формула принуждения
На какую модернизацию замахнулась власть?
Сергей МИХЕЛЬСОН

Наконец-то российское правительство начинает переводить разговор о модернизации экономики с языка заклинания в практическую плоскость.
Уже названо место, где начнется строительство отечественного аналога Кремниевой долины – современного центра исследований и разработок. Этот «инногород» будет возводиться вокруг московской школы управления «Сколково». В ближайшее время правительство должно также отчитаться о выполнении поручений президента Медведева, направленных на улучшение инвестиционного климата в стране. Речь идет о налоговых компенсациях и таможенных поблажках для бизнеса, стимулирующих вложения в высокие технологии.
Все бы хорошо, да только ждать взрыва таких инвестиций пока не приходится. Как ни пугай наших олигархов перспективой «вязать носки» в дальних уголках страны.

А власть, кстати, артикулировала свои модернизационные пожелания бизнесу вполне прозрачно. На февральской встрече с представителями крупных компаний в Томске Дмитрий Медведев недвусмысленно дал им понять: мы вас вытянули в самое тяжелое время кризиса, не говоря уже о лихих 1990-х, – ждем теперь и ваших ответных действий. Читай – инвестиций. Это сегодня и есть социальная ответственность бизнеса (не путать с благотворительностью). Или формула принуждения.

Но вот вопрос, от которого не уйти: почем нынче модернизация?

Для быстрой реализации этой мечты президента нужны, по словам вице-премьера Алексея Кудрина, инвестиции в основные фонды в размере до 30% ВВП (14 трлн руб.). Только финансированием из бюджета и налоговыми поблажками тут не обойдешься: за 2 – 3 года можно нарастить налоговые льготы для инновационных предприятий лишь до 150 млрд руб. А для бурных инвестиций, как признает тот же Кудрин, нужны макроэкономическая стабильность, низкие процентные ставки, развитая финансовая инфраструктура – ровно то, с чем у нас сегодня туго. Необходимы, как говорят в таких случаях эксперты, институциональные изменения в экономике. Только тогда может появиться реальная конкурентная среда, без которой все разговоры о модернизации – пустой звук. Ведь предыдущие реформы у нас не разрушили монополизм, не обеспечили гарантий защиты частной собственности, почти не коснулись социальной сферы – да много чего не затронули.

И опять вопрос: на такую ли – системную – модернизацию замахнулась власть?

В этом как раз есть большие сомнения.

Один из идеологов российской модернизации, заместитель главы администрации президента Владислав Сурков полагает, что инновационная экономика вполне может строиться без конкуренции. «Пусть каждая крупная компания выберет свое направление и создаст кластер, и в нем возникнут такие отношения, которые будут порождать инновационный продукт и приводить к его коммерциализации», – заявил он в нашумевшем интервью газете «Ведомости».

Не ставится ли здесь телега впереди лошади? Разве не конкуренция в первую очередь подталкивает компании заняться модернизацией производства?

Кстати, именно бизнес, а не государство вкладывает основные деньги в инновации в Китае, на который у нас так любят ссылаться. Частные инвестиции в НИОКР там составляют около 70 процентов от совокупных вложений. У нас – только четверть. Да и порядок цифр совершенно иной. В Китае эти инвестиции раз в десять больше. Стоит ли удивляться, что в мировом рейтинге инновационной активности Россия занимает 51-е место из 133 стран?

Конечно, можно пустить в дело административный ресурс. С этим-то у нас никогда проблем не было. Тем более что и спрос на имитацию модернизации уже наметился. И будьте уверены: как только придет пора отчитываться, губернаторы дружно отрапортуют о бурном экономическом росте на основе нанотехнологий. Но много ли будет от этого толку? (Для чиновников, впрочем, возможность «попилить» приличные бюджетные деньги – всегда занятие небесполезное.)

Тот же Сурков призывает: не надо делать резких телодвижений, прежде всего нужна политическая и социальная стабильность. Исходя из этого, по его мнению, и должны определяться стратегия и темпы модернизации.

Резон тут, конечно, есть. И можно понять сомнения экспертов, ссылающихся на тяжелые последствия запоздалой и резкой перестройки Горбачева. Двигаться вперед, мол, надо по миллиметру – иначе все обрушим. Тем более в условиях кризиса.

Но ведь поддержать все в индивидуальном режиме – при наших-то российских масштабах! – никак не получится. А значит, обновление требуется системное. Чтобы люди почувствовали, что модернизация имеет к ним непосредственное отношение, поддержали ее, нужны конкуренция в экономике и политической жизни, неподкупные и справедливые суды, свободные СМИ – список легко продолжить.

Такой социальной опоры у модернизации пока нет. И формула принуждения здесь не работает.

Первый вице-премьер Игорь Шувалов был недавно очень раздосадован итогами онлайн-голосования на пленарном заседании Красноярского экономического форума: 70 процентов собравшихся заявили, что не понимают, чего хочет власть, говоря о модернизации. Это пребывают в сомнениях и догадках специалисты – что уж говорить о простых гражданах.

Впрочем, тот же Шувалов объяснил всем с телеэкрана, что не надо путать понятия «инновации» и «модернизация». Очень характерная оговорка: выбирая между технологической и системной модернизацией, власть, похоже, предпочла обновление в более узком понимании. Так оно проще. И риска меньше. «Консервативная модернизация», одним словом. Хорошо бы только не законсервировать и эти перемены.


Версия для печати

КОММЕНТАРИИ


Copyright (C) 2000 Издательский дом "С.-Петербургские ведомости"
191025 Санкт-Петербург, Ул. Марата 25. Телефон: +7 (812) 325-31-00 Факс: +7 (812) 764-48-40
E-mail: post@spbvedomosti.ru