8 декабря 2016, Четверг
PDA RSS
РУБРИКИ
Свежий номер
Городские новости

Политика

Экономика

Общество

Культура

Спорт

Наследие

Круглый стол

Номера газеты в формате PDF
АВТОРИЗАЦИЯ
Логин  
Пароль  
Запомнить меня
 
  Регистрация
  Забыли пароль?
О ГАЗЕТЕ
Сотрудники

Реклама

Подписка

История газеты

Учредитель

Как с нами связаться

КУЛЬТУРА

Выпуск  № 184  от  02.10.2007
Его бранил и стар и млад
Граф Хвостов и его «Послание к N. N. о наводнении Петрополя»
Алексей БАЛАКИН

Граф Дмитрий Иванович Хвостов, без сомнения, один из самых знаменитых
поэтов рубежа XVIII – XIX веков. Но известен он не своими многочисленными одами,
посланиями и баснями – его поистине легендарное имя осталось в истории русской
литературы как синоним плодовитого, но бездарного графомана.

Как писал один мемуарист, «в наше время он составлял наслаждение веселых литераторов и молодых людей, не чуждых литературе, которые хотели позабавиться (...) словесники находили в его сочинениях неисчерпаемый источник забавы и шуток» (М. А. Дмитриев).

Ему вторил другой: «Вошло в обыкновение, чтобы все молодые писатели об него оттачивали перо свое, и без эпиграммы на Хвостова как будто нельзя было вступить в литературное сословие» (Ф. Ф. Вигель).

Действительно, по количеству направленных на него эпиграмм и пародий на его творения Хвостов уверенно занимает в истории русской литературы первое место. Сатирическую дань Хвостову отдал и Пушкин. Еще будучи в Лицее, он часто упоминает имя графа в своих стихах и даже делает одним из главных героев поэмы «Тень Фонвизина», вложив в его уста следующий монолог:

Что я хорош, в том клясться рад,
Пишу, пою на всякий лад... (...)
А все последний я в поэтах,
Меня бранит и стар и млад,
Читать стихов моих не хочут,
Куда ни сунусь, всюду свист –
Мне враг последний журналист,
Мальчишки надо мной хохочут.

И после выхода Пушкина из Лицея творчество Хвостова оставалось для него одной из самых любимых мишеней для шуток. Если взглянуть на указатель к Академическому полному собранию сочинений поэта, то можно убедиться, что имя графа упомянуто более шестидесяти раз. Но самые известные, постоянно цитируемые пушкинские строки о нем находятся во второй части поэмы «Медный всадник»:

Граф Хвостов,
Поэт, любимый небесами,
Уж пел бессмертными стихами
Несчастье Невских берегов.

В любом комментарии к поэме можно прочитать, что здесь имеется в виду знаменитое «Послание к N. N. о наводнении Петрополя, бывшем 1824 года 7 ноября», вышедшее в свет спустя три месяца после наводнения, но написанное, несомненно, по горячим следам. Сейчас это стихотворение известно еще и потому, что оно время от времени перепечатывается в различных сборниках «Петербург – Петроград – Ленинград в русской поэзии».

Современниками оно было встречено с чрезвычайным интересом: стало ясно, что дар рождать «галиматью» не угас у престарелого поэта, а значит, будет повод еще не для одной пародии или эпиграммы. «Читал ли Наводнение Хвостова? – спрашивал П. А. Вяземского А. И. Тургенев, – стариной тряхнул»; В. К. Кюхельбекер назвал его среди самых «достопримечательных событий в области российской словесности» 1824 года; вскоре последовали и эпиграммы:

Господь послал на Питер воду,
А граф сейчас скропал и оду.
Пословица недаром говорит:
«Беда беду родит».
                                
(А. Е. Измайлов)

Всему наш Рифмин рад: пожару, наводненью,
Войне, землетрясенью, –
Все кажется ему добро,
Лишь только б случай был приняться за перо
И приступить к тисненью!
Я даже бьюсь со всеми об заклад,
Что для стихов он был бы рад
И светапреставленью.
                                        
(Н. Ф. Остолопов)

В середине января 1825 года «Послание» дошло до Пушкина, который к тому времени уже почти полгода находился в ссылке в Михайловском. Судя по всему, это была не публикация, а список ранней редакции, несколько отличавшейся от текста, отданного Хвостовым в печать. В письме к П. А. Вяземскому из Тригорского от 28 января Пушкин пишет: «Пришлите же мне ваш «Телеграф». Напечатан ли там Хвостов? что за прелесть его послание! достойно лучших его времен. А то он было сделался посредственным, как Василий Львович, Иванчин-Писарев – и проч. (...) Милый, теперь одни глупости могут еще развлечь и рассмешить меня». Немного позднее послание Хвостова вдохновило поэта на создание пародийной «Оды его сият. гр. Дм. Ив. Хвостову», где он тонко воспроизвел характерные особенности хвостовского стиля.

Но наиболее интересен отклик на «Послание», содержащийся в письме С. М. Салтыковой (будущей жены А. А. Дельвига) к ее подруге А. Н. Семеновой от 28 февраля 1825 г.: «Граф Хвостов успел уже написать стихи на наводнение; мне их обещали, но я еще их не имею, и мне цитировали два наиболее замечательных стиха; вот они:

Разрушились небес и бурных вод оплоты,
И плавают вверх дном и судны, и елботы!
Как ты их находишь?»

О том же идет речь и в другом письме: «Вчера я видела Норова, и моею первою заботою было побранить его за стихи Хвостова; он уверял меня, что он их разорвал по рассеянности, но в то же время обещал мне их принести; в ожидании он сказал мне на память несколько стихов из этой пьесы, но я могла удержать в памяти только один – о Екатерингофе, который также очень был поврежден наводнением. Вот он:

Екатеринин уж водой покрылся Гоф».

