8 декабря 2016, Четверг
PDA RSS
РУБРИКИ
Свежий номер
Городские новости

Политика

Экономика

Общество

Культура

Спорт

Наследие

Круглый стол

Номера газеты в формате PDF
АВТОРИЗАЦИЯ
Логин  
Пароль  
Запомнить меня
 
  Регистрация
  Забыли пароль?
О ГАЗЕТЕ
Сотрудники

Реклама

Подписка

История газеты

Учредитель

Как с нами связаться

НАСЛЕДИЕ

Выпуск  № 024  от  11.02.2008
Генералы в Октябре
Кто же совершил переворот в Петрограде и создал Красную Армию?
Олег СТРИЖАК

Не так давно Российское телевидение представило документальный фильм «Штурм Зимнего. Опровержение», где высказывается версия, будто Октябрьский переворот 1917 г. в Петрограде проводился по плану германского генштаба и силами германских наемников. Мы представляем нашему читателю другую версию тех событий – фрагменты из новой книги петербургского писателя О. Стрижака «И приснился мне сон...». Она интересна и в связи с историей создания Красной Армии, 90-летие которой будут отмечать на просторах бывшего СССР в феврале.

Закулисье Истории (а все важнейшее в Истории творится втайне от публики) очень редко открывается исследователю. К примеру, говорить о «двоевластии» в России после февраля 1917 г. смешно, ибо почти все министры Временного правительства и все лидеры Совета были «братья» и вместе заседали в масонских ложах.

Февральский переворот в России в 1917 г. явился результатом заговора, который начался в сентябре 1915 г. Об этом впервые заявил печатно Деникин в Париже в 1921 г. Монархисты хотели силой вырвать у своего государя отречение, а в случае отказа – убить царя. Потом появились в эмигрантской печати свидетельства о масонском заговоре. В действительности там был сложный клубок четырех заговоров: дворцовый (великие князья), генеральский (армия), заговор разведок Англии и Франции и масонский заговор (депутаты Думы, эсеры и меньшевики).

Вы помните паническую записку Ленина 24 октября 1917 года? – «Теперь все висит на волоске», «Нельзя ждать!! Можно потерять все!!»

Далее у Ленина две совершенно загадочные фразы: «Кто должен взять власть? Это сейчас неважно... Взятие власти есть дело восстания; его политическая цель выяснится после взятия».

Ленин, выясняется из записки, напуган «удалением Верховского». Кто такой Верховский? Почему – «неважно, кто возьмет власть»?

Генерал-майор А. И. Верховский был военным министром и одной из главных фигур в заговоре против Временного правительства. 20 октября Верховский в ультимативном докладе правительству потребовал немедленного заключения перемирия с Германией и Австро-Венгрией и демобилизации вконец разложенной армии. 24 октября Ленин узнал, что Верховский уволен в отставку.

Ленин зря тревожился, военным министром стал заместитель Верховского генерал-аншеф А. А. Маниковский, который тоже был в заговоре (в 1918 г. Маниковский стал начальником Академии Красной Армии, его ученики в войне против Гитлера воевали уже генералами и маршалами. Когда Маниковский умер, в 1922 г. Академию РККА возглавил Верховский).

В заговоре был и главнокомандующий армиями Северного фронта генерал-аншеф В. А. Черемисов. Еще в сентябре Черемисов увел подальше от Петрограда единственную опору Временного правительства – Конный корпус генерала Краснова. Черемисов растащил сотни и батареи корпуса по разным городам и селениям от Витебска и Ревеля до Новгорода и Старой Руссы. Корпус как боевая единица перестал существовать (генерал Краснов напишет в мемуарах, что это была «планомерная подготовка к 25 октября»).

25 октября Керенский кинулся в Псков к Черемисову требовать войска для подавления Петрограда. Керенский назначил Краснова командующим армией и приказал идти на Петроград. Черемисов, будто в насмешку, дал Краснову девять неполных сотен – 690 казаков и 18 орудий. С этой «армией» Краснов 27 октября выступил на штурм Петрограда.

В тот же день, 27 октября, генерал Черемисов прислал в Петроград для охраны Смольного сводный полк латышских стрелков из 12-й армии – 10 тысяч несгибаемых бойцов.

