8 декабря 2016, Четверг
PDA RSS
РУБРИКИ
Свежий номер
Городские новости

Политика

Экономика

Общество

Культура

Спорт

Наследие

Круглый стол

Номера газеты в формате PDF
АВТОРИЗАЦИЯ
Логин  
Пароль  
Запомнить меня
 
  Регистрация
  Забыли пароль?
О ГАЗЕТЕ
Сотрудники

Реклама

Подписка

История газеты

Учредитель

Как с нами связаться

НАСЛЕДИЕ

Выпуск  № 228  от  04.12.2009
«Черкешенка» Месмахера
Завершилась реставрация дворца великого князя Алексея Александровича на набережной реки Мойки, 122, в которой принимали участие и художники-реставраторы по керамике под руководством А. В. Олейника
Андрей РОДЕНКОВ

Рассматривая вместе с Александром Васильевичем отреставрированное изразцовое панно над топкой камина в столовой, среди гирлянд плодов и листьев, чуть ниже надписи на темно-синем фоне «ANNO 1884» («Год 1884»), мы обнаружили еще одну подпись: «В. Андре».

Известная исследовательница творчества архитектора Максимилиана Месмахера Т. Е. Тыжненко установила, что авторскую подпись на майоликовом панно поставила ученица Центрального училища технического рисования барона Штиглица Варвара Александровна Андре (на фото). По рассказам самой Варвары Александровны, «всю внутреннюю отделку своих построек Месмахер поручал ученикам, давая им заработок и в то же время хорошую практику в различных областях прикладного искусства, в т. ч. работ по майолике».

Желание побольше узнать о талантливой ученице Максимилиана Месмахера, ставшей впоследствии и его женой, привело меня в дом А. Г. Кондиайн – вдовы недавно ушедшего из жизни внука Месмахера и Варвары Александровны ученого-геолога Олега Александровича Кондиайна.

Ариадна Готфридовна любезно предоставила возможность ознакомиться с документами семейного архива, среди которых наибольший интерес представляют уже упомянутые рассказы Варвары Александровны, записанные ее дочерью. Лишь маленький фрагмент этих воспоминаний опубликован Татьяной Тыжненко, хотя они несомненно достойны большего.

Из воспоминаний можно узнать, что Варвара Александровна родилась в Мелитополе, где ее отец потомок выходца из Франции Александр Федорович Андре был начальником молочанских колоний. Он «основал станицу Александровку и еще четыре, названные им по именам дочерей, – Софиевку, Настасьевку, Варваровку и Мариинку». Мать Варвары «была русская, Надежда Осиповна, урожденная Шипова. Когда дочери подросли и стали появляться на вечерах и балах с матерью, их называли «плеядой». Надежда Осиповна «была хороша собой и так молода (старшую дочку Соню она родила в 16 лет), что пользовалась успехом у мужчин наравне с дочерьми».

Сюжет современной «мыльной оперы» бледнеет в сравнении с той частью воспоминаний, где рассказывается об истории знакомства и женитьбы Варвары Андре и Максимилиана Месмахера. Итак, в начале 1880-х годов Варвара Александровна приезжает в Петербург и держит вступительный экзамен в училище Штиглица. Экзаменовал ее сам Месмахер, занимавший в это время пост директора училища. «По рисунку она прошла, а по теоретическим предметам ничего не могла ответить. Приняли ее условно».

В первые годы учебы Месмахер не выделял ее среди учениц. «Так как ко всем он был очень внимателен, – вспоминала Варвара Александровна, – то каждая девушка была уверена, что он в нее же влюблен. А они, кажется, все были от него без ума. Он был интересный, живой, стремительный, глаза черные, которые в минуту гнева метали искры. Львиная грива густых седеющих волос, гордая осанка». В свою очередь Варвару Андре бог тоже не обидел: «Черноглазая, смелая и скромная. Толстая коса цвета воронова крыла доходила ей до колен».

По семейному преданию, внимание Месмахера обратил на девушку его брат Георгий Егорович, сказав: «Какое симпатичное явление!». После этого Месмахер стал Варваре Андре оказывать особое внимание, что было замечено и вызвало ревность учениц. Дело дошло до того, что однажды зимой, когда Варвара возвращалась из училища домой, ее из-за угла Симеоновской церкви облили серной кислотой. К счастью, серная кислота прожгла лишь спину шубы и поднятый воротник.

