8 декабря 2016, Четверг
PDA RSS
РУБРИКИ
Свежий номер
Городские новости

Политика

Экономика

Общество

Культура

Спорт

Наследие

Круглый стол

Номера газеты в формате PDF
АВТОРИЗАЦИЯ
Логин  
Пароль  
Запомнить меня
 
  Регистрация
  Забыли пароль?
О ГАЗЕТЕ
Сотрудники

Реклама

Подписка

История газеты

Учредитель

Как с нами связаться

ВЗГЛЯД ИЗ ЭРМИТАЖА

Выпуск  № 014  от  28.01.2010
Атаки на музейный фонд
Я не раз говорил об отношениях между музеями и церковью. Думаю, к теме нужно вернуться, потому что вопрос очень острый
Михаил ПИОТРОВСКИЙ

У меня вызвали удивление слова главы комиссии Общественной палаты, прозвучавшие с телеэкрана, в которых культурное наследие противопоставлялось духовности. Такое представление идет от малой образованности нашего общества. Так вышло, что два поколения, занятых борьбой в политике, хождением во власть, оказались в чем-то обделенными в сфере культуры. Во-первых, они не знают, что такое музеи. Во-вторых, не понимают, что такое духовность и культурное наследие. Не понимают, что культурное наследие и есть духовность нации.

Религия и культура не противостоят друг другу. Они друг друга дополняют, хотя и говорят на разных языках. Более того, в периоды невзгод они могут заменять друг друга. Когда церкви у нас в стране, по существу, не было, знание о религии передавалось через музеи. Об этом, кстати, говорил патриарх Кирилл.

По большому счету музеям и церкви нечего делить. Острый публичный конфликт создается на пустом месте. Есть ритуальное искусство, в котором преобладает сакральное. Его место в храме. Есть ритуальное искусство, в котором общечеловеческая доступность важнее. Попав в музей, оно становится общедоступным. Моя позиция: музеям и церкви надо договариваться напрямую, без посредников. Посредники нередко хотят замолить собственные грехи за чужой счет или использовать духовную энергию религии и культуры в целях весьма приземленных.

Мы все время слышим слова «имущество», «собственность». Гораздо реже слово «святыни». Формально речь и идет о собственности, в последнее время об облегчении передачи этой собственности церкви. Музейные вещи до сих пор передавались церкви решением министерства. Теперь готовится закон, который должен облегчить процедуру. Не понимаю, зачем? Всякая передача в собственность должна быть осложнена, для того чтобы не произошло ошибки. Для этого в законах есть множество препон. Как в религии существует множество правил, чтобы человек не совершил большой ошибки.

В десятый раз напоминаю: музейный фонд – почти единственная часть национального достояния, которая не подверглась приватизации и разграблению. Попыток было много, они продолжаются. Это усугубляется тем, что люди, привыкшие слышать о музейных сокровищах, представляют их в виде конкретных ценностей – золота, бриллиантов... Они не знают, что ценность вещи создает музейный и научный контекст.

Непрерывные атаки на музейный фонд, кампании по очернению музеев и музейных хранителей сопровождаются призывами навести порядок. Напомню: именно таким наведением порядка в 1920-е годы назывался учет церковных ценностей. Вслед за учетом сразу последовали конфискации.

Это может звучать кощунственно, но церковная атака на музеи не первая. Она последовала за требованием отдать вещи, вывезенные из Германии после войны. Мы выработали рецепт взаимоотношений с Германией: определили вещи, которые следует непременно отдать, вещи, которые должны остаться у нас, и нашли способ, как с ними вместе работать.

Мы пережили атаку потомков владельцев коллекций. Здесь тоже найден выход: во-первых, защита законом, а во-вторых, создание фондов, сохраняющих имена прежних владельцев, и привлечение людей, связанных с этими именами, к работе в них. Были атаки с требованием отдать вещи для представительских целей. И их удалось сдержать и выработать рецепт. Есть множество русских вещей, которые продаются. Так, для Константиновского дворца куплена коллекция Ростроповичей, коллекция Лобанова-Ростоцкого.

Передача музейных вещей церкви – не вопрос справедливости. Это совершенно новая ситуация. Сегодня церковь играет важную духовную роль в России. Для исполнения этой роли ей нужны помещения, здания, храмы, ритуальные предметы... В этом проблема. Ее надо решать.

Если продолжать настаивать на формулировке «восстановление справедливости», потоком последуют требования наследников коллекционеров и землевладельцев, затем требования представительских внешнеторговых организаций. Цена на нефть упадет, а торговать надо, значит, как в 1930-е годы, пойдет антиквариат. Затем богатые люди, которые хотят украсить свой дом, свой сад, свою церковь, будут что-то требовать.

История с иконой Торопецкой Богоматери тоже отношения к религии не имеет. Это проверка и доказательство того, что в нашем обществе деньги могут все. Есть деньги у человека, он может в новодельную церковь привезти икону. Речь идет именно об этом, а не о том, что это священная икона и перед ней должны молиться верующие. Если по прихоти богатого верующего можно изъять из могущественного музея древнюю и хрупкую икону, значит, можно все. Это имеет отношение не только к иконам и музеям.

По существу, церковь используется для новой атаки на общественное культурное достояние, для вывода его из общего пользования. Это вызывает глубокое сожаление и может нанести урон самой церкви, возродив самые печальные стереотипы, связанные с ее образом в русской истории и культуре. В какой-то мере они явились причиной русской революции, от которой сама церковь и пострадала. Когда у нас начинают говорить о православной общественности, простите, но всякий русский интеллигентный человек вспоминает, что это не церковь, а что-то совсем другое...

Музейный фонд неприкосновенен. Из него ничего не должно изыматься. Кроме самых крайних случаев по федеральному закону. Музей – организм, в котором все части тесно связаны. Это такая же святыня, как храм. В нашей истории музеи неоднократно подвергались разорению: после революции были продажи за границу, переплавка ценностей, музейных в том числе, выдача вещей для представительских целей, подарков, возврат трофеев. В послесоветское время мы имеем новые попытки возврата трофеев, а также возврата вещей прежним владельцам, изъятие икон и церковных зданий.

В церковной теме особое внимание привлекает попытка изъятия вещей именно из музеев. В музеях все лежит и никуда не денется. Есть громадные частные коллекции, награбленные из церквей, они вывозятся за границу. Если это остановить, хватит икон на все церкви. В антикварных магазинах и на аукционах полно прекрасных икон. Казалось бы, государство могло бы потратить силы, средства и влияние на то, чтобы компенсировать свою вину перед церковью. Хорошо бы вспомнить о поддержке сегодняшней русской иконописи.

Высочайшая несправедливость – искупать грехи государства за счет музеев и культуры. Справедливость только одна – сохранение культурного наследия. Разорить музей, общественное достояние – путь назад. Существуя в церкви, вещь ограничивает свою доступность. Так случилось, что в результате нашей трагической истории русские иконы стали событием мировой культуры. В синодальный период темные доски икон жили, закрытые окладами. В церкви икона – посредник между человеком и другим миром, там ее художественные особенности не важны. В конце ХIХ века они были расчищены реставраторами, предстали в своей наготе в музеях, таким образом вошли в сферу мирового искусства. Сказалось присутствие художественного языка, который так важен для общения с миром. Тогда появились церковные музеи. Это тоже было изъятием вещей из храмов. В музейном пространстве икона не теряет возможность общения с человеком, и верующим тоже. В храме с человеком светским она не общается.

Иконы необязательно должны находиться в храме. Они находятся в домах. Нам вернули украденную икону, которая происходит из Александровского дворца. Мы ее передадим на временное хранение во дворец. Еще Николай II создавал музейные коллекции икон. Иконы привозились с Афона, на Афон делались копии. Вещи из монастырей передавались в музеи, чтобы их сохранить. Коллекции икон Русского музея возникли до атеистического времени. Попав в музей, они стали частью музейного организма.