А как действовал командир развернутого в Финляндии 42-го армейского корпуса генерал-лейтенант Р. Ф. Вальтер? Когда 29 октября 1917 г. в Петрограде начался мятеж юнкеров, генерал Вальтер тотчас прислал по железной дороге крепкие, не затронутые фронтовым разложением пехотные части с артиллерией. Четыре юнкерских училища были расстреляны из пушек, мятеж был подавлен. Одна из частей генерала Вальтера – 428-й Лодейнопольский полк с артиллерией под командованием полковника Потапова был отправлен в Москву на подавление тамошнего мятежа юнкеров.

Уже в мае 1917 г. разумные люди видели, что Россия не может воевать. Революция привела к разрухе. Фабрики закрывались. В городах начался голод, продовольствия по карточкам давали мало или не давали вовсе, а на рынке за время войны цены выросли в 13 раз. Армия, вконец разложенная «Приказом № 1» и другими декретами Временного правительства, не желала воевать. Она уверилась, что «свобода» – это свобода бесчинств, дезертирства, преступлений. Производство военной продукции упало в три раза. Каждый день войны стоил 56 миллионов рублей, а дефицит бюджета составлял 40 миллиардов. России, чтобы выжить, был нужен мир.

Германия, измученная войной, с осени 1916 г. по различным каналам искала возможности заключить перемирие с Россией. Керенский позднее путано напишет, что он не имел своей воли, он был управляем из-за рубежа. Берберова, автор знаменитого исследования о масонах, говорила: «Они дали масонскую клятву, которая по уставу превышает все остальные клятвы, даже клятву Родине, они дали клятву никогда не бросать Францию, и потому Керенский не заключил мира».

Единственной политической силой в России, которая требовала мира, были большевики. В июне радикальное крыло большевиков – Сталин, Дзержинский, Стасова – наметило захватить власть вооруженным выступлением (ЦК был против, Ленин выжидал). Эта попытка захвата власти была сорвана I съездом Советов.

Министр Церетели, с.-д. меньшевик, заявил, что «через ворота большевиков войдет генеральская контрреволюция». Ленин почел за лучшее скрыться. С 10 июня по 10 октября партией руководил Сталин.

В «июльские дни» многие верили, что за беспорядками в столице стояли некие «темные силы». Вероятно, так оно и было. В ночь на 5 июля в Петрограде были написаны два примечательных документа. Один – секретный меморандум британского посла Бьюкенена Временному правительству. Бьюкенен разговаривал с чужим правительством, как барин с лакеем, и указывал ему, что и как нужно делать далее.

Другой документ – обращение Сталина к рабочим и солдатам Петрограда, в котором Сталин писал: теперь перед Россией два пути – или Россия станет колонией Англии, Америки, Франции, или Советы возьмут власть, заключат мир и Россия будет независимой державой.

В «Энциклопедии военной разведки России» (М., 2004) сообщается, что начальник разведывательного управления Генштаба генерал-лейтенант Н. М. Потапов с июля 1917 г. сотрудничал с большевиками.

Мне видится, что контакты русской военной разведки с «группой Сталина» начались еще раньше. Вспомним один факт: 1 июля контрразведка Петроградского военного округа по делу «немецких денег» выписала ордера на арест 28 виднейших большевиков, начиная от Ленина. Однако ни Сталина и никого из его «группы» в списке не было. «Кто-то» вывел Сталина, Дзержинского и других из-под удара.

После «июльских дней» Сталин не ушел в подполье, а явился общим миротворцем. Как представитель ВЦИК он вел переговоры с правительством, с генералами, с восставшими и добился, чтобы каратели не торопились и чтобы восставшие сдались. Кровопролития, которого жаждали «военные эсеры», удалось избежать.

Предполагаю, генерал Потапов и Сталин и явились реальными руководителями Октябрьского переворота (после Октября генерал Потапов стал начальником разведки Штаба Красной Армии).

О заговоре Корнилова написано много, но гораздо интересней заговор других генералов – против своего Верховного главнокомандующего Корнилова. К примеру, командующий Московским военным округом полковник Верховский в «корниловские дни» нейтрализовал у себя в округе всех прокорниловски настроенных офицеров и выделил пять полков для удара по Могилеву – ставке Корнилова (в декабре 1917 г. генерал Верховский мобилизовал дивизии Московского и Казанского военных округов – и в начале 1918 г. вышиб корниловцев и калединцев с Дона).

