27 сентября 2016, Вторник
PDA RSS
РУБРИКИ
Свежий номер
Городские новости

Политика

Экономика

Общество

Культура

Спорт

Наследие

Круглый стол

Номера газеты в формате PDF
АВТОРИЗАЦИЯ
Логин  
Пароль  
Запомнить меня
 
  Регистрация
  Забыли пароль?
О ГАЗЕТЕ
Сотрудники

Реклама

Подписка

История газеты

Учредитель

Как с нами связаться

КУЛЬТУРА

Выпуск  № 133  от  24.07.2006
Человек-мост
Ольга ШЕРВУД

Это удивительная книга-альбом: тексты Владимира Сергеевича Васильковского, известнейшего петербургского архитектора, графика, керамиста, сопровождаются фотографиями и репродукциями работ.
Мосты и памятники соседствуют с рисунками к Пушкину, а строки из автобиографии - с заметками и "почеркушками". Истинный классицизм неотделим в книге от ренессансного духа и остроумия, от некой даже веселости подлинного дара - таким был и сам Васильковский.

Презентация книги была приурочена к дню рождения автора: ему бы исполнилось 85 лет. Человеком из компании Моцарта и Пушкина называли Васильковского его товарищи, коллеги и ученики. Отец, известный архитектор Сергей Владимирович Васильковский, и мама Клавдия Ивановна, ученица Тынянова, преподаватель литературы, дали ему все, что должно быть присуще русскому интеллигенту; талант от бога и увлеченность не менее важны в портрете этого человека.

Наследник Серебряного века, он был, по слову Михаила Копылкова, "закодирован" его духом еще в детстве в родительском доме, где мог видеть художников из "Мира искусства". Не случайно Иван Яковлевич Билибин, вернувшись из эмиграции перед войной, назвал Володю Васильковского "последним мирискусенышем".

Он стал "человеком-мостом": пронес подлинную культуру над пропастью тоталитарного двадцатого столетия, а сам остался свободен и как художник, и как человек.

Владимир Цивин на представлении монографии как раз говорил, что путь Васильковского опровергает миф о делении художников на официальных и нонконформистов, отрицает этот примитивный расклад: "Перед нами феномен человека, который шестьдесят лет активно работал и в Союзе художников, и в Союзе архитекторов - и был совершенно свободен. То ли бог его берег, то ли судьба, то ли поступь у него была легкая. От первого своего обелиска павшим воинам и до памятного знака в честь трехсотлетия Петербурга Васильковский ни разу не поступился собственным достоинством, не сдал высоту, которую ему завещали отец и Академия художеств. Это всегда работы свободного художника. Это удивительный урок человека. Он не приближался к власти, гнушался и брезговал карьерными соображениями. Но он и не отдалялся от власти по диссидентским мотивам - видимо, понимая ту колоссальную задачу, которую исполняет. Он держал планку.

Юрий Домбровский нашел таким людям хорошее определение: хранитель, хранитель древностей. И потому не власть его формировала, а он формировал власть. Это было поразительно: он формировал среду вокруг себя.

Скажем, все художники помнят три знаменитых запрета любого выставкома: политика, религия, эротика. Взгляните на работы Васильковского хоть в шестидесятые, хоть в семидесятые, хоть в восьмидесятые годы: его вещи полны, как настоящие произведения искусства, и политики, и религии, и потрясающей совершенно эротики...".

Время удивительным образом повлияло на судьбу Васильковского. Когда при Хрущеве архитекторам велели не рисовать, а чертить, и строить приказано было здания-коробки, Владимир Сергеевич "ушел в керамику". Достиг в этом деле высочайшего мастерства, вместе со своими учениками прославил петербургскую керамическую школу во всем мире. Последняя глава книги рассказывает о его сорокалетнем преподавании в Мухинском училище, эта деятельность была у Васильковского не теоретическим наставничеством, а личным творчеством и на кафедре керамики и стекла, и в мастерских Художественного фонда.

Список сделанного многостраничен, в перечне - и неосуществленные, к счастью или несчастью, проекты. Скажем, Дворец советов в Москве. Или проект памятника Победы там же на Поклонной горе, который удостоен первой премии, но остался невоплощенным...

Но вот его мосты мы видим каждый день, часто не зная, кто их автор. Доходит до курьезов: всем известный Итальянский мостик через канал Грибоедова настолько вписан в среду, что его не только снимают в исторических фильмах, но в некоторых даже справочниках атрибутируют как творение неизвестного мастера начала XIX века. А это была одна из первых работ Васильковского. Среди последних - архитектурно-декоративное оформление Ушаковской развязки (осветительные столбы со шлемами, пушки по флангам): оно как бы дало современному инженерному сооружению петербургское "отчество". И проект часовни церкви Рождества Иоанна Крестителя на Каменном острове...

Объем сделанного Васильковским поражает. Он увековечил память многих и многих деятелей отечественной культуры - например, Дмитрия Лихачева (Комаровский некрополь). Его мемориальные доски с любовно разработанным шрифтом специалисты считают едва ли не лучшими в стране. Его проекты продолжают воплощаться: недавно в сквере на пересечении Суворовского и улицы Моисеенко открыт памятный знак Галине Старовойтовой - по проекту архитекторов Владимира Васильковского и Татьяны Милорадович и скульптора Григория Ястребенецкого. Кстати, Григорий Данилович на представлении книги говорил, в частности, об удивительном умении Васильковского в пору пустых магазинов выглядеть необыкновенно элегантно.

Немаловажная деталь. Как и та, что Васильковский никогда никому не сказал грубого слова. Как и та, что он как ни увлекался работой в мастерской, никогда не опаздывал к студентам. Хотя по невиданной поглощенности прорисовкой литер даже мог пропустить букву в надписи на доске. А здоровался со всеми приветливо. И улыбался какой-то внутренней улыбкой - вероятно, своим замыслам...

Книга, которая уже есть, - еще не окончание работы людей, подвижнически, с невероятными трудом ее создавших. Теперь готовится сборник воспоминаний о Владимире Васильковском.

"Владимир Васильковский". Автор концепции и руководитель проекта Михаил Копылков, составитель и редактор Сергей Левандовский, художник Евгений Большаков. Издательство "Аврора-Дизайн", Петербург.


Версия для печати


Copyright (C) 2000 Издательский дом "С.-Петербургские ведомости"
191025 Санкт-Петербург, Ул. Марата 25. Телефон: +7 (812) 325-31-00 Факс: +7 (812) 764-48-40
E-mail: post@spbvedomosti.ru