Можно ставить другой вопрос: не передать ли часть вещей и икон из церкви в музеи? Передать то, что имеет широкую ценность и не имеет большой сакральной ценности. Классический пример – украшение гробницы Александра Невского. В течение долгих лет она стоит в Зимнем дворце – памятнике русской государственности. В ней нет мощей. Это громадное серебряное сооружение, выполненное в виде военных трофеев, с изображением сражений и битв, тоже является памятником русской государственности. Почти сто лет она выполняет свою роль в музее. Эта роль более значима, чем роль в качестве украшения гробницы. Эрмитаж дважды спасал ее от переплавки именно как памятник культуры и истории.

Есть ситуация, о которой надо говорить честно и открыто. Деятельность церкви надо обеспечить за счет государства, а не за счет музеев. Наш рецепт в создании согласительной комиссии – деятели церкви и музейщики. Если будет иначе, возникнет конфликт, он может оказаться очень острым.

Повторю, музеи – хранилище культурной памяти нации. К ним нельзя относиться как к складам, из которых государственный аппарат может черпать что угодно и когда угодно: захотели – отдали Хаммеру, захотели – выставили на западный аукцион, захотели – вывезли во дворцы и посольства, захотели – отдали церкви...


Версия для печати

КОММЕНТАРИИ

Владимир Михайлович  29.01.2010 18:53
Мягко говоря, странная статья. И уже не первая подобная за подписью М. Пиотровского.
Трудно поверить, что музейному работнику не известно - каким именно образом в этой стране церковное имущество, о котором он так печется, попадало в музейные фонды.
Это остатки (и остатки жалкие!) от всего того, что под фиговым листочком слова "экспроприация" было отнято, украдено большевиками у Церкви. Это то немногое, что большевики не смогли сбыть за рубеж, обменять на валюту для финансирования своей любимой химеры под названием "мировая революция".
Порядочному человеку не надо объяснять, что грешно не возращать краденое владельцу, что аморально хранить краденое, что гадко пользоваться результатами былых преступлений. 
Koty   29.01.2010 19:08
Владимир Михайлович, на мой взгляд очень провильная статья. А по Вашему мнению получается, что церковь должна действовать как большевики по принципу: "Грабь награбленное!" От таких действий сама же РПЦ больше потеряет (в моральном плане), чем выиграет. Такие действия ее авторитет не укрепляют. 
Никита  29.01.2010 23:39
Пиотровский, а не хотите рассказать, как Вы уродуете сейчас восточное крыло здания Генштаба? Как Вы фактически сносите его изнутри, разламываете внутренние межкомнатные перекрытия (видите ли, кабинеты у военных маленькие были, не годятся для выставок!) - и всё ради новых музейных площадей! Что-то я не вижу, чтобы в здании Генштаба Вы заботились о культурном наследии. Зато жадность, забота о собственных интересах в ущерб памятнику архитектуры - вот это я вижу!
То же самое и здесь. Вы не хотите расставаться с церковными ценностями, которые Эрмитажу никогда не принадлежали (включая раку мощей св. Александра Невского) - это называется простым словом "жадность". 
Mysh  30.01.2010 14:57
Когда государство 90 лет назад передавало музеям церковные ценности, это было хорошо и правильно. Когда пошел обратный процесс , музейщики стали возмущаться несправедливостью.

«…Готтентот… на вопрос, что такое добро и что такое зло, ответил: «Добро, когда я украду чужую жену, зло же, когда у меня украдут жену»… <…> Готтентот, который, в сущности, и среди нас существует, был моралистом» 
sachse  30.01.2010 18:53
Что-то многовато граждан, поражённых ПГМ, в комментариях.

Для особо одарённых: Пиотровский не отрицает факта большевистских экспроприаций. Это было неправильно, но это время прошло. Сейчас мы столкнулись с конкретной ситуацией: старинные иконы стали частью культурного наследия. Это - факт. Это уже произошло. Изъятие их из музеев - ущерб культурному наследию. Это тоже факт. Пиотровский предлагает как-то решать эту проблему. Вот и надо об этом задуматься. Крики о том, что сто лет назад икона не тем путём приехала в музей, уже не относятся к делу. 
Светлана  30.01.2010 20:18
Представьте гипотетическую ситуацию.
У некоего гр-на по фамилии Sachse лет двадцать назад грабитель умыкнул под чистую все семейные ценности. Большую часть украденного вор сдал барыгам, а оставшийся непроданным, к примеру, портрет прабабки, он пристраивает на хранение надежному человеку по фамилии Хранитель-Краденого. Спустя годы Sachse узнает о местонахождении пропажи и требует у Хранителя-Краденого вернуть портрет. На что слышит в ответ: "Да, я не отрицаю, что картина была украдена. Это было неправильно, но это время прошло. Сейчас мы столкнулись с конкретной ситуацией: эта картина стала частью культурного наследия моей семьи. Это - факт. Это уже произошло. Изъятие ее из нашей квартиры - ущерб культурному наследию моей семьи. Это тоже факт. Я предлагаю как-то решать эту проблему, а именно: так, чтоб и картина осталась у меня, и вам ничего не досталось. Вот и надо об этом задуматься. Крики о том, что 20 лет назад картина не тем путём приехала в нашу квартиру, уже не относятся к делу".
Теперь скажите, что Sachse ответит на это Хранителю-Краденого? 
sachse  30.01.2010 20:55
Светлана.

Не несите ерунды. Краденое и "пристроенное на хранение" не становится культурным наследием. Помещённое в музей - становится. Аналогия лживая, и не может быть применена. 
AVI  30.01.2010 21:16
До революции РПЦ была частью государства, и все ее тогдашнее имущество следует рассматривать именно как особую разновидность государственного. Революционеры, отделив церковь от государства, часть церковного имущества сохранили в музейном фонде - общенациональном (государственном) достоянии. Но РПЦ, как и другие конфессии, сейчас, по крайней мере формально, частью государства не является. "Возвращение" ГОСУДАРСТВЕННОГО имущества в этом случае оказывается ПРИВАТИЗАЦИЕЙ. Это тем более неправильно, что из общего владения, пользования и распоряжения - и верующих, и инаковерующих, и атеистов - без референдума, без официального решения ПРЕДСТАВИТЕЛЬНЫХ органов государственной власти изымается весомая часть ОБЩЕГО КУЛЬТУРНОГО наследия. Трудно, к примеру, представить правоверных иудея или мусульманина, которые придут - в полутемный! - Свято-Троицкий собор Александро-Невской лавры рассматривать чудо российского искусства XVIII в. - серебряную раку для мощей св. Александра (Невского). А ведь граждане России, и сейчас имеют эту возможность. Аналогично православные лишатся реального доступа ко многим культурным ценностям, созданным когда-то для отправления религиозного культа иных конфессий. В общем опять фанатизм, родственный большевизму, слепое желание переписать историю, вновь развернуть передел собственности, изымая общее только для себя. Но пройдет 70-100 лет и цикл повторится. А может, удастся остановиться на признании необратимости свершившегося? Развернуться к созиданию нового, а не бесконечному переделу старого? Увещеваниями, правда, не поможешь в таких вопросах, где вера переплетается с имущественным интересом. 
lusia   30.01.2010 21:50
Оппоненты М.Б. Пиотровского производят странное впечатление, читая их комментарии можно подумать, что директор Эрмитажа самолично, с винтовкой в руках отбирал церковные ценности. Почему не вспоминают о том, как сотрудники музея спасали (не деля на церковное и мирское) эти экспонаты во время войны, да и в "лихие" 90-е тоже много чего приходилось пережить. Мне кажется, что благодарность это не самое плохое чувство, тем более у тех кто считает себя верующими. 
Нина Васильевна  30.01.2010 21:54
Читаю комментарии - и с грустью вижу, что не все мамы одинаково успешно проповедовали своим детям известную доктрину "красть - грешно". Некоторые из этих подросших "детишек" пытаются здесь полемизировать на эту бесспорную тему, не задумываясь, в каком виде они выставляют своих родителей. Подозреваю, что это педагогические "жертвы" последних двух десятилетий. 
петербуржец  30.01.2010 22:53
для AVI (и всех других, изучавших историю России по советским учебникам)