Наступление Корнилова на Петроград погубили два генерала – главнокомандующий Северным фронтом генерал-аншеф В. Н. Клембовский и его начальник штаба генерал-майор М. Д. Бонч-Бруевич. Они растащили сотню эшелонов армии генерала Крымова от Пскова по восьми железным дорогам и бросили эти эшелоны без паровозов в глухих лесах без продовольствия и фуража (позднее Клембовский и Бонч-Бруевич, как и генералы Маниковский и Верховский, служили в высоких чинах в Красной Армии).

Если взглянуть, кто из русских генералов воевал и служил в Красной Армии, список будет велик. Первым должно назвать национального героя, гордость России, генерала от кавалерии, императорского генерал-адъютанта А. А. Брусилова: он вступил в Красную Армию в возрасте 66 лет и был инспектором кавалерии РККА.

Есть и другие имена. Царский военный министр, член Государственного совета генерал от инфантерии А. А. Поливанов. Царский морской министр адмирал И. К. Григорович, автор Большой и Малой судостроительной программ возрождения русского флота, автор минно-артиллерийской позиции в Финском заливе, преподавал в Академии РККФ.

В Красной Армии генерал-лейтенант Селивачев командовал Южным фронтом и громил Деникина, генерал-майор Гиттис командовал армиями, Южным, Западным и Кавказским фронтами, генерал-лейтенант Парский командовал Северным фронтом, генерал-майор Петин командовал Западным, Южным и Юго-Западным фронтами, генерал-майор Самойло командовал Северным фронтом (где разгромил своего давнего приятеля и сослуживца по Генштабу генерала Миллера), а затем Восточным фронтом...

Морскими силами Республики Советов командовали (после-довательно) контр-адмиралы М. В. Иванов, В. М. Альтфатер, капитан 1-го ранга Е. А. Беренс, контр-адмирал А. В. Немитц. Капитан 1-го ранга Б. Б. Жерве стал начальником Академии РККФ.

Полковник И. И. Вацетис стал Главкомом Вооруженными силами Республики Советов, полковник Генерального штаба П. П. Лебедев стал начальником штаба Красной Армии, полковник Генерального штаба Б. М. Шапошников в гражданскую войду был начальником Оперативного управления Полевого штаба РККА, с мая 1937 г. начальник Генштаба РККА, затем – маршал Советского Союза, в войну – заместитель Сталина в Наркомате Обороны, автор нашей победы под Сталинградом, – и так далее, нетрудно видеть, что под красными знаменами собрались лучшие силы и умы, цвет русского генералитета.

В начале сентября 1917 г. группа генералов – Самойло (будущий кавалер двух орденов Ленина и четырех орденов Красного Знамени), Петин, другие (все – из разведки Генштаба) – составила секретный план действий во благо России: немедленный мир с Германией и Австро-Венгрией, демобилизация вконец разложившейся армии (6 миллионов солдат на фронте, 4 миллиона солдат в тылу, 2 миллиона дезертиров), выставление против германских и австрийских войск «завесы» – 10 дивизий по 3 тысячи штыков, наполовину офицерского состава, – под прикрытием этой завесы не позднее ноября 1917 г. начать формирование новой, Социалистической, армии.

Генералы-заговорщики понимали, что власть генералов в России вызовет народную ненависть. Нужно было найти достойное учреждение, которому можно было бы вручить власть.

Таким учреждением мог стать II Всероссийский съезд Советов. И в сентябре через аппарат партии большевиков началась агитация за спешный созыв съезда Советов. Открытие съезда было назначено на 20 октября 1917 г.

В любом заговоре настает момент, когда круг посвященных резко расширяется и информация начинает утекать. В начале октября весь Петербург знал, что 20 октября большевики будут брать власть. Все крупные газеты в Петрограде с 14 октября завели каждодневную рубрику «К выступлению большевиков».

«Двадцатое октября» всех запугало. ВЦИК и его председатель Дан почли за благо перенести открытие съезда Советов на 25 октября.

Когда Ленин 24 октября писал второпях свою записку, в Петрограде специальные группы тихо овладевали почтамтом, телеграфом, телефонной станцией, вокзалами. Все эти учреждения продолжали исправно работать, просто на почте и телеграфе вводилась негласная цензура – какие письма и телеграммы дозволительно отправлять, а какие нежелательны. На телефонной станции вводилось прослушивание всех телефонных разговоров и разъединение разговоров ненужных. На вокзалах специальные люди садились рядом с диспетчером и советовали ему, какие поезда и эшелоны желательно пропускать, а какие лучше притормозить.

