24 августа 2016, Среда
PDA RSS
РУБРИКИ
Свежий номер
Городские новости

Политика

Экономика

Общество

Культура

Спорт

Наследие

Круглый стол

Номера газеты в формате PDF
АВТОРИЗАЦИЯ
Логин  
Пароль  
Запомнить меня
 
  Регистрация
  Забыли пароль?
О ГАЗЕТЕ
Сотрудники

Реклама

Подписка

История газеты

Учредитель

Как с нами связаться

ДИАЛОГ

Выпуск  № 228  от  04.12.2008
Федор Абрамов – послесловие
Минуло 25 лет с тех пор, как не стало Федора Абрамова – одного из немногих русских писателей, кому довелось при жизни рассказать всю правду о русской деревне.

Минуло 25 лет с тех пор, как не стало Федора Абрамова – одного из немногих русских писателей, кому довелось при жизни рассказать всю правду о русской деревне. Его романы в свое время были подобны взрыву. А сила таланта настолько велика, что один из лучших театральных режиссеров, Лев Додин, по мотивам его произведений поставил спектакли, которые были удостоены Государственной премии и до сих пор – украшение афиши Театра Европы (МДТ). Благодаря инсценировкам «Дом», «Братья и сестры» о тяжелой и драматичной послевоенной истории северной деревни Верколы узнала вся страна.

Но до чего анемична людская память под напором безостановочной гонки за стандартами общества потребления! Дорогие мобильники, престижные джипы – и незаметно базовые ценности перешли в категорию старомодного хлама. А вот земляки Абрамова не чаяли «победить в войне, дождаться своих мужиков, отстроить деревню и хлебушка вдоволь наесться». Для достижения этой цели бабы впрягались в плуг вместо лошадей, валили деревья, голодали, поднимая своих детей...

Должны знать об этом новые поколения россиян? Безоговорочно да, но откуда, ведь произведений Абрамова нет в школьной программе, имя его мало что говорит молодым... Сегодня Федор Абрамов живет разве что в сердце его супруги – Людмилы Владимировны Абрамовой-Крутиковой, в гостях у которой в знаменитом «доме политкаторжан» на Петровской набережной нам довелось побывать.

...Она почти бесплотна в свои 80 лет, но в глазах светятся ум и отвага, как и в те 1940-е, когда познакомилась в Университете с парнем, не похожим ни на кого из ее сверстников. Именно за прямоту, честность и принципиальность полюбила она будущего писателя.

Когда-то доцент филфака ЛГУ Люся Крутикова одной из первых в СССР исследовала творчество Ивана Бунина. Публикации шли трудно, писатель был негласно запрещен, перспектива написать докторскую по нему была нереальной. Но постепенно она перешла в область «абрамоведения»: сначала выйдя замуж за коллегу по филфаку, потом перепечатывая его первые полноформатные произведения про Русский Север и непарадную колхозную жизнь земляков из Верколы. Первая оценщица и «кухонный рецензент». Сподвижница. Литературный секретарь, о каком пишущий человек может только мечтать.

За годы, прожитые без Федора Абрамова (он умер в 1983-м), она издала более 30 книг. Это его тексты, воспоминания, дневниковые записи. «Люсенька, ну куда ты так несешься?» – пытались остудить ее пыл приятельницы из Музея Федора Абрамова в Верколе. Подобный вопрос возник и у нас:

– Людмила Владимировна, неужели не все еще сусеки памяти и семейных архивов подчищены?

В ответ хозяйка квартиры на Петровской набережной несуетно достает из кипы книг и подписывает на память один из последних своих томов «В мире Федора Абрамова». Тут в основном поздравления писателя с праздниками и выходом его книг, надписи на тех изданиях, которые ему дарили. Безделица вроде бы, но это как посмотреть.

«Дорогой Федор! Я очень рад, что ты все набираешь силу, набираешь высоту – тогда, когда обычно живут нажитым давно. Желаю только поменьше бед (без них уже нельзя) и побольше здоровья. Твой Юрий». 1981. (Юрий Карякин.) Посвящение на книге стихов из Армении: «Нашему несравненному Федору Абрамову и дорогой Люсе вместо цветов в дорогу, собранных из армянских полей и пергаментов». (Сильва Капутикян.) А больше всего посвящений и поздравлений от Дмитрия Сергеевича Лихачева: «Дорогому Федору Александровичу Абрамову на добрую память и в знак восхищения». Только женская рука могла все это тщательно собрать, сберечь и воздвигнуть мужу еще один своеобразный памятник, созданный из воспоминаний коллег и близких людей.

Теперь в доме тишина и одиночество. Тему создания мемориального кабинета мужа в Санкт-Петербурге обсудить не с кем. Хотя бережно собраны хозяйкой фотография пинежской сказительницы Марии Кривополеновой, афиша додинского спектакля «Дом» на японском языке, автопортрет Зинаиды Серебряковой...

Федор Абрамов был вспыльчив и излишне прямолинеен. Перед тем как надолго залечь в больницу, Федор Александрович изрядно поколесил по миру. Потом делился впечатлениями с неизменным резюме о жизни в Советском Союзе: «Нет, мне все же нужен наш бардак!..».

– Может быть, все же теперь меня кто-то услышит? – тихо сказала на прощание хозяйка. – Знаете, я добивалась, чтобы к 80-летию мужа на любом из телеканалов повторили «Вечер Абрамова в телестудии Останкино». Чиновники от телевидения в ответ ни «да», ни «нет». А ведь в 2010-м Федору Александровичу исполнилось бы 90. Как вы полагаете, теперь его правда никому не опасна?..

Аркадий ВИШНЕВСКИЙ
Наталия КОРКОНОСЕНКО


Версия для печати

КОММЕНТАРИИ


Copyright (C) 2000 Издательский дом "С.-Петербургские ведомости"
191025 Санкт-Петербург, Ул. Марата 25. Телефон: +7 (812) 325-31-00 Факс: +7 (812) 764-48-40
E-mail: post@spbvedomosti.ru