Вы путаете РПЦ с КПСС. Да, и "... РПЦ была частью государства", но частью ТОЛЬКО духовной! "Общего бюджета", как у КПСС и СССР, у РПЦ с Российской империей никогда не было. И, в отличие от КПСС, РПЦ никогда не запускала руку в государственную казну. Отдельные, хотя и весомые, подарки русских царей - это личные дары самодержцев, богатейших собственников российского государства того времени. Имущество РПЦ никогда не было "государственным". На 99,999% имущество РПЦ - это подношения верующих и результат тысячелетнего труда многих поколений монахов. Возьмите на себя труд - загляните в архивах в бумаги строительного комитета (комиссии) ЛЮБОГО храма Российской империи. В них пунктуально документировались все финансовые поступления на строительство, порой от многих тысяч людей самых разных сословий и состояний. То же самое можно сказать о церковных художественных ценностях, реституции которых так упорно противятся нынешние "хранители". Это дары, поднесенные верующими церкви, а не государству .
Вопрос возврата церковного имущества музеями - это не "спор хозяйствующих субъектов". Это вопрос современной общественной морали, вернее - ее нездоровья. 
Регина  30.01.2010 23:03
В недавний истории Европы другой тоталитарный режим - нацистский - ради своих планов также грабил церкви и в своей стране, и на завоеванной территории. После краха режима все то, что из конфискованного церковного имущества сохранилось, было возвращено прежним владельцам, причем без всяких демогагических дискуссий. Но это Европа. А у нас, судя даже по тому, что приходится здесь читать, Шариковы оставили слишком обильное потомство. 
Анастасия  31.01.2010 00:32
Ну давайте возвращать всё, что было когда-то у кого-то забрано. Религиозные символы - неважно, буддистские, христианские, магометанские - раздать верующим. Мумии фараонов вместе с саркофагами отослать в Египет, они тоже относятся к религиозному культу! Идолов отправить изготовившим их племенам в Африку. Мебель, картины и статуи раздадим наследникам семей, которым они когда-то принадлежали. После чего отдадим Зимний дворец представителям царской фамилии, и Эрмитажа не будет. И правильно, кому он вообще нужен? Святоши, требующие отдать их "имущество" в музеи не ходят. Им церкви достаточно. Вот только непонятно, почему им необходимо молиться обязательно перед произведением искусства позапрошлого века. Видимо, всё-таки главной ценностью реликвии остаётся её материальная ценность. 
Mysh  31.01.2010 02:50
Удивительно, что изделия "святош" с "ПГМ" столь высоко ценятся атеистами.

Казалось бы, "опиум для народа" надо убрать подальше с глаз этого самого народа, и выставлять напоказ только полезные картины. Ан нет, цепляются за предметы религиозной пропаганды мертвой хваткой. 
Кифа   31.01.2010 09:53
Дражайший Владимир Михайлович!

Замечательный комментарий и, наверное, не первый за Вашей подписью! Поддерживаю!

Вы, случайно, живите не в дореволюционнном доме? Как порядочному человеку, его надо отдать бышим хозяевам. Грешно не возращать краденое владельцу

Власть в стране, как известно, с 1917 года захватила и удерживает до сих пор шайка жуликов. Вам не гадко пользоваться результатами былых преступлений?

Русская православная церковь тоже канонически нелегитимна - ей следует вернуться в лоно Киевской митрополии Константинопольского патриархата. Соответственно, вернуть туда все ценности. Аморально хранить краденое. 
Владимир Михайлович  31.01.2010 11:58
Кифа!
Спасибо, конечно, за внимание и поддержку, но историю, хотя бы нашей страны, вам все-таки стоит подучить, дабы не выставлять себя на всеобщее посмешише пассажами про "каноническую нелегитимность РПЦ".
Удовлетворяя ваше любопытство, сообщаю, что я не пользуюсь результатами былых преступлений; понимаю, что теперь это стало несколько старомодным, но - не могу, воспитание, знаете ли, не позволяет.
А относительно "шайки жуликов 1917 года" - подумайте: это когда и где воры позволяли пользоваться результатами своего промысла не ворам? Единственный известный истории случай - Робин Гуд, и то, дело было не у нас, а в Англии, и настолько давно, что невозможно уже проверить - легенда это или факт.
И, напоследок, рекомендую: съездите в Литву, где бывшим собственникам действительно вернули их дома. И что же? Живут они сейчас куда лучше россиян, бомжей на каждом углу, как в Петербурге, нет. И все потому, что они вернулись к нормальному порядку вещей, при котором: воровать - грешно, пользоваться краденым - аморально.
А у нас в стране до сих пор, к моему огромному сожалению, есть масса желающих жить "по понятиям" 1917 года. 
skolott  31.01.2010 16:30
Кифа!
... И что же? Живут они сейчас куда лучше россиян, бомжей на каждом углу, как в Петербурге, нет. И все потому, что они вернулись к нормальному порядку вещей, при котором: воровать - грешно, пользоваться краденым - аморально.
А у нас в стране до сих пор, к моему огромному сожалению, есть масса желающих жить "по понятиям" 1917 года.

Интересно, исходя из каких понятий с недавнего времени в Литве отрицание факта «советской оккупации» стало уголовным преступлением - точь-в-точь, как отрицание «холокоста» в иных странах Европы преследуется в уголовном порядке? Категории "нормального порядка вещей" ? 
Валерий   31.01.2010 17:51
Удивительно, что изделия "святош" с "ПГМ" столь высоко ценятся атеистами.

Казалось бы, "опиум для народа" надо убрать подальше с глаз этого самого народа, и выставлять напоказ только полезные картины. Ан нет, цепляются за предметы религиозной пропаганды мертвой хваткой.

Судя по всему и для духовных лиц вопрос именно материальная ценность является приорететной. Недаром Назарий, епископ Выборгский, викарий Санкт-Петербургской епархии (Лавриненко Николай Алексеевич), так точно в своем интервью назвал цену раки Александра Невского и глумливо-ерничиским тоном предложил Эрмитажу оплатить стоимость копии. 
Ленинградец   31.01.2010 18:07

И, напоследок, рекомендую: съездите в Литву, где бывшим собственникам действительно вернули их дома. И что же? Живут они сейчас куда лучше россиян, бомжей на каждом углу, как в Петербурге, нет. И все потому, что они вернулись к нормальному порядку вещей, при котором: воровать - грешно, пользоваться краденым - аморально.

Бред! Достаточно вспомнить судьбу замечательной актрисы Вии Артмоне в Латвии, которую выселил из квартиры бывший собственник. 
Светлана  31.01.2010 19:17
для sachse ( 30.01.2010 20:55 )
"Светлана.
Не несите ерунды. Краденое и "пристроенное на хранение" не становится культурным наследием. Помещённое в музей - становится. Аналогия лживая, и не может быть применена".

Извините, но сколько Вам лет? Просто я давно не сталкивалась с такой восхитительной, прямо-таки детской наивностью. Культурным наследием та или иная вещь становится вовсе НЕ ОТ ТОГО, ЧТО ЕЕ ПОМЕЩАЮТ В МУЗЕЙ! Она становится таковым гораздо раньше, а именно - в тот момент, когда ее создание заканчивает МАСТЕР.
И еще, в чем именно Вы усмотрели лживость в моей аналогии? Пожалуйста, постарайтесь аргументировать свое утверждение. 
Владимир Михайлович  31.01.2010 21:28
skolott -у:
"Интересно, исходя из каких понятий с недавнего времени в Литве отрицание факта «советской оккупации» стало уголовным преступлением... ? "

Вынужден повторяться: учите историю! Хотя бы своей страны. Неужели вы сомневаетесь в самом факте оккупации сталинским режимом Литвы, Латвии и Эстонии?
Два диктатора - Сталин и Гитлер - в 1939 году договорились по-простому, как соседи по даче делят бесхозный пустырь, перекроить ту часть Европы, которой не повезло оказаться между ними. По этому пакту приобретения Иосифа Виссарионовича в Прибалтике должны были быть куда скромнее, но его тогдашний камарад Адольф слишком резво начал давить Польшу танками, в то время как наш будущий "генералиссимус прекрасный", уже имевший в 1920 году в Польше неприятный конфуз, осторожно выжидал. В результате немецкие танки закатились далеко за линию Молотова-Риббентроппа, на "нашу" территорию Польши. Гитлер, испытывая, вероятно, некоторое смущение из-за публичного нарушения хваленой немецкой точности, да к тому же зная скверный характер своего подельника, щедро "подарил" Сталину все три прибалтийские республики целиком.
В свое время мне довелось общаться и с теми, кто в 1939 году "освобождал" трудящихся этих республик от "буржуазной эксплуатации", и с теми, кто "радостно" встречал "освободителей". Участники тех событий с обеих сторон были удивительно единодушны: происходила именно оккупация, как ни тужилась это скрыть и тогда, и позже советская пропаганда.