Все это осуществляли не «красногвардейцы», а обученные своему делу офицеры.

Заговорщики знали, что над ними нависает ужаснейшая лавина – 200-тысячный гарнизон Петрограда. Солдаты дружно ненавидели Керенского и ругали большевиков. Главной задачей заговора было, чтобы солдаты не вылезали из казарм и чтобы казачьи полки не стали ввязываться в чуждое им дело.

Чтобы устрашить Петроградский гарнизон, был двинут Балтийский флот.

В советской литературе утверждалось, будто Балтийским флотом в многодневном и громадном Моонзундском сражении командовал «большевистский комитет». Это глупость и ложь. Командовали операцией штаб Балтийского флота и командующий флотом контр-адмирал А. А. Развозов.

В военное время на театре военных действий переход корабля из порта в порт – это боевая операция. На переход корабля отдается приказ штаба, составляется план перехода и подготовки боевых частей корабля. Выход корабля в море готовят и обеспечивают десятки служб и боевых береговых частей – никакому ревкому это не под силу.

25 октября 1917 г. в Морской канал Петрограда и в акваторию Невы были переведены из Ревеля, Гельсингфорса (по секретным проходам в минных полях) и Кронштадта – 1 броненосец, 2 эскадренных миноносца, 3 минных заградителя и другие суда. Вместе с «Авророй», которая уже стояла в Неве, артиллерийская сила этой эскадры была весьма грозной.

Временное правительство Ленина высоко оценило заслуги моряков в деле Октябрьского переворота. В ноябре 1917 г. контр-адмирал Развозов был произведен в вице-адмиралы, капитан 1-го ранга Иванов был произведен в контр-адмиралы (впоследствии он будет инспектором Морских войск ВЧК).

Вахтенный журнал крейсера «Аврора», относящийся к осени 1917 г., был найден в 1937 г. при обыске в сейфе одного из большевистских «вождей». В вахтенном журнале отсутствовали (вырваны «с мясом») страницы с записями последних десяти дней октября 1917 г.

Зачем крейсер «Аврора» вечером 24 октября вышел на фарватер Невы?

У одного мемуариста промелькнуло, что крейсер «Аврора» отошел от заводской стенки затем, что на «Авроре» находился запасной штаб восстания. А очевидец мирный житель (Дубнов) записал в дневник 28 октября: в городе говорят, что, когда войдут войска Керенского, большевики сядут на «Аврору» и уплывут в Кронштадт. Вероятно, здесь и заключается правда: в случае неудачи руководители переворота должны были эвакуироваться на «Аврору» (плавучую крепость) и под прикрытием огневой мощи эскадры уйти либо в Ревель к генералу Черемисову под крыло, либо в Гельсингфорс к адмиралу Развозову и генералу Вальтеру.

А где же находился штаб переворота? Какими признаками должно было обладать это помещение? Оно должно быть неприметным. В нем должны находиться средства военной спецсвязи (только люди слабого мышления, вроде Троцкого или Антонова, способны вообразить, что возможно руководить военно-государственным переворотом по городскому телефону). Оно должно находиться на набережной, желательно – на набережной Невы (чтобы в случае заминки руководители заговора могли мгновенно сесть в лодку и уплыть). Дом должен иметь проходные дворы к соседним улицам, чтобы агенты могли приходить и уходить незамеченными.

Вполне возможное место – рядом с Литейным мостом, на Неве; Воскресенская набережная, дом 28. Жилой дом, а во втором его этаже – контрразведка Петроградского военного округа.

Отсюда вели проходные дворы на Шпалерную. Именно на Шпалерной «связист», который вел Ленина к Сталину, показал юнкерам такой «документик», что те щелкнули каблуками, а «связист» и Ленин исчезли в темных проходных дворах...

Генеральский переворот был затеян, чтобы вручить власть съезду – и сразу заключить мир. Но выяснилось, что съезд не хочет брать власть. Из анкет делегатов-большевиков видно, что многие большевики из глубинки не хотели «власти Советов» – они хотели «демократии» и даже «коалиции» – власти совместно с «буржуями».

Съезд открылся 25 октября в 11 часов вечера, когда на Дворцовой площади шла вялая стрельба. Съезд возмутился против «насилия». Мартов заявил, что происходящее – «военный заговор за спиной съезда».

Большевики имели на съезде менее половины мандатов. Догадайся эсеры и меньшевики объединиться – они бы сформировали свое правительство. Но правые эсеры и «чистые» меньшевики в знак протеста покинули съезд. Большевики получили большинство и приняли «Декрет о мире».