Но если мы заглянем в текст «Послания», то этих стихов там не обнаружим. Во всех источниках цитируемые Салтыковой строки читаются по-иному:

Вода течет, бежит, как жадный в стадо волк,
Ведя с собою чад ожесточенных полк,
И с ревом яростным спеша губить оплоты,
По грозным мчит хребтам и лодки и элботы.
(...)
Екатеринин брег сокрылся внутрь валов...

Такое расхождение нельзя объяснить ошибкой памяти. В письмах юной девушки мы видим невольный отголосок давней традиции, идущей еще от «Арзамасского общества безвестных людей»: цитируя строки Хвостова, слегка редактировать их, выводя наружу содержащуюся в них «галиматью». В переписке и мемуарах современников то и дело упоминаются «стихи Хвостова», которые на самом деле графу Дмитрию Ивановичу Хвостову не принадлежат. «Однажды /Шел дождик дважды...», «Жила-была корова, / Как бык здорова...», «Лисянская и Пашков там/ Мешают странствовать ушам...» и другие не менее известные фрагменты – это пародийные перелицовки хвостовских текстов, в которых какофония доведена до крайности, смещение смысла – до абсурда. В этот же ряд встают и процитированные выше фиктивные строки из «Послания к N. N. о наводнении Петрополя», очевидно, принадлежащие кому-то из близких к «Арзамасу» лиц.

Во многих популярных книгах или брошюрах о Петербурге, где речь идет о наводнении 1824 года, цитируются стихи из «Медного всадника» про «бессмертные стихи» графа Хвостова, которыми он «пел несчастье невских берегов». При этом как образец этих стихов приводятся (с соответствующими комментариями и оценкой творчества графа в целом) два:

По стонам там валялось много крав,
Кои лежали, ноги кверху вздрав.

Однако ничего подобного мы не обнаружим ни в одной прижизненной публикации «Послания к N. N. о наводнении Петрополя», ни в сохранившейся в архиве Хвостова рукописной копии первоначальной редакции стихотворения. Несомненно, это такой же апокрифический текст, что и цитированные выше. Но откуда же он возник и почему оказался столь живучим?

Впервые эти стихи появились в полубеллетристической-полумемуарной книжке журналиста Владимира Бурнашева «Наши чудодеи», которую он выпустил в 1875 г. под псевдонимом Касьян Касьянов. В молодости Бурнашев активно участвовал в литературной жизни пушкинского времени, знавал многих литераторов и на склоне лет, с конца 1860-х годов, стал печатать в журналах и газетах подробные мемуары о встречах с ними.

Но уже вскоре эти мемуары были раскритикованы другими свидетелями описываемых Бурнашевым событий за крайнюю недостоверность и даже апокрифичность. Бурнашев страницами цитировал диалоги, свидетелями которых он якобы был, путал имена и даты, стихи одних приписывал другим – и вскоре почти все солидные издания отказались с ним сотрудничать. Тогда он выпустил упомянутую выше книгу, которую уже никто не мог упрекнуть за недостоверность, поскольку достоверность ее автором не ставилась во главу угла. Открывались «Наши чудодеи» большим очерком про Хвостова, в котором мы можем найти следующий апокриф:

«Граф Хвостов, хотя и признававший за своими стихами всевозможные достоинства, однако ж иногда делал в них перемены, по указаниям людей, которых уважал. Так, например, в первоначальной редакции его стихов по случаю наводнения 7-го ноября 1824 года, отпечатанных на особенных листочках, – было, между прочим, сказано так:

...по стогнам валялось много крав,
Кои лежали там ноги кверху вздрав.

Президент Российской Академии А. С. Шишков (...) в разговоре с Хвостовым объяснил ему всю уродливость и тривиальность этих стихов; Хвостов поспешил сжечь все имевшиеся у него экземпляры этого Потопа и, отпечатывая его в издании 1827 года, напечатал стихотворение без этой чудовищности».

Книга Бурнашева не относилась даже тогда к числу популярных и была бы забыта вместе с этими стихами, но ее в качестве источника использовал историк М. А. Пыляев, автор знаменитых переиздаваемых и по сей день популярно написанных книг «Старый Петербург», «Старая Москва», «Старое житье» и др. Именно в первой из них вновь приводятся эти строки. Думается, именно оттуда эта маленькая псевдохвостовиана и перешла потом во все последующие книги и статьи, где обитает по сей день.

Однако Пыляев цитирует еще два стиха якобы из хвостовского «Послания», которые также не встречаются ни в одном из источников:

...Свирепствовал Борей,
И сколько в этот день погибло лошадей!

Откуда взялись они, еще предстоит выяснить...

Даже теперь, когда «Послание к N. N. о наводнении Петрополя» переиздано несколько раз как в отдельных сборниках Хвостова, так и в упомянутых выше хрестоматиях и уже не является библиографической редкостью, эти две невесть кем придуманные строки более известны, чем подлинный текст послания. Миф о бездарном стихоплете, способном рождать столь смехотворные стихи, живет своей жизнью, и едва ли кто-нибудь сможет его опровергнуть. Ведь мифы не умирают, а лишь сменяются другими.


Версия для печати

КОММЕНТАРИИ


Copyright (C) 2000 Издательский дом "С.-Петербургские ведомости"
191025 Санкт-Петербург, Ул. Марата 25. Телефон: +7 (812) 325-31-00 Факс: +7 (812) 764-48-40
E-mail: post@spbvedomosti.ru