21 июля 2017, Пятница
PDA RSS
РУБРИКИ
Свежий номер
Городские новости

Политика

Экономика

Общество

Культура

Спорт

Наследие

Круглый стол

Номера газеты в формате PDF
АВТОРИЗАЦИЯ
Логин  
Пароль  
Запомнить меня
 
  Регистрация
  Забыли пароль?
О ГАЗЕТЕ
Сотрудники

Реклама

Подписка

История газеты

Учредитель

Как с нами связаться

КУЛЬТУРА

Выпуск  № 165  от  05.09.2007
Сила флейты
Фолк-культура может увести молодежь от наркотиков, будь у нее условия для развития в Петербурге
Александр ВЕРТЯЧИХ

Фолк-музыка считается модным направлением. Увлечена ею в основном молодежь –
играть на флейтах и волынках столь же заманчиво, как пару десятилетий назад на гитаре.
«Кто знает, тот поймет», – считают поклонники фолк-культуры, объясняя относительно
слабый уровень ее развития в нашей стране. Возможно, именно элемент «кулуарности»
притягивает к фолку интеллигентную молодежь Петербурга – большинство таких концертов
проходят на квартирах поклонников, прямо как у Высоцкого в застойные годы.
Вот почему фолк-культуру интересно рассмотреть в первую очередь как социальное явление,
способное работать во благо нашего общества.

Где родились, там не пригодились

В карело-финском эпосе «Калевала» есть трагический персонаж – мальчик Куллерво, изгнанный из своей семьи и отданный в рабство. На чужбине оказались и многие петербургские, карельские и другие исполнители фолк-музыки, лишенные возможности самореализоваться на родине.

Аналогия с бедным Куллерво, вынужденным работать на чужую семью, пришла мне на ум после разговора с одним из крупнейших деятелей фолк-культуры северо-запада России музыкантом из Петрозаводска Арто Ринне. Его группа «Саттума» (в переводе с финского – «попасть в цель») считается одной из лучших не только в нашей стране, но и в Европе. В коллективе поют и играют Арто Ринне с дочерью, студенткой Петрозаводского университета, и еще один известный музыкант – Дмитрий Демин с сыном-школьником. В репертуаре «Саттумы» – и карело-финские, и северорусские народные мелодии, много веселых танцевальных композиций. «Народу это нравится», – сказали бы продюсеры, если бы таковые у фольклористов были.

Как вы думаете, где чаще всего выступают эти музыканты? Не в Петрозаводске, не в Москве или Петербурге, даже не в Финляндии. В Америке. Оказывается, в США подогревается небывалый интерес к фолк-музыке разных народов мира, в том числе и наших с вами регионов. Имея богатую традицию кантри, американцы привлекают в страну таланты со всего мира. И нет там проблем с продюсерами, менеджерами, рекламой и раскруткой.

– К сожалению, в Карелии у нас нет промоутеров, – сетует Арто Ринне. – Организацией гастролей мы занимаемся сами, как умеем.

Как вы думаете, сколько раз играла «Саттума» для петербургских ценителей народной музыки? Нисколько. Просто некому в нашем огромном городе организовать концерт даже такой известной группы. Что же говорить о молодых талантах, коих в Северной Пальмире тысячи? Вот и пополняют наши юные таланты армию Куллерво, не по своей воле отправляющихся за тридевять земель.

Между «ирландчиной» и «балалайщиной»

Фолк-музыка – явление тонкое. Любой молодой коллектив, решающий встать на путь фолка, рискует впасть в одну из крайностей. Первую назовем «ирландчина» – это копирование модных в Европе ирландско-шотландских мотивов. Справедливости ради отметим, что ирландцы и шотландцы сделали многое для пропаганды своей культуры, выведя ее в массы. По всему миру открыты тысячи ирландских пабов, Голливуд пару раз в году обращается к историям из мира кельтов и Робин Гуда. Мы же, к стыду своему, не использовали даже шанс, данный фильмом «Властелин колец». Мало кто знает, что почти весь художественный материал для монументальной картины творческая группа режиссера Питера Джексона собирала в Карелии. Вот почему в картине так много элементов деревянного зодчества, столь похожего на виды поморских деревень.