Ленинградцу:
"Бред! Достаточно вспомнить судьбу замечательной актрисы Вии Артмоне в Латвии, которую выселил из квартиры бывший собственник."

В наше время профессор Преображенский посоветовал бы вам не смотреть российское телевидение, ни перед едой, ни после. Я повторюсь: съездите в Литву! Посмотрите там на все своими глазами.
А покойная Вия Артмане, в отличие от наших ушедших на нищенский "заслуженный отдых" актрис, получала в Латвии пенсию 450 долларов. И, к слову, после реституции получила от властей республики квартиру.
Еще раз: уважаемый ленинградец, съездите, не пожалеете точно. Вернетесь петербуржцем. 
Ольга   31.01.2010 21:59
Согласна с Ленинградцем: ездила, в Риге полно домов, из которых бывшими владельцами люди выставленны на улицу, а дома просто стоят брошенными: и сам не гам, и другому не дам. Так, несколько лет назад пришлось забирать свекровь и свекра из "образцовой" Латвии.
А Ленинградцы навсегда ими останутся, т.к. пережили блокаду. 
Леонов_Глеб   01.02.2010 23:49
Михаил Борисович очень правильно написал !

Жалко только, что у нас такое количество людей совершенно не способно его понять, увы, из-за низкого уровня развития

Чтобы тем кто хочет "вернуть" было понятнее. У моего прадеда в собственности были рыбные промыслы Астрахани. Надо ведь вернуть, верно ? Чем я хуже церкви. Так что я предлагаю, давайте или начнём возвращать ВСЁ (что, если вы хоть чуть-чуть подумаете поймете, нереально) или НИКОМУ И НИЧЕГО.

Реституция сейчас бессмысленна.

Проблема с предоставлением церкви условий для функционирования должна решаться, но никоим образом не за счет музеев, не за счёт национального достояния !

Иконы можно купить на рынке, можно заказать художнику-иконописцу, наконец, можно отреставрировать старые иконы, уже находящиеся в собственности церкви.

На данном этапе, за притязаниями РПЦ лично я вижу только самую обыкновеную человеческую жадность. "Дайте нам бесплатно то-то и то-то"

P.S>
Цитата
"Извините, но сколько Вам лет? Просто я давно не сталкивалась с такой восхитительной, прямо-таки детской наивностью. Культурным наследием та или иная вещь становится вовсе НЕ ОТ ТОГО, ЧТО ЕЕ ПОМЕЩАЮТ В МУЗЕЙ! Она становится таковым гораздо раньше, а именно - в тот момент, когда ее создание заканчивает МАСТЕР."

Мне 23 года.
Вещь становится частью культурного наследия не при помещении в музей. Но и не при её создании ! Когда стала таковой икона Донской Божьей Матери ? При написании, или когда, согласно легенде, помогла войску московскому ?

А лживость вашей аналогии в том, что Хранитель-Краденого собственник, тогда как музей им не является. Надо излагать так - вор часть награбленного ПОДАРИЛ народу. И вот у этого-то народа вы и требуете. Разница, на первый взгляд небольшая, но тем не менее ... 
kyure  02.02.2010 01:53
Владимир Михайлович, Вы лукавите. Не стоит выставлять РПЦ эдакой "бедной овечкой" с честно нажитым добром. Копайте историю глубже, ко временам язычества. С которым как только не боролись, как не травили справиться не смогли. И слава Богу!Так что вопрос "кто кому и сколько должен", скажем, некорректен 
Светлана  02.02.2010 02:14
Дорогой Глеб!
Ну почему вы вбили себе в голову, что какая-либо вещь может быть национальным достоянием только находясь в ведомстве столь усердно защищаемого вами Михаила Борисовича? Что, если икону (или любой другой предмет церковной утвари) перенести из запасников музея в православный собор, она тут же перестанет быть национальным достоянием?
Вы были в Италии? Там в католических соборах великих шедевров гораздо больше, чем в государственных музеях страны. Но если бы кто-то стал требовать переноса "национального достояния" в музеи - бедняге бы вызвали санитаров. Ибо нормальному человеку понятно, что полотнам великих мастеров ничто не мешает быть национальным достоянием и в стенах церкви.
Поймите простую вещь: созданное для церкви - в церкви и должно находится!
И еще один важный аспект, Глеб. Можно быть трижды атеистом, но нельзя не признавать колоссальную, положительную, созидательную, а порой и спасительную роль православной церкви в истории русского государства. За одно это она заслуживает безусловного глубочайшего уважения к себе. Даже если вы не разделяете православные каноны, вспомните, что как миниум 50 поколений ваших предков (я сужу по вашим имени и фамилии) были православными, а, значит, вы морально обязаны быть уважительным к тем, кто продолжает эту веру нести. 
lana   03.02.2010 01:10
От практически всех комментариев становится немного дурно.
Сколько ненавистников большевиков, однако, живёт в городе Ленинграде сегодня.
И никто не пишет о том, что Пиотровский, начав полемику о религиозных "святынях", вывез "в зарубеж" уже половину Эрмитажа путём открытия "филиалов" музея в Лас Вегасе, Лондоне, "Амстердаме.
Ненависть к СССР не позволяет, естественно, обращать внимания на подобные "мелочи".
Бедная Россия, не страна, а колония "демократическая". 
Петр   03.02.2010 17:39

...Вы были в Италии? Там в католических соборах великих шедевров гораздо больше, чем в государственных музеях страны. ...
Поймите простую вещь: созданное для церкви - в церкви и должно находится!

Уважаемая Светлана!
В Италии ни одному священнику не придет в голову мыть фрески Рублева жидкость для мытья посуды как это до недавнего времени делалось в некоторых наших храмах или фрески XII века закрашивать маслянной краской. И таких примеров можно назвать десятки. В Италии это будет преступлением перед нацией после которого лучше самому залезть в петлю. А у нас это пример для подражания...
А Вы как считаете это правильно?... Если правильно так может лучше сразу сжечь как это делось в VIII веке в Византии.
Более того ратуя за этот закон о передаче всего и вся церкви обратили ли внимание что и земли ей тоже по нему будут отданы. А Вы уверены что это не затронет например интересы Вас? И действительно давайте сразу уж отдадим все что можно из музеев: древнегреческую скульптуру Грекам, Европейскую живопись по местам где это создавалось и далее по спискам, Романовым наследникам Щукина, Морозова, да и само здание Эрмитажа тоже отдадим ведь есть кому взять. А Вы говорите что сделано для церкви там и должно находиться, а остальные вещи чем хуже Вилки и тарелки в рестораны что-бы все могли потрогать да и побить если что...
А мы с Вами уж как-нибудь при лучине будем вздыхать о том что была когда-то культура... И будем смиренны духом поскольку другие не хотят смирения. А ведь не стяжай - это библейская заповедь. Да и эта заповедь тоже относится к Церкви (именно с большой буквы) «Не делай себе кумира и никакого изображения того, что на небе вверху, и что на земле внизу, и что в воде ниже земли; не поклоняйся им и не служи им…» 
Светлана  03.02.2010 21:03
Оказывается, это очень утомительно - пытаться объяснить взролому человеку то, что его родители забыли (или не захотели в силу известных жизненных установок, столь востребованных в свое время в среде "рыцарей" октябрьского переворота 1917 года) объяснить ему в детстве:
а). воровать, грабить - нельзя, потому что - плохо;
б). не возвращать ворованную вещь хозяину, даже если ты ее непосредственно сам не воровал - нельзя, это - соучастие в воровстве, а потому - плохо.
Без особой надежды на запоздалое понимание, добавлю специально для автора предыдущего комментария:
в). придумывать оправдания для не возвращения краденой вещи хозяину - нельзя, потому что - плохо.