«С тех пор Месмахер отпускал ее домой только в сопровождении служителя».

Нельзя не привести и еще один эпизод, красноречиво свидетельствующий об отношении Максимилиана Егоровича к своей ученице. Варвара Александровна, как закончившая училище с отличием, получила право на пенсионерскую заграничную поездку. В Швейцарии она заболела ангиной. Об этом ее соученица сообщила телеграммой Месмахеру. «И вдруг как-то вечером влетает Месмахер в пансионат, где остановились пенсионерки. Жили они на втором этаже. Мама стала спускаться ему навстречу по деревянной лестнице в прихожую. Была она еще слаба и пошатнулась. Месмахер подхватил ее и на руках отнес наверх в комнату».

И все-таки высказать свои чувства открыто Месмахер не мог. Это тянулось столь долго, что Варвара Андре не выдержала и первая сделала Месмахеру предложение. «Он был страшно рад. Позже он признался ей, что мечтал встретить черкешенку, так как слышал, что черкешенки первые делают предложение. Сам бы он не решился этого сделать».

Однако до свадьбы дело дошло только через пять лет. Дело в том, что мать Месмахера не давала согласия на брак с православной. В конце концов Варвара Андре снова не выдержала: усадила Месмахера в поезд и увезла его в Германию, где они обвенчались в лютеранской церкви. Архитектору к этому времени исполнилось уже 50 лет. Варвара Александровна была на 23 года его моложе.

В 1892 году в счастливой семье родился первенец Максик. Но на этом полоса везения закончилась. Через три года ребенок умирает от менингита, а в 1896 году Максимилиан Месмахер не смог смириться с вопиющим нарушением условий завещания барона Штиглица со стороны почетного попечителя училища А. А. Половцова и подал прошение об отставке. «После ухода, – вспоминала Варвара Александровна, – он сильно изменился, стал молчаливым и мрачным». Стоит только взглянуть на одну из последних его фотографий с семьей. Какие усталые глаза!

Прожив почти девять лет в Дрездене и родив там двоих детей, после смерти мужа Варвара Александровна в 1906 году возвращается в Санкт-Петербург. До самой своей смерти в 1918 году она живет вместе с родными сестрами Софьей и Анастасией. В справочнике «Весь Петроград на 1917 г.» можно найти последний петербургский адрес Месмахер Варвары Александровны, вдовы действительного статского советника, – Каменноостровский пр., 61.

Смерть, как и почти вся жизнь Варвары Александровны, тоже оказалась связана с именем ее мужа. Как рассказывает Ариадна Готфридовна, вдова архитектора умерла, надорвавшись при переноске тяжелых папок с чертежами и эскизами Месмахера в архив, когда спасала их для потомков в наступившие годы лихолетья.

Прекрасные акварели и рисунки, созданные самой Варварой Александровной, сохранились в семейном архиве и ждут еще своего исследователя.


Версия для печати

КОММЕНТАРИИ

Елизавета Лаврентьева   05.12.2009 17:44
Старые дома, старые вещи - они были когда-то созданы людьми. Благодаря внимательному и трепетному отношению к старине нашего замечательного краеведа А. Роденкова, у широкого круга любителей истории Санкт-Петербурга появилась возможность вспомнить имена известных в прошлом людей, жителей нашего любимого города.
Спасибо Вам, господа краеведы! Успешных поисков! 
Александр Бондаренко   23.01.2010 14:43
Одно лишь имя на изразце ,а какой трепетный рассказ! Человеки
посмотрите вокруг себя, откройте старые альбомы.
Низкий поклон Андрею Роденкову.Здоровья и удачи!
Пожалуйста дайте контактную информацию по А.Г. Кондиайн,
собираю сведения о соратние М.Е. Месмахера -О.Э.Вегенере.
Мой Е-майл: aabond@list.ru 


Copyright (C) 2000 Издательский дом "С.-Петербургские ведомости"
191025 Санкт-Петербург, Ул. Марата 25. Телефон: +7 (812) 325-31-00 Факс: +7 (812) 764-48-40
E-mail: post@spbvedomosti.ru