Вторая крайность молодежного фолка – «балалайщина», уход в сторону лубочного стиля а-ля рюс, чуждого северорусской музыкальной традиции. Попсовое использование псевдорусских костюмов, лаптей и балалаек – это может быть признано народным в ресторанах, за это могут платить. Но какое отношение это имеет к фольклору? Ровным счетом никакого.

Мы с вами живем в городе, собравшем все лучшее от культур многих народов. Нельзя забывать и о том, что Санкт-Петербург построен на древних землях Ингрии и новгородской Руси, богатых музыкальными традициями. Почему же мы забываем свою историю, свои корни?

Айтишники играют в кабаках

Впрочем, корни забывают далеко не все. Отличительная особенность качественных фолк-групп Петербурга – сочетание музыкальной традиции северной Руси и финно-угорских народов. В арсенале музыкальных инструментов не только привычные балалайки и ложки, но и волынки, гусли (кантеле), рожки и скрипки. При таком богатстве выбора фолк-музыка может привлечь внимание даже таких представителей подрастающего поколения, кого вряд ли можно представить с исторической книгой в руках.

Интересных музыкантов становится все больше, хотя играть им практически негде. Что самое любопытное: уровень профессионализма не падает, а растет. Недавно я познакомился с молодой, но очень перспективной фолк-группой «Видеть Пчелу». Источник творчества музыкантов – традиционная музыка нашего края.

– Не спрашивайте, почему группа так называется, – говорит лидер коллектива Кирилл Грушецкий. – Просто так получилось. А вообще должен заметить, что играть фолк-музыку – большое удовольствие. Именно поэтому мы и организовали свою собственную группу.

«Мы» – это мандолинист Кирилл Грушецкий, гитарист Евгений Чернов, скрипачка Елизавета Тинкельман и еще трое музыкантов. Творчество увлекает, но на нем не заработаешь: значительная часть фолк-музыкантов (и тем более слушателей) – компьютерщики, а основная среда распространения их произведений – Интернет. Кирилл, например, позиционирует себя как инженер по качеству в IT-сфере.

– Восемь лет не играла на скрипке и вот увлеклась фолк-музыкой, – рассказывает Елизавета Тинкельман. – Мне бы хотелось поучиться у настоящих мастеров, и, кто знает, может быть, это станет профессией.

К радости молодых музыкантов, их композиции уже транслировались на «Нашем радио», группу «Видеть Пчелу» приглашали на программу «Лаборатория» на радио «Культура» (скоро будет эфир). Увы, фолк-музыка редко вписывается в формат вещания телевидения и радио, да и фестивалей не так много, как это может показаться.

– Очень печально, что в Петербурге не так много хороших мест, где можно играть фолк круглый год, – продолжает Евгений Чернов. – Тяжесть организации выступлений ложится целиком на плечи музыкантов, включая рекламу и сбор средств на предоплату помещения.

Такая проблема встает перед каждым фолк-коллективом. Чтобы арендовать зал в будний вечер в каком-нибудь небольшом клубе (таким больше подходит народное название «кабак»), нужно внести предоплату – от 200 до 500 долларов. Потом затраты могут окупиться за счет продажи билетов, но для этого нужно собрать полный зал. Чтобы концерт был прибылен, должны прийти три сотни поклонников, каждый из которых заплатит 120 – 200 рублей за билет. Для студентов и школьников это немалые деньги. Вот и получается, что «спасение утопающих – дело рук самих утопающих» (читай: фолк-музыкантов).