Для вменяемого человека, не подверженного клептомании и смежным порокам, ситуация предельно проста.
Есть КРАДЕНЫЕ ВЕЩИ - церковное имущество.
Есть МУЗЕИ, в которых краденое в настоящее время находится.
Есть обворованный ХОЗЯИН этих вещей - Русская Православная Церковь.
Возможен только один морально не ущербный выход из такого положения: нынешние хранители краденого - МУЗЕИ возвращают КРАДЕНЫЕ ВЕЩИ их ХОЗЯИНУ. 
lana   03.02.2010 21:59
Светлана,
вы не знаете историю страны, в которой живёте.
"Рыцари октябрьского переворота", как вы высказались, сохранили для страны то, что было бы разворовано или вывезено зарубеж.
Иконы, которые находятся в музеях страны, далеко не все принадлежали церкви, это во-первых.
Наконец, такие как вы, стараются не помнить о таком "эпизоде" в истории СССР, как ВОВ, в результате которой большая часть церквей на территории страны была намеренно разрушена фашистами(не большевиками).
Большевики, как вы их называете, спасли содержимое многих церквей, которые действовали в Советском Союзе до войны.
Поэтому характеризовать то, что находится в музеях страны, как "награбленное"-не только абсолютно глупо, но и в корне неправильно. 
Петр   04.02.2010 00:44
Уважаемая Светлана

Как странно когда человеку говорят что-то вменяемое а в ответ мы слышим только общие слова. И какие-то жалкие попытки оскорбить собеседника.

Если говорить что что-то украдено есть люди у которых украдены состояния, дома, коллекции, да и многое другое. Давайте возвращать всем все. Вы наверное не знаете что власти Египта расценивают большинство вещей в музеях как украденное, я повторю то что уже писал давайте вернем им все. И так далее, у каждой почти вещи в музее будет нелегкая судьба.

Теперь на какой момент возвращать? Икона Троица Рублева в музей попала потому что уже в начале не была нужна церкви. Как поступать с ней? И так далее... И так далее ...

Как поступать с теми ценностями с хранением которых церковь не справляется, я их уже приводил выше... их уже вернули церкви и что же Пусть пропадают?

Вы не ответили ни на один вопрос, и прикрываетесь общими рассуждениями... Очень жаль... Эта позиция ведет в тупик а не в духовное общество которое Вы проповедуете. И полемизировать с Вами увы бесполезно... 
Владимир Михайлович  04.02.2010 21:01
Петру:
Не могу с Вами согласиться. Главная мысль Светланы как раз очень конкретна: музеи должны вернуть имущество хозяину, т.е. РПЦ.
Русской православной церкви сейчас возвращают имущество за рубежом. И это нормальное явление для стран, уважающих право собственности. Почему здесь, в России, должно быть иначе? Сколько еще лет в иных местных головах будет витать дух "революционной целесообразности"? Пора бы уже выветриться.
На месте директора Эрмитажа я бы не тратил впустую силы на бесперспективное противодействие закономерному процессу воврата церкви ее имущества. Это все равно будет сделано, рано или поздно. Вопрос в том, как это будет сделано: по-умному или "как всегда".
Пиотровскому, как человеку, знающему о хранении культурных ценностей, полагаю, буквально всё, в такой песпективе гораздо разумнее было бы потратить свои знания и энергию на то, чтобы цивилизовать этот процесс. Должна быть разработана и получить статус закона процедура передачи церковного имущества и условия его дальнейшего хранения. Этим законом на церковь необходимо возложить обязанность создать необходимые условия содержания передаваемых раритетов. Надо утвердить механизм дальнейших проверок содержания такого ценного имущества. Прописать в этом же законе нормы обязательного ухода, периодического обследования, и реставрации (как раз для того, чтобы исключить те самые моющие жидкости и масляные краски, и прочее варварство по неразумению). Необходимо обязать РПЦ и другие конфессии, получающие по реституции имущество, обеспечить периодический свободный доступ для всех желающих к полученным шедеврам. А чтобы все это не стало пустым звуком, для не надлежаще хранимого полученного по реституции имущества заложить в тот же закон возможность изъятия вещей обратно в госмузеи.
Лучший вариант, если такой закон будет написан музейщиками. Если он будет инициирован церковью, то ясно, что она не заинтересована слишком себя утруждать сложностями по должному хранению и уходу. Самый худший вариант - если его будут писать доморощенные "законники" из разных комитетов и институтов. 
Петр   05.02.2010 02:11
Уважаемый Владимир Михайлович

Понимаю Вашу точку зрения. И безусловно есть много здравого в том что Вы говорите. Но есть несколько вопросов...

Первое что хотелось бы отметить это существование данной проблемы как таковой которой нужно определенное решение.

Второе. Проблема "награбленного". У нее есть два аспекта. Очень многое из церковного имущества попало в руки государства до 1917 г. Путей поступлений было несколько: две основных секуляризации XVIII в. Их причиной было запустение и неспособность Церкви (как института) управлять своим обширным хозяйством. К этому периоду относится определенный процент гибели церковных "редкостей" как ненужных церкви.
Другой путь - очень значительные и серьезные коллекции церковных древностей целенаправленно собранных как коллекционерами так и государством. Причем основная часть шедевров столь желанных церковью как раз происходит именно из этой группы. (У вещей, зданий относящихся к этим группам очень не легкая судьба. И вообще они тема отдельного рассмотрения, например как они спасались государством (Российской империей) или частными лицами от уничтожения церковью)
Далее следует 1917 г. и его последствия...
После него тоже продолжался процесс осознанного (противопоставленного "грабежу") сбора музеями в советское время коллекций, путем проведения археологических, этнографических и многих других экспедиций. Во время которых собирались церковные "редкости" как у частных лиц так и просто брошенные (брошенные не только потому что церковь была в "загоне", а просто за ненадобностью) . Многие вещи покупались музеями и до этого многие из них веками до этого не были во владении церкви.

На мой взгляд церковь может претендовать на "конфискации" 1917 г., но отнюдь не на все церковное имущество, да и то выборочно (почему об этом чуть ниже). Хотя какие-то вещи попавшие в музей честными путями тоже могут быть предметом рассмотрения на возможность попадания в церковь.

Второй аспект "награбленного" - это юридические основания, если в 1917 г. прикрылись хоть "фиговым" но все же листочком. (В.И.Ленин как никак юрист по образованию). Следует ли уподобляться логике того времени и прикрываться листком, чтобы через 10-20-100 лет при возникновении спорных ситуаций иметь серьезное основание для отстаивания позиций.

Безусловно единственно правильное решение касающееся 1917 г. это нормальный судебный процесс, затрагивающий все проблемы 1917 г. а не только церкви но и всех частных лиц, и прочих событий тогда произошедших. Но возможен ли он сейчас по прошествии последних почти 20 лет, когда существовали коммерческие операции с недвижимостью. Кто честно купил имущество, а кто "украденное" в 1917 г. решить будет очень сложно. (А кто купил честно и потратил на это потом и кровью честно заработанные деньги, но появились старые хозяева и кто нынешнему владельцу компенсирует потраченные деньги время здоровье). Это будет или еще одна гражданская война или еще одна революция... Другого на мой взгляд сейчас не дано. По этому может лучше без крови... Что свершилось...

