26 июля 2016, Вторник
PDA RSS
РУБРИКИ
Свежий номер
Городские новости

Политика

Экономика

Общество

Культура

Спорт

Наследие

Круглый стол

Номера газеты в формате PDF
АВТОРИЗАЦИЯ
Логин  
Пароль  
Запомнить меня
 
  Регистрация
  Забыли пароль?
О ГАЗЕТЕ
Сотрудники

Реклама

Подписка

История газеты

Учредитель

Как с нами связаться

ОБЩЕСТВО

Выпуск  № 155  от  21.08.2009
Подкоп под небоскреб
Питерские археологи добрались до неолита
Дмитрий РАТНИКОВ

В устье Охты уже не первый год идут крупнейшие в России археологические раскопки. Правда, лишь жители домов на Большеохтинском проспекте со своих верхних этажей могут оценить весь их масштаб и увидеть валы и фундаменты старинных шведских крепостей Ниеншанц и Ландскрона. Как работается сегодня петербургским археологам под моральным давлением будущего колосса «Охта центра», который обещает погрести под собой ценнейший памятник истории и культуры, пытался выяснить корреспондент «Санкт-Петербургских ведомостей».

Сейчас строительная площадка сама по себе напоминает крепость: со стороны Малоохтинской набережной Невы и Красногвардейской площади стоят громадные сооружения с рекламой будущего бизнес-комплекса от «Газпрома». «Небывалое бывает» – кричат плакаты. На панораму бывшего Петрозавода после сноса промышленных зданий можно взглянуть только с правого берега реки Охты. Но увидеть крепостные валы оттуда не удастся: слишком они глубоко находятся в земле.

Руководитель Санкт-Петербургской археологической экспедиции научный сотрудник Института истории материальной культуры РАН Петр Сорокин рассказал, что за прошедшее с начала раскопок время было изучено 26 тыс. кв. метров территории застройки. Это около 60% от ее общей площади.

«Всего, как мы выяснили, на этой территории существовало четыре разных крепости. Они сохранились в подземной части: это рвы и платформы некоторых сооружений. По ним удалось узнать, что пятибастионная крепость Ниеншанц была ближе к нынешней Красногвардейской площади, чем предполагалось ранее. До нее в начале XVII века был другой Ниеншанц – шестиугольной формы. И, судя по всему, он несколько совпадал с контурами Ландскроны. Сама Ландскрона была по площади около 12 тыс. кв. метров и по тем временам считалась огромной. Она даже превышала размеры первого Выборгского замка, который был построен за семь лет до строительства крепости на Охте тем же шведским полководцем Тюргельсом Кнутссоном в середине XV века», – отметил Петр Сорокин.

От той Ландскроны сегодня остались не только рвы, покрытые деревянными плахами, но и нижняя часть деревянной башни. За пять веков она прекрасно сохранилась в грунте. Башня была размером 5,5 на 5,5 метра и на 4 метра уходила под землю. Таким образом, она была на 2 метра ниже уровня Невы, а потому внизу всегда была вода. Башню обнаружили точно под снесенным корпусом советского времени у самой Малоохтинской набережной – примерно посередине между Большеохтинским мостом и рекой Охтой. Интересно, что в 1970-е годы, когда возводили завод-ское здание, в его основание забивали сваи – две из них пришлись точно внутрь колодца башни, и в итоге он особо не пострадал!

А самая древняя крепость, по словам господина Сорокина, вероятно, принадлежавшая новгородцам, была здесь еще до строительства Ландскроны.

Повезло крепостям еще и потому, что у всех сооружений Петрозавода, которых тут появилось с десяток, не было подвалов. Иначе бы о шведской фортификации мы могли узнать только из редких письменных источников.