Фолк и попса: им не быть вместе

Не имея собственной инфраструктуры, фолк-музыканты впадают в зависимость от разного рода функционеров и устроителей фестивалей. А у них могут быть свои вкусы и пристрастия, порою странные. Музыкальную общественность Петербурга потрясла новость из Ольгина, где попытались возродить некогда популярный фестиваль «Волынщик». Под этим соусом музыкантов пригласили на столетие поселка Ольгино, где должно было состояться выступление нескольких коллективов перед широкой публикой. Не успел концерт начаться, как у фольклористов отключили микрофоны. «Все, хватит, – прокомментировали организаторы. – Народ жаждет танцев, а не ваших волынок». Вот такие они, особенности национального менеджмента от культуры.

Чтобы музыкальному коллективу состояться, ему нужно сделать студийную запись. Если раньше была проблема со студиями и аппаратурой, то теперь проблем нет – только плати. «Бюджетная» (самая экономичная) запись альбома стоит от тысячи долларов и выше – в зависимости от потраченного на запись времени. Собрать такую сумму для студентов и молодых специалистов, составляющих костяк новых коллективов, непросто. Никакой помощи города, советов по культуре и прочему нет – этого культурного слоя как бы не существует для бюрократов. Театр – это понятно, опера – хоть и не понятно, о чем поют, но признано искусством. А фолк-музыка? Это так, баловство.

Баловством принято заниматься в клубах, которых в нашем городе много. Это по статистике, на деле далеко не все они пригодны для выступлений фолк-музыкантов.

– Живой звук требует особой атмосферы, не каждый клуб для этого создавался, – подтверждает Кирилл Грушецкий из группы «Видеть Пчелу». – Большинство подобных заведений открывалось для того, чтобы там можно было выпить пива, а не послушать хорошую музыку.

Здесь стоит упомянуть о волне закрытия рок-клубов, прошедшей пару лет назад. Растущие тарифы на аренду буквально выталкивают учреждения культуры из центра Петербурга, замещая их суши-барами и дорогими ресторанами. Кстати, в Москве специализированных фолк-клубов больше. Кто там «делает кассу»? В значительной мере коллективы из Северной Пальмиры. Таковы гримасы культурного обмена: мы вам живую музыку, вы нам – «попсу» под «фанеру».

Как поддержать феномен

Используя модный термин «инфраструктура» применительно к фолк-музыке, я вспоминаю свою поездку в Якутию. Больше всего меня поразили не «бриллиантовая горка» в Гохране, а здание национального театра на центральной площади города. Вот уж где материализовалась идея «вложений в культуру и народные традиции». Я вспоминаю концерты виртуоза горлового пения в жанре спиричуэлс Степаниды Борисовой, игру самобытного фольклорного ансамбля «Иэхэй-чуохай» и мастеров игры на хомусе (якутском варгане). К слову, русский драматический театр в Якутске тоже не бедствует.

У нас, конечно, денег не так много, как в Республике Саха или Башкирии. Да и небоскребов нужно построить немало – на это тоже финансы потребуются. Но неужели нельзя выделить один, даже небольшой, даже на окраине, дворец культуры под молодежный центр фолк-музыки? Были бы там и залы для репетиций и выступлений, и преподаватели, и библиотека, и кружки для реконструкторов исторической одежды. И самое главное – доступные для любого студента билеты на концерты. Неужели так сложно это сделать?

Фолк-культуре вряд ли удастся повторить феномен ленинградского рок-клуба, изменившего ход музыкальной истории России. Иное время, иные люди. Но это и не требуется, важно другое: если фолк-музыка уведет от наркотиков и алкоголя хотя бы тысячу юношей и девушек, она сделает свое дело. И дело это фолк-культуре по плечу, если ей самой кто-то это плечо подставит.

Для непонятливых: под словом «кто-то» я имел в виду городскую власть.


Версия для печати

КОММЕНТАРИИ


Copyright (C) 2000 Издательский дом "С.-Петербургские ведомости"
191025 Санкт-Петербург, Ул. Марата 25. Телефон: +7 (812) 325-31-00 Факс: +7 (812) 764-48-40
E-mail: post@spbvedomosti.ru