Исходя из всего выше сказанного мне кажется не может быть единого решения данной проблемы оформленной в закон. Единое решение оформленное законом, может иметь только одно толкование. Если будет много толкований то хорошего ни чего не получиться. А каждый отдельный случай прописать в законе врядли получиться. Такой путь был пройден при решении проблем с перемещенными после войны из Германии ценностями. Медленные вдумчивые обоснованные переговоры каждого конкретного случая. И потом необязательно все отдавать в собственность, можно на временное хранение... (но только в обоснованных случаях)

Есть вещи передача которых никого не смутит, есть вещи которые могут быть только в музее, потому как какой бы она просвященной не была бы церковь она не может спасать умирающие объекты культурного наследия (да и нее эта функция в обществе согласитесь) Церковь это не только РПЦ но и все остальные конфессии.

Что касается вопиющих случаев... Для этого должен быть другой закон который не позволяет произвольно обращаться с объектами культурного наследия, а требует от владельца будть то государство или любой другой принятия всех мер нацеленных на сохранение... И закон этот должен иметь только одну трактовку всеми жесточайшим образом исполняться.

Но к сожалению это все мысли вслух. В настоящее время как мне кажется увы ситуация развивается по тому "как всегда" и даже еще хуже... Судя по всему музейщиков даже не привлекут к обсуждению этого закона, а просто поставят на колени. И к сожалению это происходит в тот момент когда в воздухе витают идеи превращения музеев в складские помещения для ценностей с которыми можно поступать как угодно (т.е. фактически их ликвидацией) появление этого закона у части общества (связанного с музеями и культурой) вызывает стойкую аллергию. Ведь после этого решения придут наследники Рюрика, Медичи и многие другие и тоже будут доказывать право владения тем или иным... И отказать им будет уже намного сложнее... Ведь они тоже где-то правы. Если открыть ящик Пандоры, то закрыть его уже будет невозможно... Должна быть временная точка невозврата и мучительные переговоры. А не очередной 1917 год. Но это мое частное мнение... Или нам действительно не нужны музеи. Пусть шедевры утоляют взгляды только людей которые могут их получить (купить) (ведь это тоже их право, владеть тем что утоляет их взор), идолы стоят на капищах, ложки и стулья в ресторанах, иконы стоят в церкви. А в здания музеев... (без условно можно придумать что-нибудь) Нельзя одних делать избранными, а всех остальных...

Ну и лирическое отступление. В Италии большая часть церковных "древностей" (что бы ни кого не обижать назову это так) принадлежит государству. Правда это государство называется Ватикан..... 
Tanya   05.02.2010 02:32
Печально наблюдать, как страна превращается в богадельню... Неужели у РПЦ нет других богоугодных дел, кроме забот о возврате "своего" имущества. Согласна с Михаилом Борисовичем, что это именно "церковная атака на музейные фонды", не иначе... Обидно и стыдно за нашу Православную Церковь... 
Владимир Михайлович  05.02.2010 14:30
Уважаемый Петр!
С вашим последним комментарием согласен процентов на 90.
Возвратить церкви ее имущество, уверен, все-таки придется, но, бесспорно, к процедуре такого возврата надо подходить очень и очень осторожно, с оглядкой на то, в какой стране мы сейчас живем.
Процесс церковного возврата действительно может быть (вернее - обязательно будет!) использован некоторыми структурами и определенными лицами как удобный случай "раздербанить", выражаясь терминами 90-х годов, музеи. Между тем музеи для нормальной страны не менее святы, чем церковь; их функция хранить реальную, осязаемую историю народа и его государства незаменима ничем и никем.
То, что отнюдь не все имущество религиозного назначения должно быть передано церкви, тоже не вызывает спора. Церковь имеет право и должна получить только то, чем она действительно владела до противоправных изъятий большевистского периода.
Тут я вынужден откликнуться на Ваш пассаж о прикрывавших конфискации "фиговых листочках" В.Ульянова и Ко. Нигде в мире, кроме СССР, эти листочки не признавались юридически правомерными документами. Законности в них не больше, чем в приговорах в расстрельных альбомах знаменитых "троек". (И , к слову, юристом Ульянов был никудышным; свой первый профессиональный заработок этот помощник присяжного поверенного "вымучил" лишь в 26 лет. А чего стоит его юридическое образование - легко понять, прочитав том из ПСС с записками 1917-1920 г.г.) Все большевистские изъятия, в том числе у церкви, были незаконны по определению.
Учитывая сложную, запутанную, не всегда ясную историю хранящегося в музеях церковного имущества, деликатнейшая проблема его "дележа" между двумя заинтересованными сторонами должна решаться, на мой взгляд, многосторонней комиссией, состоящей паритетно из представителей церкви, музеев, РАН и правительства; причем решаться гласно и, что важно, не спеша, не тот случай. Это процесс на долгие годы.
Согласен с Вами также в том, что те предметы, состояние которых не позволяет надеяться на то, что они будут сохранены в руках церкви, должны остаться в музейном хранении; но в этом случае церковь должна получать какую-то компенсацию из "не своих" предметов.
Согласен с Вами и в том, что достаточно сложно прописать весь процесс передачи имущества в одном законе. Пусть это будет не один законодательный акт, ведь можно действовать поэтапно. Но для меня абсолютно ясно, что провести процесс передачи безущербно для музеев, церкви, государственных и народных интересов путем одних только приказов, распоряжений и переговоров "заинтересованных" министерств и ведомств, без специальных федеральных законов - это как раз-таки путь к разграблению музеев. Одно дело - вести переговоры с иностранным государством, да еще с таким "буквоедом", как Германия; и совсем другое - "междусобойчики" внутри страны: недавняя наша история очень ясно показывает, к чему они приведут. Тут или сила закона, или закон силы. Пусть на первом этапе будет только один рамочный закон, позже под него можно будет дописывать то, в чем возникнет необходимость.
В любом случае, начинать надо не с "торга" заинтересованных сторон, а с юридического, законодательного обеспечения процесса. У РПЦ уже сейчас имееются вещи, вполне попадающие под определение "национальное достояние". Но покажите мне закон, в котором прописаны обязанности церкви по сохранению такого имущества? Его нет. Так, может быть, до того, как начинать передачу из музеев новых ценностей, стоит его все же написать и принять?
Я тоже опасаюсь, что с музейным законом будет "как всегда". По крайней мере, это будет в духе нашего "законотворчества". Как получилось с известным 214 ФЗ, который предельно усложнил жизнь строителям, но так и не защитил дольщиков (готовился он, к слову, и не строителями, не дольщиками, поэтому результат особого удивления не вызывает). Как получилось с законом о дачной амнистии, которым "неблагодарные" дачники тоже почему-то не спешат воспользоваться. И если музейный закон будут писать не музейщики - результат будет тот же. 
Петр   05.02.2010 17:25
Уважаемый Владимир Михайлович,

Безусловно, мы с Вами говорим во многом об одном и том же. И нюансы, разделяющие наши позиции настолько не принципиальны, что обсуждать их просто бессмысленно.

Пассаж о В.И. Ленине. Да он юрист, да никудышный. Для этого можно даже не читать ППС а просто посмотреть на плоды его деятельности. Проблема «фигового» листочка состоит в том что бы юридически окончательно признать его таковым.

Что касается сути. Да, наверное, должен быть рамочный закон. Да - долгий и трудный путь подзаконников и параллельных документов. Да - безусловно авторитетная комиссия. И желание с двух сторон вести разговор. Это все правильно и еще раз правильно. Нужны компромиссы.

Нужно привлечение серьезной богословской базы. Потому как я понимаю один из основных доводов представителей церкви – это «намоленность» объекта. Но на этот счет даже в серьезных богословских кругах есть полемика вокруг данной трактовки. По этому и эта сторона должна присутствовать.

Но это идеальная ситуация. В настоящее время судя по всему документ почти готов, и отражает лишь одну точку зрения, причем весьма специфично. Не возьмусь приводить примеры, поскольку полного текста не видел, но от отрывков волосы встают дыбом.