Что делать с найденной деревянной башней, археологи пока не знают. Дело в том, что в открытом грунте ее оставлять нельзя, так как она очень быстро разрушится. Единственный пример, по словам Петра Сорокина, когда деревянные конструкции музеефицированы прямо в раскопе, – Древнее Берестечко в Брестской крепости. Но в наших грунтах даже используемые там дорогостоящие технологии вряд ли помогут. В общем, надо разобрать срубную конструкцию, длительное время обрабатывать ее в химическом растворе, а затем собрать на новом месте. Пока такого нового места не найдено, находку засыпали.

Наибольшей неожиданностью для археологов было обнаружение на огромной площади на глубине около пяти метров следов стоянок древних людей, живших здесь 5 тысяч лет назад. Уже сейчас найдено несколько тысяч находок, связанных с этим временем. Это каменные орудия, керамические сосуды и украшения из янтаря. Сохранились и деревянные рыболовные сооружения.

Еще на самом берегу Охты нашли старое кладбище, появившееся до Ниеншанца. Уже сейчас исследовано около 70 захоронений. Всего же здесь найдено около 400 человеческих останков. Среди них помимо жителей рус-ских поселений могут быть и погибшие при штурме Ландскроны и Ниеншанца шведские и русские воины. Существует легенда, что Петр I приказал похоронить здесь русских солдат, погибших при штурме Ниеншанца, и посадил на этом месте дуб.

Трудно даже вообразить, какие открытия ожидают нас, когда начнутся раскопки на оставшихся 40% территории пятна застройки будущего «Охта центра». Вот только археологам могут помешать планы амбициозного застройщика: по всему видно, он хочет, чтобы раскопки закончились как можно быстрее. Сразу несколько источников сообщили нашей газете, что представители ОАО «Общественно-деловой центр «Охта» предложили археологам, действующим в этом раскопе, уже нынешним летом свернуть все работы и начать так называемый археологический надзор. Что это такое? Это когда главные лица на стройке – экскаваторщики, а археологи лишь проверяют через каждый метр, не задел ли ковш экскаватора чего-нибудь ценного.

Официально эта информация опровергалась: никаких бумаг об остановке работ археологи не получали. Однако сопредседатель петербургского отделения Всероссийского общества охраны памятников Александр Марголис считает, что разговоры о прекращении археологических исследований на Охте появились не на пустом месте. В интервью «Новой газете» он пояснил: «Вполне возможно, что сейчас в «Газпроме» говорят археологам какие-то успокоительные слова – чтобы международный шум раньше времени не поднялся. Но разговоры о том, что с 1 августа они «закрывают лавочку», были! Может быть, им кто-то подсказал, что надо сначала решить вопрос с юридической стороны, а потом уже выгнать археологов. Я бы не успокаивался и подождал, что решит комиссия «Росохранкультуры» (она начала работу на прошлой неделе. – Прим. авт.). Боюсь, что перед ней поставлена задача развязать руки строителям – для чего необходимо снять объект с охраны. Тогда бесценный исторический памятник просто уничтожат – под разговоры о том, как бережно «Газпром» относится к историческому наследию». По нашим данным, археологи отказались от изменения формы работ, потому что тот самый надзор здесь просто недопустим. Пока можно сказать, что исторический Петербург получил промежуточную победу, и мы еще не потеряли старинные крепости.

Согласно закону об объектах культурного наследия, подобные городища необходимо сохранять, а потому археологические обременения с такого участка снять практически невозможно. Если бы в законе не было лазеек, единственным решением стал бы запрет на любое строительство в этом месте города.

Сейчас в Петербурге продол-жает работать с инспекцией «Росохранкультура», которая и должна вынести вердикт по этому участку. Источник в КГИОПе сообщил, что сотрудники питерского охранного ведомства не желают ставить свои подписи под документом, опасаясь будущего разбирательства прокуратуры.

ФОТО Александра ДРОЗДОВА


Версия для печати

КОММЕНТАРИИ


Copyright (C) 2000 Издательский дом "С.-Петербургские ведомости"
191025 Санкт-Петербург, Ул. Марата 25. Телефон: +7 (812) 325-31-00 Факс: +7 (812) 764-48-40
E-mail: post@spbvedomosti.ru