Керенский в эмиграции писал: «Если бы мы заключили мир, мы бы и теперь правили в Москве».

Ленин в 1919 г. на конгрессе Коминтерна говорил: «Наша революция в октябре семнадцатого года была буржуазная».

Первое правительство Ленина, созданное 27 октября (9 ноября) 1917 года, называлось Временным. Съезд дал этому правительству срок полномочий ровно на 1 месяц – до 27 ноября, на этот день съезд назначил открытие Учредительного собрания.

12 ноября прошли выборы в УС, большевики получили четверть голосов, эсеры – больше половины. Имелась реальная угроза, что УС, руководимое лидерами эсеров (масонами), потребует продолжения войны. Вероятно, именно под нажимом генералов созыв УС отложили до 5 января 1918 г. – в надежде, что до этого дня удастся подписать с центральными державами мир. 3 декабря в Брест-Литовске начались переговоры.

России воевать было нечем. Фронта не было. Траншеи на десятки верст стояли под снегом без единого солдата. Новая Социалистическая армия набиралась (за хорошее жалованье) туго. К 1 января удалось завербовать лишь 700 добровольцев.

3 января 1918 г. в России произошел государственный переворот. ВЦИК Советов, где большевики имели большинство – 62 процента, издал декрет, по которому Россия объявлялась Республикой Советов р., с. и кр. депутатов. Отныне и навсегда вся власть в центре и на местах принадлежала Советам. По этому декрету Учредительное собрание становилось учреждением устаревшим и беззаконным. 10 (23) января III Всероссийский съезд Советов (с большинством большевиков) утвердил этот декрет – в этот день в России наступила Советская власть.

Подписывать мир с Германией, Турцией, Болгарией и Австро-Венгрией послали министра иностранных дел Троцкого. Военными экспертами при нем были генерал Самойло и адмирал Альтфатер. Сохранились ленты телеграфа спецсвязи – на многие вопросы Троцкого премьер-министр Ленин отвечает: «Нужно посоветоваться со Сталиным» (очевидно, что Сталин находился на связи с генералами Генштаба).

Германия, и в особенности Австро-Венгрия, неимоверно жаждали мира, в Вене и Берлине сотни тысяч людей выходили на улицы, требуя еды.

Троцкий отказался подписать мир, хотя немцы и австрийцы ему прямо говорили: вы получите войну. 18 февраля 72 германские и австрийские дивизии двинулись в наступление, забирая тысячи брошенных пушек и минометов, пулеметов, грузовиков, огромные склады боеприпасов и снаряжения. А 21 февраля Совет Народных Комиссаров выпустил воззвание: «Социалистическое Отечество в опасности!». В тексте воззвания-декрета видна твердая генеральская рука (многие пункты этого декрета дословно перешли в Постановление ГКО от 3 июля 1941 г.).

Почему 23 февраля – «день рождения Красной Армии»? Это был позорный день, когда немцы без боя заняли Нарву и Псков.

Дело в том, что 22 февраля из Могилева в Петроград приехала большая группа генералов во главе с начальником штаба Ставки Верховного главнокомандования генералом М. Д. Бонч-Бруевичем. Вечером они встретились с Лениным и Сталиным. Трудный разговор продлился до утра, речь шла о спасении России.

Требования генералов: немедленное заключение мира, на любых условиях, национализация всей оборонной промышленности – горнорудной, металлургической и прочая (с этим требованием группа генералов во главе с начальником Главного артиллерийского управления генералом А. А. Маниковским обращалась к царю еще в 1916 г. – ответа, естественно, не последовало), новая армия строится на основе всеобщей воинской обязанности, запретить все солдатские комитеты и советы, никакого обсуждения приказов, железная дисциплина, за воинские преступления – расстрел. Ленин принял все требования.

23 февраля 1918 г. Ленин имел самую тяжелую битву. Его ЦК категорически выступил против мира и против «царской» армии. Ленин ультимативно заявил, что уходит из ЦК. Поздней ночью предложения Ленина были приняты: 7 голосов «за», 4 «против», 4 воздержались. Рождение новой армии получило первичное оформление.

3 марта был подписан мир (на условиях втрое худших, чем это могло быть в декабре 1917 г.). 4 марта в Республике Советов был учрежден Высший Военный совет, его возглавил генерал Бонч-Бруевич.