Что касается объектов находящихся уже в руках Церкви, то часть из них попадает под действие 73-ФЗ, который увы во многом не совершенен (и к тому же за последний год предпринимается уже вторая попытка его переделать и очень вероятно что не в лучшую сторону).

И наконец, лирический посыл. Церковь как социальный институт стоит на позициях всеобщего равенства и справедливости (в глобальном понимании этого слова). Затевая определенный передел государственного имущества (добытого в 1917 г.) Церковь исходя из своего статуса должна вспомнить и о других пострадавших в той мясорубке (в буквальном смысле). И что делать с их имуществом? В этой проблеме я не вижу решения, мне кажется для ее решения упущено время. А не решение этой проблемы в свою очередь накладывает тогда уже и на Церковь определенные моральные обязательства перед обделенными. Но что есть моральные обязательства. Для одного это важно, для другого пустой звук.

Еще раз с Уважением
Петр 
Алена   05.02.2010 18:22
Позиция церкви на сегодняшний день вызывает недоумение: столько вокруг нерешенных нематериальных проблем!
А агрессия некоторых верующих, стремящихся урвать "свое"... ну почему бы им просто не вернуться к церковной десятине и не отдавать церкви десятую часть своего имущества? А то еще придет в голову идти походом на Стамбул, дабы отвоевать Константинополь..:( 
Петр   05.02.2010 18:34
Уважаемый Владирир Михайлович,

Еще вдогонку к предыдущему моему комментарию.
Может быть разумнее передавать не в собственность, а на временное хранение. Таким образом, уравняв в правах и музеи (ведь объекты культурного наследия не принадлежат им на праве собственности, а они по сути лишь управленцы с определенными правами).

Безусловно есть то что надо передавать. Вот пример. Управление Владимирская епархией располагается в настоящее время в центре Владимира на территории Рождественского монастыря XII в. В советское время там располагались последовательно ЧК-…-КГБ. В 90-ые вся территория передана епархии, за исключением построенного в 70-ые г. здания. В нем располагается Фонд Госимущества. И в свое время между фондом и церковью были значительные трения по поводу территории, режима и прочего. На мой такие здание можно и нужно передавать церкви… А для фонда можно найти место это не такая сложная ситуация. И таких очень много. Можно начать с решения этих проблем. 
Владимир Михайлович  07.02.2010 23:11
Сегодня дочь-журналистка прочитала все это, и выдала вердикт: что ломать копья по такой теме в питерской газете - впустую тратить время, "лучше бы попытались протащить ее в московские издания, а еще лучше - на ТВ, "но ведь никто это не проплатит..." 
Era   12.02.2010 10:31
А почему реституция по упрощенному порядку проводится только в отношении церковного имущества? Куда обратиться потомкам владельца двух доходных домов, чтобы вернуть отнятое? 
неля владимировна   19.02.2010 13:58
Нашим музеям, "во главе с Уважаемым Эрмитажем", фонды из хранилищ выставлять некуда. Их руководителям следовало бы радоваться, даже с точки зрения облегчения хозяйственной деятельности, что у них могут высвободиться площади для пылящихся вдалеке от глаз людей ценностей, раритетов и шедевров.
Ну а с этической точки зрения, понимание заповеди "Не укради" зависит от уровня духовного развития человека, частью которого является культура (эстетика и система человеческих отношений) каждого.
Большинство наших руководителей музеев, сформировавшихся как раз в годы строительства коммунизма, просто являются неотъемлемой частью и той культуры, и тех этических ценностей и оголтелого атеизма. Им просто даже не понять всего того, что здесь так живо обсуждает аудитория. Разная система ценностей, разный понятийный аппарат, видите ли.
Поэтому, надо разрабатывать и проводить всю перестройку музейного хозяйства нашей страны. и работать в ней должны совсем другие люди от самых низов и до верха. 
Leo   19.02.2010 18:20
А на что филиалы? Туда и пошлем.
Можно где-нибудь еще открыть. 
василиск   22.02.2010 02:24
Не могу не выразить благодарность директору Эрмитажа,поскольку он из тех немногих персон,чей голос, возможно, будет услышан власть имущими и кто выскзался открыто в защиту музейных фондов. Если оставить в стороне вопрос с гробницей Александра Невского, то хотелось бы отметить, что в Эрмитаже абсолютное большинство икон никогда не являлось собственностью РПЦ. А вот В Русском музее ситуация иная. И директор этого музея практически не высказывается по обсуждаемому вопросу. А жаль.
Нам с вами,уважаемые коментаторы, легко решать " отдать-не отдать", " украли-не украли". Просто в качестве эксперимента подумайте не в общем, а о конкретных памятниках. Будут ли у нас новые "рублевы", если не будет граммотного отношения к древним памятникам? Нужно ли тратить сотни тысяч условных единиц, чтобы хранить в своем храме древнюю Чудотворную икону в надежной "капсуле"? И так ли она надежна, как заверяют нас прекрасные девушки с экрана телевизора? А еще, как надолго хватит средств и, главное, желания оплачивать контроль памятника специалистами? Это уникальный случай. Вряд ли при массовой передаче произведений иконописи в собственность РПЦ будет возможность их последующего граммотного хранения.
И если Вы, уважаемые собеседники, давно не были в Русском музее, сходите. Иконы на втором этаже слева. Пока... 
Сергей Наумов  22.02.2010 08:11
Странно то, что радетели передачи икон церкви не замечают очевидного противоречия. Разделяя культуру и духовность, определяют эту самую духовность как имущество.
Как вообще может идти речь о передаче икон тому, кто не в состоянии их сохранить. Мне кажется, что наоборот, иконы по мере их ветшания надо передавать музеям, ради их сохранности, заменяя подлинники репродукциями. А музеи эти поддерживать в меру возможностей в их благородном деле.
Что касается имущественных претензий, ну да, давайте вслед за иконами и земли отдадим и людей, которые к этим землям были приписаны... 
Виктрия   24.02.2010 23:13
Ну и ну! С 1917 года прошло уже почти сто лет, а как же быть с Чубайсом и К. С 1992 прошло всего ничего, отняли у народа построенное, созданное, полный развал промышленности и т.д.
Вот например, господин Патанин взял да и прибрал себе Норникель и т.п., а мой дед входил в состав группы проектировщиков этого предприятия. Итог - мы в хрущобах, а Патанин во дворцах. Почему? Премьер сказал пересматривать итоги приватизации не будем, а тут через сто лет... 
Oskar  25.02.2010 00:12
Целиком согласен с Виктрией и Наумовым. Сколько же можно делать глупости? Большевики разворовали церкви - надо вернуть!!!!! А они же большевики (коммунисты) назвав себя демократами разворовали детские сады. пионерские лагери,школа, дома пионеров и прочее. ВЕРНИТЕ!!!! Почему только церкви? Хотите грехи замаливать? Когда Вы больше врали, когда орали вступая в КПСС ,что "религия -опиум народа" или теперь, когда бьёте лбы в церквах? Нормальный ход: ИЗ КГБ В ЦЕРКОВЬ. Кто поверит вам,завравшимся,что вы радеете за церковь? Все эти иконы тут же будут разворованы.под лоюбым предлогом и проданы за границу. А уж провокации наши органы делать умеют. Нельзя отдавать церковникам ни иконы ни землю!. Пусть занимаютя духовными делами . Все эти идеологи от церкви или от КПСС - жулики,Зачем им земля? Они что, будут на этой земле строить школы или детские сады? Сейчас., разбежались. Будут сдавать в аренду и строить гостиницы или ещё чего -нибудь. Или вы хотите установить православную республику? Уймитесь уже ,наконец. ! Воруете - воруйте, тут мы ничего не можем противопоставить вашей силе и наглости. Но хоть оставьте музеи в покое. А попы пусть занимаются делами духовными и не лезут куда не надо. 
Zritel   25.02.2010 22:49
Как бы опять слова Виктора Степановича не стали пророческими: Хотели как лучше, а вышло... И то правда! Спохватились о том, что было 100 лет назад, а о том что произошло 20 назад и не вспоминаем. Тогда тоже говорили: вот придет частный хозяин и все будет замечательно. Так и теперь: вот отдадим все церкви и все будет замечательно.
Такое впечатление, что государство у нас старается все заботы с себя скинуть: детей, инвалидов, стариков, музеи - дорого. Только потом уже будет ничего не вернуть и восстановить утраченного.
Можно и нужно находить новые формы сотрудничества и совместной работы, ведь вроде бы все в конечном итоге о благе народа пекутся. И церковь от такого "нахрапа" только потеряет, ведь не секрет, что и священослужители многие, в массе своей особой культурой тоже не блещут. Даже патриарх о том постоянно сокрушается. 
Оскар  26.02.2010 23:50
Да никто не хотел и не хочет "как лучше", даже смешно. Неужели Вы ещё не поняли.что это никого из наших "законодателей не волнует? Вон, о ветеранах,сколько разговоров, а толку? Так и здесь: им надо стравить пар у людей,а поскольку ума-то нет.то и думают.что сейчас все побегут в церковь с воплями "любая власть от Бога!". Хотят стрЕлки перевести. Для того и заманивают людей посулами и заботой о вере православной.Ни во что они не верят. А иконы - разворуют,нет сомнения.Надо поддерживать музейных работников. Сколько сил они приложили для сохранения этих духовных ценностей! А где гаранития того, что не настанет время ,когда опять понадобится продавать или "экспропреировать эти ценности"? Им разве можно доверять? Итак всё распродали,разворовали. Ах,Италия,ах,Испания.... Вот , когда наши пастыри достигнут уровня сознания и веры тех пастырей,когда перестанут думать "о земном",когда народ действительно "ПОВЕРИТ",а не будет делать вид, вешая на пресупных братков символы веры ,облитые алмазами и золотом, когда охрану в церквах будут нести не ОМОН, не милиция,а спец.подготовленные кадры,вот тогда ещё можно подумать. Уверяю Вас, что скоро тупоголовые бойцы ОМОН , выполняя приказ ,появятся в Эрмитаже и тогда уже мы ничего не сможем сделать. Да и сейчас уже поздно. 
Наталия Ивановна   09.03.2010 15:15
Как вы правы ,,! Агрессивность нашей РПЦ может вызвать через какое-то время взрыв агрессии. Насильственная оцерковленизация общества ужасающее и ,а фоне этой борьбы в церквях мы видим сплошь и рядом юродствующих бабок и таких же старичков. Чтого общества им Рублев , Грек, А батюшки благополуч шедевря продадут , они ведь такие же члены наше. 
Наталия Ивановна   09.03.2010 15:16
Как вы правы ,,! Агрессивность нашей РПЦ может вызвать через какое-то время взрыв агрессии. Насильственная оцерковленизация общества ужасающее и ,а фоне этой борьбы в церквях мы видим сплошь и рядом юродствующих бабок и таких же старичков. Чтого общества им Рублев , Грек, А батюшки благополуч шедевря продадут , они ведь такие же члены наше. 
Владимир Михайлович  09.03.2010 20:32
Тут слишком многие "зациклились" на критике РПЦ. Лично я ее ярым сторонником не являюсь, но все же считаю абсолютно верным один из комметариев: "... Можно быть трижды атеистом, но нельзя не признавать колоссальную, положительную, созидательную, а порой и спасительную роль православной церкви в истории русского государства. За одно это она заслуживает безусловного глубочайшего уважения к себе... (Мы)... обязаны быть уважительным к тем, кто продолжает эту веру нести". А плохо или хорошо они это делают - не нам судить.
Критика РПЦ уводит дисскуссию в сторону от главной темы статьи Пиотровского: возврат церковных ценностей. Он неминуемо произойдет, и достаточно скоро. Вопрос в том, чтобы все это произошло максимально разумно, а не "как всегда". Вот на этом и стоит сосредоточиться, а не трясти грязное белье нынешних служителей культа.

Полагаю, все нынешнее музейное церковное имущество надо поделить на четыре категории.
Первая: вещи достаточно банальные и не слишком ценные в художественно-историческом плане. На мой взгляд, это примерно 30-40% церковного имущества в нынешних музейных фондах. Их надо передать церкви без особых проволочек и условий.
Вторая: более ценные вещи. Их можно передавать только под конкретные охранные обязательства и возможностью обратного изъятия в случае ненадлежащего хранения или необеспечения периодического публичного светского доступа к ним.
Третья: шедевры, национальное достояние. Здесь по каждой конкретной позиции должны идти переговоры, в которых, кроме музея и церкви, равные голоса должны иметь РАН, правительство в лице министерства культуры, Дума в лице профильного комитета, общественные организации. С этой категорией торопиться не стоит, если процесс займет 20-30 лет - ничего страшного, это нормально для таких ценностей. На мой взгляд, большая часть из этой категории (примерно три четверти) должна остаться в музеях.
Четвертая: вещи, которые в силу своего ветхого состояния не могут должным образом сохраняться в условиях церкви. Они безусловно должны остаться в музеях. Более того, те раритеты, которые сейчас находятся у РПЦ, но подпадают под эту категорию, но должны "переехать" на хранение в музеи.

Но процесс церковной реституции нельзя начинать немедленно. Сначала должна быть создана полная законодательная база, отобраны эксперты ( и не только отчественные), созданы все необходимые комиссии; на это уйдет, по-хорошему, миниум 2-3 года. 
Оскар393126  09.03.2010 22:33
Глубокоуважаемый Вл. Мих. НАДО ТРЯСТИ ГРЯЗНОЕ БЕЛЬЁ,НАДО!!!!! И церковники и большевики слишком долго не давали трясти их бельё.поэтому они и казались чисьыми.А ка тряхнули -Бог ты мой......!!!!!!! Так лучше сейчас вытрясти. Иисус,между прочим, говорил, и не один раз.о том, что ему не нужны ЗНАКИ ЛЮБВИ,ЕМУ НУЖНА ВЕРА! А вера и религия вещи разные. Вот пусть церковь и занимается верой. душой,а не вешает у себя цацки подороже. Для истинно верующего иконография - символ. Никто не призывает хлтуру размещать в храмах,но списки с икон или ещё лучше новые иконы можно .А то всё это напоминает месячник церковно-большевистской дружбы. Бвывшие коммуняки уж очень обеспокоены ем,что им видите ли не помолиться на рублёвскую или грековскуё иконы.С чего бы это? Грехи решилди замаливать? Вот пусть молятся на иконы из райкома партии. Не надо этого сюсюкающего всепрощения.Надо называть вещи своими именами. Церковь должна быть отделена от государства ,как во всехазумных странах,и нечего ей совать свой нос туда.куда не надо. 
Андрей   06.07.2010 19:47
Я сам работал много лет в музее, правда не в Эрмитаже. Вообще, проблема так называемой реституции - дело очень проблемное. Музеи не хотят возвращать предметы не только церкви, но и другим музеям (во многих крупных музеях осели в 1930-х и по большей части в 1950-х гг. предметы из других музеев), всегда находя для этого веские основания, а иногда и не находя их. Иногда для прикрытия служит какое-нибудь авторитетное имя (" А вот Михаил Борисович считает...").
Я всегда считал, что вещи должны находиться на своем первоначальном месте (за исключением каких-либо действительно ценных предметов). Конечно, можно сказать, что церковь - плохой собственник и пользователь. Вещь может быть испорчена или вообще украдена из храма. Но и из Эрмитажа украли слишком много именно предметов церковного культа!!! .
Я считаю, что это порочная советская практика (идущая со времен Александра Бенуа), что будто бы все самое лучшее должно быть сконцентрировано в крупнейших музеях страны. Я немного завидую Европе, где даже в церкви можно найти Караваджо, а в частной коллекции Ватто и Рубенса. 


Copyright (C) 2000 Издательский дом "С.-Петербургские ведомости"
191025 Санкт-Петербург, Ул. Марата 25. Телефон: +7 (812) 325-31-00 Факс: +7 (812) 764-48-40
E-mail: post@spbvedomosti.ru