Басню «Троцкий – создатель Красной Армии» сочинил сам Троцкий (дурачки ей верят).

Новую армию создавали генералы и офицеры старого русского Генштаба. С марта по май 1918 г. была проделана громаднейшая работа. Были написаны, на опыте трех лет войны в Европе, новые полевые уставы для всех родов войск и их боевого взаимодействия – лучшие уставы в мире. Была создана новая мобилизационная схема – система военных комиссариатов (она служит России до сих пор).

Красная Армия сделалась непобедимой, потому что ею командовали десятки лучших генералов, прошедших две войны, и 100 тысяч отменных боевых офицеров...

 

Но что же случилось дальше с генералами, совершившими исторический переворот? Случилось то, что вообще случалось часто. Люди военные, они не были подготовлены к политической борьбе, и в новой России их стали оттеснять на второй план союзники-большевики. Чем все это закончилось, мы хорошо знаем из уроков истории.

    


Версия для печати

КОММЕНТАРИИ

Leon55  11.02.2008 20:59
А что же раньше-то поливали грязью тех честных писателей-историков, которые писали ПРАВДУ о тех далёких временах, не приукрашивая и не выпячивая "руководящую " и "направляющую" роль нашей "великой" партии?!!
И что же нам теперь "заклеймить позором" эти десятки "лучших" генералов- иуд, и 100 тысяч "отменных", (так и хочется сказать "отпетых негодяев") - офицеров !!! Или возрадоваться за их "патриотизм" и предательство во имя чего-то там!...... 
yus  12.02.2008 09:53
Логика в аргументации на уровне мышления домохозяки.
Цель публикации (а она - извлечение из другой, более обширной публикации) - продвижение "теории заговора" в Октябрьских событиях.
Интересно другое, каковы источники финансирования этих публикаций и подобных "исследований"?!!! 
о. юрьев   17.02.2011 20:40
Логика есть и есть косвенные подтверждения в разных мемуарах. 1. О 23 февраля. Есть "легенда" о полке георгиевских кавалеров, котьорые вышли против немцев. возглавлял его Георгриевский кавалер, болгарин по национальности. Было это до 23 февраля.
2. Офицеры против монархии. Об антимонархических и прогерманских настроениях русских офицеров (особенно побывавших в плену) пишет в мемуарах А.Деникин. Революция, как известно не было большевистской она была буржуазной.
3. есть легенда, что Ленин брал деньги на революцию у германской разведки. Её возглавлял полковник В.Николаи. Это человек легенда , но вряд ли его бюджет превышал 1 млн. руб золотом. если за такую сумму можно развалить империю - грош ей цена.
4. Ни разу не верю, что прапорщики - Дыбенки и проч. сумели захватить оперативное управление войсками. Им кто-то помог. Но кто? Короче, статья спорная но отнюдь не бессмысленная 
Исмаилов   24.02.2011 23:08
Мы в свое время проверяли эту версию на всхожесть: она кажется вполне реальной. Есть два ключевых человека: генерал Бонч-Бруевич, родной брат большевика Бонч-Бруевича, а также М. Горький, так себе писатель, но большой друг большевиков и генералов. Роль Горького в революции обычно умалчивают, а ведь именно к нему ведут нити от, скажем, Л емке (цензор в ставке Николая ii, большевик с 1922). Вообще, внимательное изучение документов показывает, что большевистская пропаганда среди высшего генералитета имела не малый отклик.

А, Бонч, хотя и прибыл 22 февраля, но разговор произошел заполночь. И обсуждался вопрос именно что формирования новой армии. 
Илья  25.02.2011 15:17
Поддержка большевиков в штабе армии и офицерском корпусе была массовая, причем не благодаря вере в коммунистическую идею, а просто потому, что они на тот момент были очевидно единственной влиятельной силой, которая заключила бы мир и могла бы двинуть Россию к восстановлению.
Другое дело, что многие позже в большевиках разочаровались, но поначалу, полагаю, в высшем офицерстве позитивно восприняли Октябрь более половины. Вспомним не только Бонч-Бруевича, но и Шапошникова, Брусилова и др. Они все в итоге советскую власть поддержали. 


Copyright (C) 2000 Издательский дом "С.-Петербургские ведомости"
191025 Санкт-Петербург, Ул. Марата 25. Телефон: +7 (812) 325-31-00 Факс: +7 (812) 764-48-40
E-mail: post@spbvedomosti.ru